WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 31 |

Другой важный момент, который надоподчеркнуть в связи с точкой зрения Б.С.Братуся иП.И.Сидорова, состоит в том, что субъективнаякартина, конечно, не создается одномоментным актом проекции психологическогоожидания, актуальных потребностей на фон алкогольного опьянения. Картина этавсегда деятельностно опосредствована, она создается в ходе особой деятельностипьющего человека, которую можно назвать иллюзорно-компенсаторной алкогольнойдеятельностью, направленной на создание и поддержание искомого эмоциональногосостояния, особого «алкогольного», т.е. иллюзорного удовлетворения той или инойактуальной потребности [16, с.29]. Нечто подобное мы обнаруживаем и в ситуациинаркомании, особенно если речь идет не о «готовых к употреблению» наркотическихвеществах, а требующих предварительной обработки и приготовления. Например,употребления опия-сырца. Само его приготовления предстает как наполненнаяособым смыслом, магией огня и алхимии деятельность, антураж которой и создаеттот самый особый психологический фон.

Для того чтобы понять специфику этойдеятельности, сравним ее (в особенности у людей уже больных алкоголизмом) сдеятельностью здорового человека. Возьмем, например, столь важную для каждогопотребность в удовлетворяющей его самооценке. Здоровый человек обычно стараетсяставить перед собой те цели и те задачи, достижение которых будет достаточновысоко оценено окружающими и им самим, что приведет к поддержанию и повышениюего самооценки. Иной способ организации деятельности, направленной наподдержание самооценки, самоуважения, типичен для людей, злоупотребляющихалкоголем и больных алкоголизмом. Как отмечает К.Г.Сурнов (1982), специальноисследовавший этот вопрос, важнейшей особенностьюалкогольного способа удовлетворения потребностей является подмена объективных результатов реальноосуществляемых действий субъективными переживаниями, приблизительно схожими стеми субъективными переживаниями, которые испытывает здоровый человек, в ходесвоей предметнойдеятельности реально осуществивший намеченные действия. Если для здорового человека цели и мотивы его деятельности лежатпреимущественно в области объективных изменений окружающего мира, то больнойалкоголизмом сосредотачивает внимание на субъективных эмоциональныхпереживаниях, обычно сопровождающих предметную деятельность и ее результаты.Желательных эмоциональных переживаний он достигает с помощью алкоголя,посредством не реальной, а иллюзорно-компенсаторной деятельности. Деятельности,в которой нет завершения, а значит, нет достижений цели, нетразрядки.

И, наконец, последнее, что отмечаютисследователи: искомые субъективные состояния обычно не достигаются пьющимчеловеком в одиночку. Иллюзорно-компенсаторная деятельность требует достаточноразвернутого «разыгрывания» этих состояний, которое подразумевает компанию,собеседника, слушателя, зрителя. Клиницисты и патопсихологи знают, чтопривычное пьянство в одиночку обычно указывает либо на атипический характерпроцесса, отягощенность сопутствующими психическими нарушениями и болезнями,либо на крайнюю степень деградации. Поэтому корректнее говорить не о влиянииалкоголя на психические процессы, а о влиянии всего ритуала употребленияалкоголя в той или иной компании [16, с.30].

Сказанное свидетельствует онесостоятельности распространенных попыток объяснить психологическоепристрастие к вину лишь условно-рефлекторной связью между событием (выпивкой) иподкреплением (появлением состояния эйфории). Человек ищет в вине значительнобольшего, чем состояния эйфории; «принцип удовольствия» слишком тривиален дляобъяснения столь распространенного и столь грозного по своим последствиямявления. Психологические причины здесь глубже: они кроются, во-первых, в техвозможностях (как уже говорилось, иллюзорных) удовлетворения желаний иразрешения конфликтов, которые дают состояние опьянения для длительно пьющегочеловека, «научившегося» опредмечивать в этом состоянии свои самые разныеактуальные потребности, и, во-вторых, в тех психологических и социальныхусловиях, которые толкают человека на этот путь.

Было бы ошибкой думать, что подростки ввидусвоего отягощенного психического развития выбирают в качестве предмета новыхпотребностей собственно алкоголь. Как правило, выбирается не алкоголь, а компания, группа, в которой обязательнымэлементом общения, времяпрепровождения является выпивка. Эта компания, группа,которую в литературе называют по-разному - «уличной», «дворовой», «асоциальной»и т.п. Она может быть однородной по возрасту или, что чаще, разнородной, сдвумя-тремя старшими заводилами. Чем же привлекают эти группы, почему изширокого спектра предметов, отвечающих потребностному состоянию подростка(часто неосознанным желанием личностного общения, самоутверждения, взрослости ит.п.), выбирается именно этот

