WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 41 |

Итак, очевидно, что материальная субстанцияне отвечает требованию "esse est percipi". Материя никогда непосредственно невоспринимается, да и не может восприниматься, поскольку мы воспринимаем тольконаши собственные идеи. Но "быть воспринимаемым" — единственный смысл "существовать",поэтому материя не существует. Если мы отвергнем берклианскую теориюсуществования, поскольку находим ее заключение не слишком приятным, то на насляжет бремя сказать, что такое существование. Сам же Берклипризнает:

Общая идея сущего представляется мне наиболееабстрактной и непонятной из всех идей (Ук. изд., с. 178).

Здесь аргументация Беркли подходит кзавершающему этапу. Он говорит, что поскольку мы отбросили какнепоследовательную идею субстанции, являющейся носителем свойств, то все, с чеммы остались, так это с идеей бытия вообще. Но это как раз та идея, которую мынаходим лишенной смысла. Он, таким образом, привел еще одно основание дляутверждения, что "материя" есть бессмысленное понятие. "Носитель" и "бытие",согласно Беркли, суть только эмпирические понятия, поэтому он чувствует, чтоможет обоснованно утверждать:

Рассматривая обе части или ветви значениясловосочетания материальная субстанция, я убеждаюсь, что с ними вовсе несвязывается никакого отчетливого смысла (Ук. изд., с. 178).

ДУХИ (MINDS)

Какими бы достоинствами ни обладали аргументыБеркли против материи, все же сохраняются два фундаментальных вопроса: чтотакое духи и существуют ли они Ответ Беркли заключается в том, что духисуществуют и они бывают двух видов — конечные и бесконечные. Есть только один бесконечный дух— Бог, обладающийтрадиционными божественными атрибутами всезнания, всемогущества и всеблагости.Конечные же духи — эточеловеческие души. Далее нам следует выяснить причины, по которым Берклиполагает, что эти сущности существуют. Для них быть — значит воспринимать.

Аргумент Беркли в пользу существования духовзаключается в том, что существуют идеи, а существование последних заключается втом, что их воспринимают. Но они не могли бы быть восприняты и потому не моглибы существовать, если бы также не существовали те, кто воспринимают.Следовательно, воспринимающие — или духи —существуют. Для Беркли ясно, что дух или личность не есть просто другая идея;это то, что обладает идеями и потому не может быть обнаружено среди самих идей.По той же самой причине — по крайней мере в случае человеческих духов — духи изначально активны исубъективны. Они непосредственно не воспринимают самих себя — они воспринимают только своисобственные идеи. Беркли следующим образом представляет данныйаргумент:

110

ГЛАВА 3

ИДЕАЛИЗМ

111

Это познающее деятельное существо есть то,что я называю умом, духом, душой или мною самим. Этими словами я обозначаю неодну из своих идей, но вещь, совершенно отличную от них, в которой онисуществуют или, что то же самое, которой они воспринимаются, так каксуществование идеи состоит в ее воспринимаемости (Ук. изд., с. 171—172).

Если существование физических субстанциймаловероятно, то, согласно Беркли, единственными субстанциями являютсяментальные, или духовные, и мы знаем, что таковые существуют только потому, чтоидеи воспринимаются. Как он пишет:

Очевидно, что нет иной субстанции, кроме духаили того, что воспринимает (Ук. изд., с. 174).

В дополнение к конечным человеческим духамили душам, по Беркли, должен также существовать бесконечный божественный дух,иначе мы не могли бы объяснить, чем вызываются наши идеи. Беркли замечает, чтов восприятии — если нев воображении — мы несвободны контролировать содержание нашего опыта. Если, к примеру, мы открываемглаза, то при этом не сможем выбирать, какой именно зрительный опыт будет иметьместо. Из этого Беркли делает вывод, что мы сами не являемся причиной нашихсобственных идей. Не являются они и причиной друг друга, полагает он. Из всегоэтого следует, что должна существовать причина наших идей, которая сама неявляется ни идеей, ни чьим-либо духом. Беркли отклоняет одного кажущегосяподходящим на эту роль кандидата, каковым, конечно, является материя. Те, ктоверит в материю, считают ее инертной, неактивной, а также немыслящей, но нечтоинертное и немыслящее, доказывает Беркли, не может быть причиной идей, поэтомуматерия не является причиной наших идей. Он заключает, что порядок, красота исложность его идей таковы, что их причиной не может быть нечто меньшее, чемБог, и поэтому Бог должен существовать, и он — "единый, вечный, бесконечномудрый, благой и совершенный" (Ук. изд., с. 241).

