WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 20 |

1.3. Проблемы юридических гарантий обеспечения лицу, привлекаемому к административной ответственности, права на защиту.

Исследования понятия и содержания права лица, привлекаемого к административной ответственности, на защиту, позволяют сделать вывод о том, что среди самых разнообразных субъективных прав, исследуемое право занимает важное место.

«Развитие и совершенствование гарантий права обвиняемого на защиту - обоснованно отмечают Ю.И. Стецовский и А.М. Ларин - относятся к числу важнейших задач юридической науки, правотворческой и правоохранительной деятельности. Режим охраны законности и прав граждан, включая право обвиняемого на защиту, невозможен без развернутой системы гарантий»58. Эти слова в полной мере можно отнести не только к уголовному процессу, но и к процессу административно-юрисдикционному.

Рассматривая проблему совершенствования правовой системы общества в современных условиях, убеждаемся в том, что происходящая декриминализация уголовного законодательства неизбежно приведет и к необходимости совершенствования административно-юрисдикционной деятельности государства. В свою очередь, совершенствования законодательства, регулирующего административно-юрисдикционную деятельность немыслимо без совершенствования правового регулирования права лица, привлекаемого к административной ответственности, на защиту.

Говоря о системе гарантий прав субъектов ответственности, в юридической литературе авторы предлагают различные способы их классификации: «общие и специальные; государственные и общественные; прямые и косвенные... К числу общих гарантий обычно относят экономические, политические, идеологические, а к специальным - юридические»59.

Так, В.А. Патюлин, на наш взгляд обоснованно, относит к политическим гарантиям: «степень демократизации общественной жизни, состояние законности, методы и формы деятельности государственного аппарата», к экономическим: «материальные условия жизни общества на том или ином этапе его развития», к идеологическим гарантиям: «общественное мнение,... правосознание советских граждан»60.

Исследуя политические, экономические и идеологические гарантии лица, привлекаемого к административной ответственности, на защиту, следует отметить, что изменения в политической жизни общества привели и к изменениям значимости перечисленных гарантий. Следует признать, что повысилась роль идеологических и некоторых политических гарантий, тогда как другие политические и экономические гарантии свою ведущую роль утратили. Так, демократизация общественной жизни, изменение общественного мнения и правосознания граждан гарантируют и дальнейшее развитие права лица, привлекаемого к административной ответственности, на защиту, а политическая нестабильность оказывает отрицательное влияние на состояние законности в обществе; обозначившееся снижение общего жизненного уровня основных слоев населения делает труднодоступным использование юридической помощи защитников.

Однако следует отметить, что для нашего исследования наиболее интересны именно юридические гарантии прав субъектов административной ответственности.

Перед непосредственным исследованием юридических гарантий субъективных прав необходимо отметить, что не следует путать понятия «процессуальные гарантии» и «гарантии процессуального права лица, привлекаемого к административной ответственности, на защиту». Процессуальные гарантии учеными наиболее полно исследованы в уголовном процессе, и поскольку это понятие общее для уголовного, гражданского и административного процессов, то большинство определений, касающихся процессуальных гарантий в уголовном процессе, обычно приемлемы и для процесса административно-юрисдикционного.

Под процессуальными гарантиями в юридической литературе понимается либо «установленные законом средства, при помощи которых участвующие в уголовном процессе граждане могут защищать свои права и интересы»61, либо «гарантии для предупреждения осуждения и наказания невиновных, для ограждения обвиняемого от несправедливого осуждения, а наряду с ним, гарантии против принятия в отношении обвиняемых излишних мер процессуального принуждения»62. М.А. Чельцов под процессуальными гарантиями понимает «средства, с помощью которых все участники процесса могут осуществлять свои права и защищать их в случае их нарушения»63. А.Л. Цыпкин считает, что процессуальные гарантии - это «законы, устанавливающие права, участвующих в уголовном процессе лиц и ограждающие защиту их законных интересов»64.