Главным здесь является то, что в «уличной»микросреде подросток с рассмотренной выше предысторией находит референтнуюгруппу себе подобных школьных «изгоев». Именно в этих группах и, к сожалению,нигде в другом месте наши будущие пациенты находят реальное полесамоутверждения, могут обрести, наконец, высокий статус, проникнутьсясамоуважением, чего они не в состоянии были сделать ни в школе, ни в своейсемье, ни в какой-либо социально-приемлемой внешкольной деятельности. Группа,особенно сначала, кажется новичку полной демократизма, теплоты, спаянности,лишь позднее обнаруживая свою асоциальную направленность. Употребление жеалкоголя занимает здесь всегда особое положение. Именно групповая выпивканередко играет роль психологического рубежа, своеобразного посвящения в членыгруппы. Умение пить, «нести» как можно больше символизирует в группевзрослость, воспринимается как признак особой силы и мужественности, отличающейлидера и достойной уважения. В то же время потребление спиртных напитковтребует денег, которых у подростков очень мало, что нередко толкает группу напервые выраженные асоциальные поступки.

Уже отмечалось, что более 80% подростковпри первых употреблениях алкоголя испытывают отвращение или безразличие, однакосо временем субъективная картина значительно меняется и более 90% опрошенныхподростков с алкогольным опытом рассказывают о приятных ощущениях в состоянииопьянения. Этот скачок в восприятии в первую очередь связан с влиянием группы,всего ритуала выпивки. Характерным является «культивирование» эйфорииопьянения, что достигается особой эмоциональной заражаемостью, предвосхищением,подъемом в период подготовки и ожидания выпивки, последующей проекцией этойпсихологической преддиспозиции на состояние опьянения, коллективнойвзаимоиндукцией в процессе принятия спиртного. Для этих целей используется и громкая ритмическаямузыка, и порой различные медикаментозные средства, усиливающие оглушение. Всеэто способствует формированию сугубо группового характера потребления иформированию особой групповой психической зависимости (Строганов, Капанадзе, 1978).

Стиль алкоголизации, принятый в«алкогольной компании», начинает восприниматься как естественный и нормальный,окончательно формируя психологическую готовность к некритическому восприятиюалкогольных обычаев. Алкоголизация становится все более частой. Обычной, самособой разумеющейся нормой поведения становится употребление спиртных напитковперед танцами, в выходные дни, при встрече с друзьями и т.д. Со временемобнаруживается и достаточно жесткая внутренняя структура группы с нередкимитенденциями к асоциальной деятельности, которая происходит под диктовку еелидирующей части, куда порой входят лица, состоящие на учете в милиции, винспекции по делам несовершеннолетних, ранее судимые. В результате вновьпринятый член такой группы почти обречен на прохождение «обязательнойпрограммы», начинающейся с хулиганских действий в состоянии опьянения иприводов в милицию и заканчивающейся рецидивами доставки в медвытрезвитель исерьезными правонарушениями. Отмечается нередкая тенденция лидеров и более«опытных» членов малых подростковых групп спаивать в порядке самоутвержденияабстинентов и новичков. Тем самым - и это очень важный вывод - алкоголизациявплетается в ткань асоциального поведения, становится его неизбежной составнойчастью.

С началом злоупотребления у подростковсразу же возникают конфликты в учебном заведении, на работе, в семье. Однако,как правило, это противодействие микросреды ограничивается обычно либо мерамирепрессивного характера (подросткам делаются выговоры, порицания, применяютсямеры административного воздействия), либо их «пугают» последствиямиалкоголизма, пагубными перспективами в связи с «дурной компанией». Подобныемеры, будучи негативными, не могут оградить подростка от «алкогольнойкомпании», поскольку не сочетаются с психологически обоснованными позитивнымирешениями, с предложениями такого социально-приемлемого стиля жизни, таких формдеятельности, в которых могли бы быть удовлетворены эмоциональные запросы иожидания подростка, его потребность в интимно-личностном общении, ощущениясобственной значимости, силы и т.п. «Алкогольная» же компания, пусть визвращенной форме, но дает им все это, и в подобной ситуации сопротивление, а тем более репрессии лишь увеличивают внутреннююсплоченность компании, отрезая или, во всяком случае, крайне затрудняя путьвозвращения ее членов к благополучному детству.

Углубление конфликтных ситуаций приводит ктому, что подростки чаще всего легко и без сожаления прерывают учебу в школе,ПТУ, техникуме. Не удерживаются они долго и на одном месте работы, мотивируяуход (обычно скандальный) тем, что не нравится ранее привлекавшаяспециальность. Однако если их устраивают на другую работу, история повторяется.Утрачивается не только определенность в вопросах профессиональной ориентации,но сама установка на трудовую деятельность. Работа начинает рассматриватьсялишь как средство получения денег на алкоголь, а круг активной социальной жизниограничивается проблемами и интересами «алкогольной компании».