Таким образом, Беркли пытается убедить нас втом, что материальная субстанция не существует и только духи и их идеи реальны.Его философия сознания весьма убедительна и в значительной степени внутреннесогласована. Но защитник берклианского идеализма должен парировать следующиевозражения. Что означает слово

"существует", когда оно применяется к Богу ичеловеческим духам Имеет ли, и в самом деле, смысл говорить о восприятии идейдаже тогда, когда под ними подразумевается чувственный опыт (experiences)Является ли, и в самом деле, понятие духовной субстанции более ясным, нежелипонятие материальной субстанции Разве Бог Беркли не играет той же роли, что иматериальная субстанция Локка Откуда Беркли знает, что другие люди обладаютсознанием Другими словами, откуда Беркли знает, что солип-зизм ложен(Солипсизм является крайней формой идеализма: идеализм — это теория о том, что существуюттолько сознания; солипсизм — это взгляд, что существует только мое собственноесознание.)

Несмотря на эти проблемы, книги Берклиявляются философской классикой, и его вклад в философию сознания значителен,поскольку он не стремится умалить реальность опыта сознания.

ГЕГЕЛЬ

Философские работы Г. В. Ф. Гегеля составляютсистематически взаимосвязанное целое, и справедливо сказать, что невозможнополностью оценить ни один из аспектов его мысли в полной абстракции от всегоостального. Поэтому выявление гегелевского решения проблемы сознания и телатребует известного нарушения принципов его холистского понимания философии. Япостараюсь свести это нарушение к минимуму, описав вначале гегелевское решениепроблемы, а затем —роль этого решения в его философии в целом.

Я должен заранее предупредить читателя, чтоидеализм Гегеля сильно отличается от идеализма Беркли, и многие находят егостиль письма настоящей пыткой. Гегель употребляет различные обычные слова вособых философских смыслах, и по мере того, как мы будем с ними встречаться, япостараюсь сделать их достаточно ясными. Кроме того, стиль мышления Гегелязачастую характеризует особая сложность, которую одни назвали бы"извилистостью", а другие находят тонкой и оригинальной. Многие великиефилософы столь же ясны, по крайней мере, как и их комментаторы, пытающиесясделать их теории понятными. Но в случае с Гегелем, очевидно, уместно читатьвтороисточники для обретения общего взгляда на его цели и

112

ГЛАВА 3

методы, перед тем как браться запервоисточники. Вклад Гегеля в философию сознания сосредоточен в двух книгах:"Феноменология духа" (1807) и третьем томе "Энциклопедии философских наук"(1830), который называется "Философия духа". Сначала лучше прочитать последнююработу, поскольку она яснее и короче, чем "Феноменология" 1807 г., ирассматривалась самим Гегелем как более четкое изложение его взглядов о природедуха. Я советую это, несмотря на тот факт, что Гегель представлял"Феноменологию" как введение к философии "Энциклопедии". И это тот порядок,которого я буду здесь придерживаться.

Полезный способ прочтения первого параграфагегелевской "Философии духа" — рассматривать его как попытку преодоления дуализма сознания и телаи заменить эту теорию определенной разновидностью идеализма. Как мы видели,идеализм и дуализм внутренне несовместимы — они не могут быть одновременноистинными, — ибодуализм есть взгляд, согласно которому имеется две субстанции — одна ментальная, а другаяфизическая, а идеализм есть взгляд, согласно которому изначально имеется толькоодна субстанция —ментальная субстанция, или дух. И в самом деле, идеализм и материализм являютсяразновидностями монизма, поскольку, согласно каждой из них, существует толькоодин вид субстанции и, как свидетельствуют сами названия, монизм и дуализмнесовместимы. Сейчас нам предстоит внимательно рассмотреть гегелевскоеотрицание дуализма и причины принятия им именно того монизма, которыйназывается идеализмом, а не того, который называется материализмом.

КРИТИКА ДУАЛИЗМА

У Гегеля имеется интересное объяснение того,как дуализм сознания и тела становится теорией духа, как таковой. Он считает,что в детстве мы не являемся дуалистами; наоборот, нам присуще интуитивное, илипринятое в качестве очевидного, чувство единства между нами и природой. Онговорит, что поскольку мы являемся живыми и потому частями единого жизненногопроцесса, представляющего собой природу, то нам присуща симпатия, существующаядо тех пор, пока мы ощущаем себя в качестве части природы. Естественно, будучидетьми, мы еще не представляем эти мысли самим себе

ИДЕАЛИЗМ

113

рациональным образом, однако именно таковинтуитивный и философский характер нашего опыта. Но, согласно Гегелю, становясьстарше, мы теряем чувство совместного бытия с природой и вместо этого начинаемрационально рефлексировать над своим собственным опытом. Именно этот актрефлексии дает начало явному расколу или раздвоению между кем-либд (oneself)как субъективной духовной субстанцией и остальным миром как объективнойфизической субстанцией. Представляется, что в акте рефлексивного осознаниясуществуют две отдельные и независимые сущности: наблюдатель и наблюдаемое, илисубъект и объект.