Во всех указанных случаях авторы, на наш взгляд необоснованно, сужают понятие процессуальных гарантий, определяя, что они регулируют правоотношения лишь с участниками процесса. Но ведь процессуальные гарантии служат своего рода защитой от необоснованного привлечения к юридической ответственности (так, например законодательное закрепление поводов для возбуждения дела, оснований для подозрения в совершении правонарушения). Однако следует согласиться со всеми высказанными точками зрения в том, что понятие процессуальных гарантий значительно шире понятия «право лица, привлекаемого к административной ответственности, на защиту». Ведь процессуальные гарантии, наряду с гарантиями от необоснованного возбуждения дела и подозрения в совершении правонарушения, гарантируют право на защиту и другим участникам процесса (потерпевшим, гражданским истцам и т.д.)

Вместе с тем, следует отметить, что процессуальные гарантии и гарантии прав участников процесса - взаимосвязанные элементы единой системы, в основе которой лежат конституционные принципы и нормы Конституции РФ об отношениях государства и личности.

Вопрос о понятии юридических гарантий прав субъектов ответственности в специальной литературе рассматривался многими видными учеными. Содержание юридических гарантий ими трактовалось не всегда одинаково. Некоторые авторы не совсем обоснованно сводят содержание юридических гарантий прав граждан, лишь к «судебной защите, а также постоянному контролю над деятельностью всех звеньев государственного аппарата с привлечением к этому самих масс»65; либо к законодательству об охране прав граждан66; либо просто правовым нормам67. А.И. Лепешкин, на наш взгляд обоснованно, включил в содержание юридических гарантий не только правовые нормы, но и различного рода государственные учреждения, органы государства, на которые возложена обязанность обеспечивать реализацию прав и свобод. Таким образом, речь уже идет о системе государственно-правовых средств68. Л.Д. Воеводин к содержанию юридических гарантий обоснованно отнес и условия, в которых осуществляется право и средства, т.е. правовой механизм, при помощи которого гражданин обеспечивает реализацию или защиту права69.

В.М. Гулиев и Ф.М. Рудинский добавляют, что в отдельных случаях в качестве юридических гарантий прав могут выступать отраслевые и межотраслевые правовые принципы70 (например принцип презумпции невиновности). Наиболее полное же определение юридическим гарантиям субъективных прав, на наш взгляд, дал Н.И. Матузов: «Под юридическими гарантиями понимается весь комплекс государственно-правовых средств обеспечения прав граждан, правовые формы и способы их защиты»71. Среди юридических (правовых) гарантий Н.И. Матузов выделяет: прокурорский надзор; судебную защиту; правоохранительную деятельность органов государственной власти и управления; институт жалоб и заявлений граждан72.

Такого же мнения придерживается и Е.В.Додин, считая, что принцип обеспечения прав лиц, привлекаемых к административной ответственности, «реализуется посредством установления как материальных и процессуальных гарантий, так и надзора за ведением административного дела со стороны прокурора и контроля со стороны уполномоченных органов»73. Где к гарантиям, закрепленным нормами материального права автор относит те положения, которые устанавливают, что «к ответственности могут быть привлечены лица, в чьих деяниях содержится состав проступка с обязательным учетом обстоятельств, которые смягчают ответственность». Процессуальные же гарантии «устанавливают целый ряд обязательных для правоприменяющих органов правил».

Говоря о принципе презумпции невиновности как о юридической гарантии права лица, привлекаемого к административной ответственности, на защиту, следует отметить, что согласно действовавшего законодательства, до вступления в силу Кодекса РФ об административных правонарушениях, принцип презумпции невиновности являлся лишь отраслевым уголовно-процессуальным принципом. Конституция РФ также закрепляет этот принцип как уголовно-процессуальный, относя его лишь к лицу, обвиняемому в совершении преступления. Соответствующим образом его закрепляют и международные правовые акты74.

Исходя из содержания личных конституционных прав граждан, предположение о невиновности лица должно проявляться при применении любых мер государственного принуждения. Обоснованно высказанное в юридической литературе мнение, согласно которого принцип презумпции невиновности должен действовать «во всех случаях, когда кого-то подозревают или обвиняют в совершении правонарушения. Поскольку могут быть нарушены нормы различных отраслей права, презумпцию невиновности следует считать общеправовой. В частности, должна презюмироваться (до предоставления доказательств противного) невиновность лиц, привлеченных не только к уголовной, но и к административной, дисциплинарной ответственности»75. Конкретизировать принцип презумпции невиновности, распространить его и на производство по делам об административных правонарушениях – одна из задач законодательства РФ.