С развитием алкоголизации «внешние» обычаипотребления спиртного как бы интериоризируются, становятся «внутренними»алкогольными установками, которые в свою очередь активно утверждают воспринятыенекогда обычаи и способствуют их передаче следующим поколениям, - порочный кругзамыкается. И чем моложе возраст начала злоупотребления, тем быстрее замыкаетсяэтот круг.

Для большинства подростков первая пробадурманящих веществ остается единичным случайным эпизодом. Но часть из нихстановится на путь систематического употребления психоактивных веществ.Подобное приобщение связано с рядом обстоятельств, среди которых важнейшееместо занимает распространение информации о наркомании итоксикомании.

Проведенные опросы выявили следующиеисточники информации: художественные и документальные фильмы,телепередачи, книги и брошюры, газетные и журнальные статьи, беседы с взрослыми (родителями,учителями, врачами-наркологами), рассказы старших ребят исверстников.

Разные источники оказывают на подростковнеоднозначное влияние. Оказалось, что школьники 10-12 лет, например, подвлиянием увиденных фильмов начинают играть в «наркоманов», ау подростков 13-17 лет складываются ложные представления о престижностинаркомании. По данным опросов, интерес к проблеме может активизироваться и после чтения сенсационныхстатей в печати. Часто профилактическая работа взрослых, не являющихся специалистами, строится на утрированных оценках,чрезмерном морализировании и запугивании и далеко не всегда эффективна. Параллельно идет другая«работа»: школьники обсуждают проблемы в своем кругу, где есть «знатоки» [30,с.66].

Расхождение сведений, распространяемыхвзрослыми и подростками, усиливает интерес ребят к проблеме. Несмотря на обилиеисточников информации и разнообразие содержащихся в них сведений, школьники неумеют отличать достоверные факты от вымышленных. Это порождает много путаницы.Так, учащиеся 12-13 лет придерживаются мнения, что наркомания и токсикомания -одно и то же. Среди 14-15-летних подростков распространено мнение о том, чтотоксикомания представляет собой наркоманию в «легкой форме». Подобныезаблуждения характерны и для школьников 16-17 лет. Именно такие заблуждениясоздают предпосылки для некритичного отношения к токсикоманическим веществам,которые даже при однократном применении могут вызвать катастрофическоепоражение головного мозга. В среде подростков распространена опасная иллюзия оменьшем вреде токсикомании по сравнению с наркоманией.

Чрезвычайно важным является изучениемотивов проб и отказов от экспериментирования с одурманивающими веществами.Опрос выявил следующие причины отказов: опасение последствий (привыкание кпрепаратам, ущерб для здоровья и социального благополучия), а также аллергию иотсутствие наркотиков. Причем во всех возрастных группах особую тревогувызывают возможные негативные последствия. При изучении мотивовэкспериментирования выяснилось, что в младших группах вместо мотивов даетсяоценочный комментарий, среди 14-15-летних преобладает стремление кэмоциональному эффекту, а старшеклассники указывают самые разныемотивы.

Картина, полученная в результате анализапроективного материала, резко отличалась от данных опроса. Вне зависимости отпола и возраста главными при первой пробе оказались мотивы, связанные сособенностями общения подростков в группе, а основной причиной отказа - неопасение за здоровье, а невозможность достать наркотики [30, с.70]; [31,с.73].

Обнаруженные расхождения в мотивах -результат несовпадения известных школьникам официальных норм, правил, запретови реалий подростковой субкультуры, свидетельство двойственного отношенияподростков к наркомании и токсикомании. А авторитарный способ утверждения истинна сей счет, недифференцированный, догматический характер распространяемыхсведений, наличие в них «белых пятен» - все эти недостатки профилактическойработы ведут к мозаичности, разорванности представлений у младших подростков иоткровенной противоречивости - у старших. Школьники, не задумываясь, повторяютза взрослыми: «один раз попробуешь - привыкнешь», «наркотики - белая смерть» ит.п., а в провоцирующей экспериментирование ситуации они не прочь проверить наопыте истинность подобных выводов. Безусловно, в большинстве случаев здравыйсмысл и жизненный опыт позволяют постепенно избавиться от части представлений.Однако не слишком ли дорогую цену - здоровье - платят школьники за получение напрактике знания Излишняя категоричность и морализирование, неактуальные дляподростков рассуждения о вреде для здоровья, присущие профилактической работе,оказывают зачастую обратный эффект. В среде школьников резко отрицательноеэмоциональное отношение к далеким от их социального опыта стереотипам«наркоман» и «токсикоман» не мешает благополучно воспринимать различныеэксперименты с дурманящими веществами, мало кто всерьез задумывается о реальнойугрозе собственному будущему.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 31 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.