WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 30 | 31 || 33 | 34 |   ...   | 41 |

Он имеет в виду, что чувственные данные посвоей сути не являются ментальными или физическими. Они могут быть метальнымиили физическими в зависимости от тех видов отношений, в которые они вступают сдругими состояниями. По его словам, "данное является данным в равной степенидля физики и для психологии" (Ibid., p. 217). Это означает, что одно и то жесобытие, чувственное данное, может изучаться обеими этими дисциплинами.Например, какой-то цвет может изучаться психологом постольку, поскольку онявляется объектом восприятия. Тот же самый цвет может изучаться физиком,например, с точки зрения длины его световых волн. Сходным образом, запах можетизучаться психологом как нечто обоняемое, а физиком — как собрание атомов и молекул.Чувственное данное "нейтрально" по отношению к ментальным и физическимописаниям. Оно определяется Расселом как "точка встречи" физики и психологии(Ibid., p. 217). Как для имени в списке несущественно, располагается ли оно валфавитном порядке или в каком-либо другом, так и для чувственного данногонесущественно, является ли оно ментальным или физическим. Имена в спискахрасполагаются в алфавитном порядке только в силу их отношений с другимиименами. Сходным образом, события являются ментальными и физическими только вотношении к другим событиям. Если формулировать более точно, то событиясчитаются физическими в той мере, в какой физики подводят их под каузальныезаконы в целях физического объяснения. События считаются ментальными в тоймере, в какой психологи подводят их под психологические законы в целяхпсихологического объяснения. Сами же по себе события не являются ниментальными, ни физическими:

Понятия "сознание" и "ментальное"— это простоприблизительные понятия, служащие удобным сокращением для определенныхприблизительных каузальных законов. В совершенно развитой науке оба слова— "сознание" и"материя" — исчезнут ибудут заменены каузальными законами относительно событий (Ibid., p.292).

Что следует сказать по поводу расселовскогонейтрального монизма Мы не отойдем слишком далеко от истины, если скажем, чтоон представляет собой спинозизм, в котором теология заменена физикой. Вкачестве критики этой теории можно привести следующее. Осмысленно ли в самомделе утверждать, что имеются события — происшествия, — но нет ничего, с чем они случаются(см. ее. 205— 206)Видимо, в высшей степени не соответствует интуиции утвержение о том, чтопроисходящее ни с чем не происходит или что события существуют, но не состоятни из какой субстанции — материальной или ментальной. Под "не соответствующим интуиции" яимею в виду то, что оно не согласуется с нашими до-философскими или донаучнымивзглядами. Рассел вполне мог бы возразить на это, что, если нечто несогласуется со здравым смыслом, отсюда еще не следует, что оноложно.

Можно было бы выдвинуть возражение противпредположения, будто воспринимаемое нами в ходе нашего обычного бодрствованияесть на самом деле часть нашего собственного мозга. Опять же это кажется ввысшей степени не соответствующим нашей интуиции. Чтобы убедить нас в этихспорных заключениях, Расселу нужно объяснить, почему, согласно здравому смыслу,мир состоит из некого рода субстанции и почему мы непосредственно воспринимаемпредметы внешнего мира, а не просто части нашего собственного мозга. По сути,ему нужно доказать глубокую ошибочность здравого смысла.

В пользу же расселовского нейтральногомонизма можно сказать, что он исключает крайности идеализма и материализма, невпадая в дуализм сознания и тела. По крайней мере, тот, кто находит эти тритеории несостоятельными, сочтет это достоинством нейтрального монизма. Крометого, есть основания отнести к заслугам Рассела то, что он прилагает всеусилия, чтобы быть в курсе сложнейших достижений науки, и старается невысказывать утверждений, которые резко противоречили бы современной физике. Этобудет воспринято как достоинство теми читателями, которые разделяютрасселовское уважение к наукам и его идеал единой науки. Материалистов же можетобескуражить расселовское заявление о том, что материализм должен быть отброшенв силу его несовместимости с наукой.

216

ГЛАВА. 6

СТРОСОН

Философию сознания сэра Питера Стросонаобычно не называют "нейтральным монизмом", но я полагаю, что она оправдываетэто название, поскольку включает в себя взгляд, согласно которому употреблениенами двух понятий - "ментальное" и "физическое" — зависит от того, что мы способныупотреблять более первичное и фундаментальное понятие "личность" (person).Стросон стремится сформулировать такую позицию, которая подвергала бы сомнениюдуализм сознания и тела и тем не менее признавала бы, что личностям присущи иментальные, и физические свойства. При этом не исключается возможность начинатьфилософию с объяснения, чем является личность, используя понятия "ментальное" и"физическое". Философские приоритеты должны быть, скорее, обратными. Мы ужедолжны обладать понятием личности — понятием самого себя и других личностей — для того, чтобы различие междументальным и физическим оказалось осмысленным. Так, с помощью лингвистическихпосылок подрывается картезианская онтология личности. Эти посылки касаютсячастей нашей концептуальной схемы, включающих понятия "личность", "сознание" и"материальный объект".