Эта задача была выполнена лишь с принятием нового Кодекса РФ об административных правонарушениях. В Кодекс впервые была введена норма (ст. 1.5 Кодекса), которая так и называется «Презумпция невиновности». В соответствии с положениями указанной статьи:

«1. Лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина.

2. Лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, считается невиновным, пока его вина не будет доказана в порядке, предусмотренном настоящим Кодексом, и установлена вступившим в законную силу постановлением судьи, органа, должностного лица, рассмотревших дело.

3. Лицо, привлекаемое к административной ответственности, не обязано доказывать свою невиновность.

4. Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица».

Непосредственное законодательное закрепление принципа презумпции невиновности в производстве по делам об административных правонарушениях, прежде всего, обозначило приоритет органов исполнительной власти (государственного управления), суда на доказывание виновности лица. Кроме того, изменился и порядок применения мер административного принуждения. Их применение стало возможным не для достижения определенных целей, а лишь при наличии соответствующих оснований.

Так, составление протокола об административном правонарушении при невозможности его составления на месте выявления административного правонарушения, если составление протокола является обязательным, стало являться не целью доставления лица, обоснованно подозреваемого в совершении административного правонарушения (как это было в соответствии с положениями ст. 238 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях), а его основанием, в совокупности с другим: наличием одного из поводов для возбуждения дела (ст. ст. 27.2, 28.1 Кодекса).

В нашем исследовании заслуживает внимания и точка зрения, согласно которой, «всю совокупность гарантий прав и обязанностей можно подразделить на гарантии общие для всех прав и обязанностей и на особые гарантии каждого права и каждой обязанности»76. Говоря о праве лица на защиту при применении к нему мер государственного принуждения, Л.А. Цыпкин обоснованно считает, что «вся совокупность прав и гарантий, входящих в понятие принципа обеспечения обвиняемому права на защиту, состоит из двух взаимно связанных между собой частей. К первой относится вся совокупность прав, принадлежащих обвиняемому и охватываемых общим понятием - право на защиту. Ко второй части относится регулируемая законом деятельность суда, прокуратуры, следствия в части, направленной на обеспечение прав и законных интересов обвиняемого»77.

Мы уже говорили о гарантированности права лица, привлекаемого к административной ответственности, на защиту лишь только в том случае, если каждому праву будет соответствовать определенная обязанность правоприменителя. В этом аспекте можно дополнить А.Л. Цыпкина определив, что случаи, когда в законодательстве обе части совокупности прав и гарантий существуют в тесном взаимодействии друг с другом, предоставляют собой наиболее действенные возможности достижения задач законодательства РФ об административных правонарушениях. Здесь кроется один из принципов нормотворческой деятельности.

Вообще эффективность юридических гарантий права лица, привлекаемого к административной ответственности, на защиту во многом зависит от совершенства законодательства, т.е. от качества нормотворческой деятельности соответствующих государственных органов. Действительно, нельзя не согласиться с Н.И. Матузовым, который выделяя основные пути дальнейшего развития и укрепления правовой системы общества уделяет самое пристальное внимание «продолжению процесса совершенствования действующего законодательства, а следовательно, права с учетом нового этапа развития общественных отношений; последовательной интенсификации правовой системы; повышению эффективности правореализации, всех его форм, методов и направлений, где критерием эффективности будет являться достижение тех целей, на которые рассчитывал законодатель»78.

Ключевая роль в совершенствовании, развитии и укреплении правовой системы общества принадлежит именно деятельности законодателя. Не исключение и административное право.

В юридической литературе отмечалось, что «осуществление ряда субъективных прав и свобод невозможно вне процессуальной формы, которая выступает как одна из юридических гарантий прав личности»79. Н.В. Витрук выделяет две процессуальные формы реализации субъективных прав: инициативную (субъект сам определяет порядок реализации) и процессуально-процедурную (порядок реализации предусматривает закон)80. Среди субъективных прав, право лица, привлекаемого к административной ответственности, на защиту осуществляется только в процессуально-процедурной форме. Таким образом, разработанная законодателем процессуально-процедурная форма реализации права лица, привлекаемого к административной ответственности, на защиту и определяет его гарантированность.

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 20 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.