WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 20 |

Такая формулировка порядка административной ответственности военнослужащих противоречила действовавшему тогда Кодексу РСФСР об административных правонарушениях и рассмотренному Закону РФ от 24 декабря 1992 г., что свидетельствовало об отсутствии у законодателя какой-либо определенной позиции в этом вопросе. Кроме того, данный порядок противоречил не только элементарной логике (почему на сотрудников органов внутренних дел можно налагать административные взыскания в виде штрафа и лишения специального права управления транспортным средством, а на военнослужащего нет), но и одному из основных принципов права, согласно которого его реализация должна обеспечиваться силой государственного принуждения, поскольку «без государственного принуждения право не может обеспечить реализацию государственной воли»24. «Государство, регулируя общественные отношения в нужном направлении и создавая в этих целях соответствующие правила поведения, неизбежно должно определять и последствия несоблюдения установленных правил для лиц, их нарушивших. Указанные последствия являются одной из гарантий соблюдения правовых норм, их защиты, осуществляемой государством. Без них норма права потеряет свой правовой характер и растворится в иных социальных нормах» - обоснованно утверждает и И.И. Веремеенко25. В рассматриваемом же нами случае правоприменитель был лишен возможности наложить на военнослужащего-правонарушителя какое-либо предусмотренное законом административное взыскание.

Показательно, что 27 января 1995 г. в Кодекс РСФСР об административных правонарушениях было внесено изменение, согласно которого устранялись противоречия редакции статьи 16 данного Кодекса и Закона «О статусе военнослужащих». Однако данное изменение основывалось не на основных принципах права, а на ведомственных интересах, поскольку по сути перенесло в Кодекс формулировку административной ответственности военнослужащих, изложенную в Законе «О статусе военнослужащих».

Статья 2.5 Кодекса РФ об административных правонарушениях регулирует административную ответственность военнослужащих и иных лиц, на которых распространяется действие дисциплинарных уставов принципиально по-старому. К положительным изменениям данной статьи следует отнести выравнивание административно-правового статуса военнослужащих (за исключением военнослужащих срочной службы) со всеми иными лицами, на которых распространяется действие дисциплинарных уставов. Не вызывает возражений и расширение видов административных правонарушений, за которые указанные лица несут не дисциплинарную, а административную ответственность. Вместе с тем, представляется по-прежнему нецелесообразным применение к военнослужащим и иным лицам, на которых распространяется действие дисциплинарных уставов, административного наказания в виде штрафа по вышеуказанным основаниям.

К рассмотренным противоречиям в нашем случае приводит презюмирование узковедомственных интересов при подготовке ряда законопроектов. Избежать противоречий в законодательстве, обеспечить его совершенство, а значит обеспечить реальную возможность осуществить свое право на защиту лицу, привлекаемому к административной ответственности, позволит анализ теоретических аспектов порядка административной ответственности отдельной категории лиц, исходя из их специального административно-правового статуса.

В общей части Кодекса РФ об административных правонарушениях определены особенности административной ответственности лишь военнослужащих, сотрудников органов внутренних дел, органов уголовно-исполнительной системы, федеральных органов налоговой полиции и таможенных органов. Особенности административной ответственности ряда других категорий государственных служащих (работники прокуратуры, суда и т.д.) изложены в различных иных нормативно-правовых актах, регламентирующих их ведомственную деятельность.

На наш взгляд, следует выработать единый порядок административной ответственности государственных служащих, исходя из их специального административно-правового статуса. Определить такой порядок возможно лишь при существовании единого дисциплинарного производства в отношении основных категорий государственных служащих.

В настоящее же время возможна формулировка особенностей административной ответственности и в отношении иных, (помимо указанных в ст. 2.5 Кодекса) государственных служащих, на которых распространяется действие дисциплинарных уставов или специальных положений о дисциплине в случаях, прямо предусмотренных ими, а также в отношении государственных служащих, на которых распространяются требования дисциплины применительно к воинской и имеющих специальные звания. К этой категории следует отнести и работников прокуратуры и судов. Нам представляется целесообразным к указанным категориям лиц применять дисциплинарную ответственность за совершенные ими административные правонарушения (за редкими исключениями, описанными выше). Отдельной нормой следует определить порядок административной ответственности депутатов различных уровней.