Объяснение Стросоном того, как мы можеммыслить ментальное и физическое, дается в третьей главе его книги "Индивиды:очерк дескриптивной метафизики". Дескриптивная метафизика описываетфункционирование нашей концептуальной схемы, как она есть. Стросонпротивопоставляет ее "ревизующей" метафизике, которая рекомендует нам изменитьнашу концептуальную схему. В соответствии с таким взглядом Беркли и Платоноказались бы ревизующими метафизиками, а Райл и Витгенштейн — дескриптивными. Данное различениедостаточно тенденциозно, поскольку предполагает возможность приписатьбольшинству философов один из этих статусов, в уничижительном смысле или безтакового. Стросон, как о том свидетельствует подзаголовок его книги, считаетсебя дескриптивным, а не ревизующим метафизиком. В дальнейшем нам следует,помня об этом заявлении, попытаться установить, не подвергает ли Стросонизменению и ревизии наше понятие личности или же он просто эксплицирует логикутого понятия личности, которым мы располагаем. Важная проблема, к которой я нестану здесь обращаться, — это социологический масштаб понятия "мы".

"%ВУХАСПЕКТНАЯ ТЕОРИЯ

МАТЕРИАЛЬНЫЕ ПАРТИКУЛЯРНОСТИ

Центральное положение книги Стросона"Индивиды" заключается в том, что, если бы мы не могли идентифицироватьфизические объекты, мы не могли бы идентифицировать и ничто другое. Например,если бы у нас не было понятия физического объекта, мы не могли бы иметь понятиякакого-либо свойства физического объекта и не могли бы иметь понятиякакого-либо ментального состояния. Разумеется, в действительности мырасполагаем понятиями различных свойств физического объекта, и мы способныидентифицировать ментальные состояния. Но эта черта нашей концептуальной схемы,согласно Стросону, логически зависит от того, что мы способны идентифицироватьи реидентифицировать физические объекты (или "материальные партикулярности",как он их называет). Я не стану разбирать аргументы Стросона в пользу этоговполне материалистического тезиса. Я отсылаю заинтересованного читателя кпервым двум главам книги Стросона. Я упоминаю здесь этот тезис, поскольку онфигурирует в качестве посылки в стросоновс-кой аргументации по поводуличностей.

Объяснение собственно личностей начинается спроведения фундаментального различия между я и не-я (self/not-self). Каждый изнас разделяет мир на две взаимно исключающие и полностью исчерпывающие егочасти: та часть, которая есть я, и остальная часть, которая не есть я.Философские проблемы заключаются здесь в том, как возможно проведение такогоразличия, каковы основания для того, чтобы его сохранять и проводить именнотак, как мы его проводим. На самом деле трудность состоит и в том, как вообщемы можем иметь понятие я. Если мы на минуту задумаемся над природой нашегоопыта, то заметим, что в нем оказываются самые различные виды вещей. Мывоспринимаем физические объекты и других людей, и у нас бывают разныенастроения, мысли и эмоции. Вопрос в том, каким образом человек может прийти кидее себя как "обладателя" всех этих восприятий, а не просто еще одногообъекта, который наряду с другими встречается в его опыте. Стросон так пишет обэтом:

Если эта идея лишь об объекте, которыйвстречается в его опыте, то как она может быть идеей того, кто имеет все еговосприятия (Individuals, p. 89).

218

ГЛАВА. 6

Это вопрос о существовании субъекта. Вдополнение к нему есть еще вопрос о природе субъекта. Стросон замечает, что мыговорим о личностях в радикально разных смыслах. Мы говорим о себе, к примеру,что весим столько-то килограммов, находимся в гостиной, лежим на диване, атакже что думаем, вспоминаем или чувствуем то-то и то-то. Это вызывает вопрос,почему же мы приписываем состояния сознания тому же, чему мы приписываемфизические характеристики. Итак, перед нами стоит уже несколько вопросов, ноСтросон сосредоточивает внимание на двух:

Почему состояния сознания вообще чему-топриписываются (Ibid., p. 90)

(это вопрос о существовании субъекта)и

Почему они приписываются тому же, чемуприписываются определенные телесные характеристики... (Ibid., p.90)

(это вопрос о природе субъекта).