Стоит сделать паузу в этом пункте и спросить,почему рациональная рефлексия должна была породить видимость дуализма сознанияи тела. Гегелевский усложненный ответ будет заключаться в том, что такова однаиз структур самосознания. Правда, на его взгляд, этому можно придать некотороенепосредственное правдоподобие. Итак, если вы проанализируете типичные,повседневные состояния вашего сознания, то окажется, что многие из них неявляются тем, что мы назвали бы состояниями "самосознания". Под этим я имею ввиду, что вы осознаете то, о чем вы мыслите или что воспринимаете в настоящиймомент. Так, к примеру, вы думаете о том, чтобы отправить письмо, а затем вашевнимание поглощается самим процессом отправки и т. д. Можно доказать, чтотолько в промежутках вы осознаете, что осознаете письмо или что-либо еще. Это,как представляется, потребовало бы нового и особого акта осведомленности— нечто вродеосведомленности о том, что вы осведомлены. Если сказанное верно, то этоподтверждает соображения Гегеля о том, что не существует я, субъекта илинаблюдателя, присутствующего в сознании большую часть времени; таковойпоявляется только в тех актах, которые называются актами самосознания. Как мыувидим, в "Феноменологии духа" Гегель описывает многие различные аспектысамосознания, но я отмечаю этот повседневный факт относительно нашей ментальнойжизни для того, чтобы привести одно основание, почему дуализм опирается насамосознание (self-awareness).

Гегель указывает на два важных моментаотносительно дуализма сознания и тела, порожденного рефлексией: дуализм даетначало непреодолимым философским проблемам, и он иллюзорен. Я рассмотрю обамомента по очереди.

114

ГЛАВА 3

ИДЕАЛИЗМ

115

Философские проблемы группируются вокруготношения между духовной и физической субстанцией, при этом выделяется древняяпроблема дуализма: как возможно каузальное взаимодействие между духовным ифизическим, если каждое из них так отличается по типу от другого. Гегель такжезамечает, что эмпирические науки — физиология и психология — не способны установить, в чемзаключается природа психофизического отношения. Не способны в силу кажущейсяполной гетерогенности ментального и физического. Я представляюсь самому себе вкачестве отдельного единого субъективного я, перед которым лежит разнообразныйи сложный объективный мир. Мне свойственна духовная жизнь — мысли и восприятия, — которая в известном смыслевнутренне присуща мне, но при этом мне противостоит "внешний мир" физическихобъектов. В рамках картезианской картины, созданной рефлексией, мои мыслипредставляются существующими лишь во времени, но окружающий меня мир природыпредставляется и временным, и пространственным. Отрицать реальность любой изсторон этой полярной оппозиции между духовным и физическим — значит бросать вызов здравомусмыслу.

Согласно Гегелю, на основе добытого с помощьюрефлексии опыта создавались ошибочные метафизические философии. Не толькоДекарт, но и его современники — рационалисты Лейбниц и Спиноза пытались объяснить психофизическоевзаимодействие. Гегель, в определенном смысле, симпатизирует Спинозе, но, вконечном итоге, считает ошибкой устанавливать, как вообще взаимодействуютдуховное и физическое, ибо сам вопрос о взаимодействии является неуместным.Если мы спросим: "Как взаимодействуют духовное и физическое" — то ответ Гегеля был бы: "При такойпостановке вопроса положительный ответ на него был бы невозможен" ("Философиядуха", с. 49) 2. Как только мы признаем, что духовное и физическоедействительно две различные субстанции, то окажется невозможным объяснить ихвзаимодействие, поэтому решение будет заключаться в том, чтобы отрицать, что вдействительности это две субстанции.

Если душа и тело, как это утверждаетрассудочное сознание, аб-

2 Цитаты из книги Гегеля "Философия духа"даны по изд.: Гггель Г. В. Ф. Собр. соч. М., 1989.

L

солютно противоположны друг другу, то междуними невозможно никакое общение (Ук. изд., с. 49).

Отчасти ошибка дуалиста заключается врассмотрении сознания как вещи, но не как физической вещи, а как особойразновидности индивидуального, как нефизической вещи. Подобная идея в отношениисознания возникает благодаря рефлексии, ибо она принадлежит тому виду мышления,который Гегель называет "Verstand", или "рассудок". Основная роль рассудказаключается в том, чтобы сделать для нас понятным эмпирический мир, мир техпространственно-временных объектов, которые мы наблюдаем вокруг себя. Когда жемы пытаемся использовать понятия, соответствующие этой цели, для достижениянесколько иной цели —чтобы мыслить о самом мышлении, — то теряемся в противоречиях. Такие понятия, как "вещь","неделимость" или "единство", приведут нас к картезианству, если мы попытаемсяиспользовать их для того, чтобы сделать понятной нашу духовную жизнь. Аргумент,применяемый в этом случае Гегелем, можно обнаружить в работах его немецкогопредшественника —антиметафизика Иммануила Канта.

ДИАЛЕКТИКА

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 41 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.