Для исключения нарушений законности, ущемлений законных прав и интересов указанных категорий граждан, обеспечения им возможности осуществления права на защиту, следует сконцентрировать особенности их административной ответственности в Кодексе РФ об административных правонарушениях, при этом отметив, что все остальные категории граждан привлекаются к административной ответственности на общих основаниях.

Исследовав понятие и содержание определения «лицо, привлекаемое к административной ответственности», следует перейти к исследованию понятия «права на защиту».

«Право на защиту - комплексный правовой институт, включающий конституционные, уголовно-процессуальные, а также некоторые уголовные и административные нормы. Объектом правового регулирования являются общественные отношения, возникающие всвязи с процессуальной деятельность, направленной на опровержение обвинения или смягчение ответственности обвиняемого» - считает Ф.М. Рудинский26. Говоря о праве на защиту в уголовном процессе, А.Л. Цыпкин высказывает, на наш взгляд обоснованно, мнение о том, что по своему содержанию защита выступает в виде «деятельности обвиняемого, направленной на опровержение обвинения или смягчение ответственности обвиняемого, а также деятельности защитника, который, отстаивая права и законные интересы обвиняемого, стремится к осуществлению задач, стоящих перед социалистическим правосудием»27. «Защита имеет своей целью отстаивание не всякого, а только законного интереса обвиняемого» - выделяет Ф.М. Рудинский28.

«Именно для обеспечения законных интересов обвиняемый наделяется процессуальными и иными правами, которые должны строго охраняться и надежно обеспечиваться» - обоснованно считает В.З. Лукашевич29. Адаптируя сформулированное им понятие законных прав лица, обвиняемого в совершении преступления, для производства по делам об административных правонарушениях, мы сможем сформулировать определение законного интереса лица, привлекаемого к административной ответственности.

Под законным интересом лица, привлекаемого к административной ответственности, следует понимать:

  • Во-первых, недопустимость привлечения лица к административной ответственности за правонарушение, которое оно в действительности не совершало;
  • Во-вторых, стремление лица не быть привлеченным к административной ответственности за более тяжкое административное правонарушение, чем то, которое оно совершило в действительности;
  • В-третьих, стремление лица обеспечить охрану личных и имущественных прав и не подвергаться мерам принуждения, не вызываемых интересами установления истины и достижения других задач административного производства.

Таким образом, обобщая собственные исследования, а также исследования других авторов, мы сможем сформулировать определение права лица, привлекаемого к административной ответственности на защиту.

Право лица, привлекаемого к административной ответственности, на защиту - это гарантированное законом субъективное право лица, обоснованно подозреваемого или обвиняемого в совершении административного правонарушения, а также лица, в отношении которого вынесено постановление по делу об административном правонарушении, позволяющее его обладателю совершать в рамках закона определенные действия, пользоваться определенными благами, требовать соответствующего поведения от других (обязанных) лиц с целью не допустить привлечения его к административной ответственности за правонарушение, которое оно не совершало; не быть привлеченным к административной ответственности за более тяжкое правонарушение, чем то, которое оно совершило в действительности; обеспечения охраны личных и имущественных прав и свобод и не применения мер принуждения, не вызываемых интересами установления истины и достижения других задач производства по делам об административных правонарушениях.

1.2. Понятие и содержание права лица, привлекаемого к административной ответственности, на защиту, его место в системе прав и свобод.

Важнейший компонент любой правовой системы - институт прав и свобод личности. Конституция Российской Федерации, принятая 12 декабря 1993 г. (в частности глава 2 «Права и свободы человека и гражданина») провозглашает широкий комплекс личных прав. В научной литературе большинство авторов рассматривают конституционные права, в том числе и личные, как разновидность субъективных прав.

При исследовании места права лица, привлекаемого к административной ответственности, на защиту в системе прав и свобод, представляется целесообразным придерживаться мысли, высказанной И.Е. Фарбером в 1967 году. Тогда И.Е. Фарбер разграничил понятия «права человека» и «права гражданина» по признаку наличия государственного признания30.