Примечательно, что, по мнению Стросона,вопросы относительно субъективности и объективности в некотором смыслепредшествуют проблеме сознания и тела, т. е. проблеме о том, каково отношениемежду ментальным и физическим. В этом (и вряд ли в чем-то еще) у него естьнечто общее с Гегелем, Сартром и Мерло-Понти, и, как мы видели, данный взглядясно выражен в трудах Уильяма Джемса. Проект Стросона заключается в том, чтобыответить на эти два вопроса, которые он ставит таким образом, чтобы несвязывать себя дуализмом сознания и тела, но вместе с тем дать ясное инедуалистское истолкование того, что есть личность или, по крайней мере, какпонятие "личность" функционирует в нашей концептуальной схеме.

Стросон рассматривает три теории я, которые,как можно было бы предположить, дают ответы на его вопросы, и он по очередиотвергает каждую из них. К ним относятся: воззрение о том, что человек имеетнеобходимую связь со своим телом; воззрение о том, что тело человекасоединяется с картезианским сознанием или душой; и воззрение о том, что вкаком-то смысле не существует я или "обладателя" опыта. Далее мы рассмотрим ихв этом порядке.

фУХАСПЕКТНАЯ ТЕОРИЯ

ТРИ ТЕОРИИ Я

Тот взгляд, что человек — это его тело или что, по крайнеймере, именно тело выполняет необходимую и уникальную роль субъекта переживаний,подвергается критике посредством мысленного эксперимента. Стросон обращает нашевнимание на то, что виды зависимости переживаний человека от его- теламногообразны и сложны. Например, эмпирические данные об анатомическом строениичеловека, функционировании его органов чувств, местоположении его тела— все это определяетхарактер его опыта. На деле (это и есть мысленный эксперимент) опыт отдельногосубъекта, в принципе, мог бы обусловливаться данным о более чем одном теле. Кпримеру, то, что видит субъект, логически могло бы быть совокупным следствиемданных о трех различных телах: о том, где находится одно из них, открыты лиглаза у другого и, наконец, в какую сторону обращено третье. Разумеется,Стросон не утверждает, что наш реальный опыт подобен этому, не утверждает он итого, что эмпирически возможно, чтобы опыт был таковым. Ему нужно лишь указатьна логическую возможность того, что наличие у человека именно того тела,которое он имеет, — этослучайный факт, т. е. факт, о котором без противоречия можно утверждать, что онмог бы быть иным.

Хотя, в принципе, человек мог бы обладатьдругим телом, нежели то, которое он фактически имеет, Стросон не сомневается втом, что только одному телу принадлежит уникальная роль в определении того, какпротекает опыт каждой личности. К примеру, у каждой личности имеется лишь однотело, причем такое, что если оно получит повреждение, то только оно почувствуетболь. Личность каузально зависит в своих переживаниях от одного конкретноготела, и именно это тело она способна ощущать так, как ей невозможно ощущатьдругие тела. Таким образом, тело каждой личности представляет для нееуникального рода объект опыта.

Описав таким образом отношение между ячеловека и его телом, Стросон достигает две важные философские цели. Вывод отом, что отношение между опытом и конкретным телом является каузальным, а нелогическим, служит доводом в пользу того, что отношение между конкретнойличностью и конкретным телом носит случайный, а не необходимый характер. Вместес тем, говоря об

220

ГЛАВА. S

отношении между человеком и его телом,Стросон намеренно избегал двух привычных в этом случае оборотов речи. Он невысказывался так, что человек — это его тело или что человек "имеет" свое тело или "обладает" им.В подобной сдержанности философа есть определенное достоинство, поскольку неясно, что могут означать фразы "я — это мое тело" и "я имею тело". За этими общими утверждениямискрываются сложные философские вопросы, и отчасти цель Стросона взаключительной части рассматриваемой нами главы состоит в выяснении значения иправдоподобности этих утверждений.

Однако прежде следует решить, способствует лидля личности отмеченная уникальность ее тела решению двух философских вопросов:откуда у нас могут быть, во-первых, понятие субъекта и, во-вторых, понятиесубъекта, который одновременно является ментальным и физический Стросоноднозначно отвечает: "Нет". Хотя данные о взаимоотношениях между я человека иего телом могут прояснить, что это означает, когда кто-то называет тело"своим", но они никак не показывают, откуда у меня может быть понятие "я".Представляется, что понятие я (self) уже предполагается, когда кто-то называеттело своим. Никоим образом не объясняют данные об отношении личности к своемутелу и то, почему состояния сознания приписываются тому же, чему приписываютсяи физические характеристики.

Pages:     | 1 |   ...   | 30 | 31 || 33 | 34 |   ...   | 41 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.