Исследованием проблем субъективных прав граждан занимались многие ученые-правоведы: Н.Г. Александров, С.С. Алексеев, С.Н. Братусь, М.С. Строгович, Ц.А. Ямпольская и др. В юридической литературе Н.Г. Александров31, С.Н. Братусь32, Д.А. Керимов33, С.Ф. Кечекьян34 и другие говорят (с незначительными расхождениями) о субъективном праве как об установленных и охраняемых государством виде и мере возможного поведения лица (субъекта). В.А. Патюлин, на наш взгляд обоснованно, говорил, что «субъективное право есть одновременно и норма объективного права и юридически признанная возможность субъекта права пользоваться тем или иным социальным благом. В известном смысле можно сказать, что субъективное право - это «субъективный образ объективного права»35.

Н.И. Матузов, обобщая эти исследования, дал следующее, на наш взгляд, наиболее точное определение субъективного права:

«Субъективное право - это право, принадлежащее лицу (субъекту), гарантированное законом и всеми социально-экономическими условиями общества, позволяющее его обладателю совершать в рамках закона определенные действия, пользоваться определенными социальными благами, требовать соответствующего поведения от других (обязанных) лиц и обращаться в случае необходимости за защитой к органам государства»36. О.С. Иоффе и М.Д. Шаргородский обоснованно считают, что «субъективное право не было бы правом, если бы его осуществление не обеспечивалось мерами государственного принуждения. Поэтому возможность прибегнуть в необходимых случаях к принудительной силе государственного аппарата существует не параллельно с другими закрепленными в субъективном праве возможностями, а свойственна им самим, так как без этого они не были бы юридическими возможностями»37.

Субъективное право в Российской Федерации может быть гарантировано различными по объему правового регулирования законами. В самой Конституции РФ закреплено положение о том, что «в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права...» (п.1 ст.17). Кроме того, каждый человек вправе «обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека...» (п.3. ст.46). Статья 18 Конституции РФ провозглашает все конституционные права и свободы человека и гражданина непосредственно действующими. Таким образом, субъективные права в Российской Федерации устанавливаются и гарантируются как нормами международного права, так и самой Конституцией.

В свою очередь, нельзя согласиться с мнением о том, что «личные конституционные права имеют свойства относительно самостоятельной подсистемы, которая, в свою очередь, состоит из элементов более низкого порядка - отдельных конституционных прав. Каждое отдельное личное конституционное право конкретизируется в отраслевых (административных, уголовно-процессуальных и др.) субъективных правах»38.

Существует своего рода иерархия правовых норм, т.е. такая систематизация законодательства, согласно которой каждая норма занимает место, соответствующее ее юридической силе. В нашем случае, иерархия правовых норм будет иметь следующий вид: Нормы международного права о правах и свободах человека - Конституционные нормы, закрепляющие субъективные права - Нормы различных отраслей права, закрепляющие субъективные права. Субъективное право гражданина на более низких ступенях «правовой иерархии» может лишь конкретизироваться и расширяться. Ограничение установленных субъективных прав в этих случаях, на наш взгляд, недопустимо.

Таким образом, право лица, привлекаемого к административной ответственности, на защиту закреплено следующими нормами права: Статьи 7, 8, 12, 27 Всеобщей декларации прав человека39 провозглашают право человека на защиту и эффективное восстановление в правах в случаях незаконного ущемления или ограничения его прав, свобод и законных интересов. Пункт 2 ст. 45 Конституции РФ предоставляет каждому право «защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом». Соответствующие статьи Кодекса (25.1, 28.2, 30.1 и др.) конкретизируют право лица, привлекаемого к административной ответственности, на защиту.

Право лица, привлекаемого к административной ответственности, на защиту не нашло своего непосредственного закрепления в Конституции РФ. Вместе с тем, ряд конституционных норм создают предпосылки возникновения и развития рассматриваемого права. Нам не представляется принципиальным спор о том, является ли право лица, привлекаемого к административной ответственности, на защиту конституционным или нет. В этом вопросе мы придерживаемся точки зрения В.А. Патюлина, который считает, что «отрасль права, опосредствуя качественно-определенную совокупность (область) общественных отношений, включает в себя как конституционные, так и обыкновенные права... Конституционные права одновременно есть и отраслевые права»40.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 20 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.