WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 20 |

Теоретическое исследование понятия административно-правового статуса лица, привлекаемого к административной ответственности, имеет большое практическое значение для осуществления права лица, привлекаемого к административной ответственности, на защиту. Исходя из данного ранее определения, лицами, привлекаемыми к административной ответственности, могут являться лишь субъекты административной ответственности, конкретно за то правонарушение, за которое они действительно несут такую ответственность.

Старый Кодекс РСФСР об административных правонарушениях выяснение обстоятельства подлежит ли лицо привлечению к административной ответственности за совершенное им административное правонарушение возлагал на правоприменителя лишь на стадии рассмотрения дела (ст. 259). Всвязи с этим, на более ранних стадиях производства по делам об административных правонарушениях, в отношении лиц, не подлежащих к административной ответственности за данное правонарушение, не исключалась возможность применения некоторых мер административного принуждения (доставление, административное задержание, личный досмотр, досмотр вещей, транспортных средств, изъятие вещей и документов). Такое положение представляется недопустимым.

Действующий Кодекс положениями уже упомянутой статьи 24.5 снимает эту проблему.

Форма привлечения к административной ответственности известна лишь одна – издание индивидуального правового акта управления. Именно в силу этого обстоятельства, индивидуальный административно-правовой статус лица, привлекаемого к административной ответственности, является составной частью его индивидуального административно-правового статуса. Это обусловлено тем обстоятельством, что права и обязанности данной категории лиц, как лиц, привлекаемых к административной ответственности, также входят в состав прав и обязанностей, определяющих их индивидуальный административно-правовой статус вообще.

В свою очередь, административно-правовой статус лица, привлекаемого к административной ответственности, можно также рассмотреть по его видам.

В содержание общего административно-правового статуса лица, привлекаемого к административной ответственности, входят общие для всех лиц, привлекаемых к административной ответственности, основные права и обязанности, вытекающие непосредственно из норм права.

Содержанием специального административно-правового статуса лица, привлекаемого к административной ответственности, будут являться права и обязанности, лиц, привлекаемых к ответственности за административные правонарушения, за которые они несут административную ответственность, в зависимости от тех или иных профессиональных функций (сотрудники органов внутренних дел, работники железнодорожного транспорта и т.д.); общественного положения (депутаты различных уровней); других обстоятельств (инвалиды I и II групп, несовершеннолетние и т.д., на которых невозможно наложить административное наказание в виде административного ареста).

В содержание индивидуального административно-правового статуса лица, привлекаемого к административной ответственности, «входят те субъективные права и обязанности, которые возникают из разнообразных конкретных правоотношений и вследствие этого не являются постоянными»23. Индивидуальный административно-правовой статус лица, привлекаемого к административной ответственности, имеет большое значение для осуществления принципа индивидуализации наказания. Ведь в соответствии с ч. 2 ст. 4.1 Кодекса, «при назначении административного наказания физическому лицу учитываются характер совершенного им административного правонарушения, личность виновного, его имущественное положение, обстоятельства, смягчающие административную ответственность, и обстоятельства, отягчающие административную ответственность».

Исследуя значение общего административно-правового статуса лица, привлекаемого к административной ответственности, для осуществления им своего права на защиту, приходим к выводу, что наличие единого комплекса прав и обязанностей рассматриваемой категории участников производства по делам об административных правонарушений на всех его стадиях не в полной мере отражает особенностей каждой стадии. Данное положение приводит, в ряде случаев, к произвольному толкованию закона и необоснованному ущемлению конституционных и иных прав, свобод и законных интересов субъектов административной ответственности.

Для устранения названного недостатка нам кажется целесообразным следующее:

  • Выделить из понятия «лицо, привлекаемое к административной ответственности» ряд терминов более точно обозначающих его правовое положение на стадиях производства по делам об административных правонарушениях, в зависимости от их целей и задач;
  • Определить основы административно-правового статуса каждой из выделенных категорий лиц.

Достижение стоящих перед нами задач нам видится и в возможности субсидиарного применения норм уголовно-процессуального права для урегулирования схожих с ними административно-процессуальных отношений.

В уголовном процессе существуют такие понятия, как «лицо, подозреваемое в совершении преступления» (ст. 122 УПК РФ); «обвиняемый», «подсудимый» и «осужденный» (ст. 46 УПК РФ). Каждая категория указанных лиц имеет свой комплекс прав и обязанностей.

Старый Кодекс РСФСР об административных правонарушениях на всех стадиях производства по делам об административных правонарушениях предусматривал наличие лишь двух комплексов прав и обязанностей: «лица, привлекаемого к административной ответственности» (ст. 247), и «лица, в отношении которого вынесено постановление по делу об административном правонарушении» (ст. 268).

Действующий Кодекс РФ об административных правонарушениях принципиально сохранил это положение. Вместе с тем, здесь имеются некоторые сложности, которые представляется целесообразным рассмотреть.

В соответствии с текстом Кодекса, одним из основных участников производства по делам об административных правонарушениях является «лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении» (ст. 25.1 Кодекса). Данный термин является наиболее распространенным в тексте Кодекса и содержится в 20 его статьях.

Вместе с тем, 9 статей Кодекса употребляют термин «лицо, привлеченное к административной ответственности»; 5 статей – «лицо, привлекаемое к административной ответственности»; 4 статьи – «лицо, совершившее административное правонарушение»; и по 2 статьи – «лицо, подвергнутое штрафу (административному аресту)» и «лицо, в отношении которого вынесено постановление об административном правонарушении».

К заслуге законодателя следует отнести не употребление им в тексте Кодекса терминов «нарушитель» и «правонарушитель» как слишком категоричных.

Представляется, что употребляемые шесть терминов также можно разделить лишь на две группы. К первой следует отнести непосредственно термин «лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении», а также термин «лицо, привлекаемое к административной ответственности». Ко второй группе – остальные четыре термина.

Принципиальным отличием терминов первой группы от терминов группы второй является то обстоятельство, что термины второй группы применяются лишь начиная с 30 Главы Кодекса, т.е. содержатся в статьях, регламентирующих отношения, возникающие на стадии пересмотра постановлений и решений по делам об административных правонарушениях и позже. По смыслу этих определений, их употребление действительно возможно лишь только после того, как орган административной юрисдикции, суд или уполномоченное должностное лицо признают лицо виновным в совершении административного правонарушения и наложат на него какое-либо административное наказание.

Исключением из этого является термин «лицо, совершившее административное правонарушение». Трижды он употребляется в статьях Общей части Кодекса, и лишь однажды - в Особенной части (ст. 26.1 Кодекса, регламентирующей необходимость установления лица, совершившего противоправные действия или бездействия). Но и это исключение не противоречит вышесказанному правилу.

При всем сказанном, оба термина первой группы абсолютно идентичны по своему смыслу. Так, законодатель в трех статьях (1.5; 26.2; и 27.15 Кодекса) при регулировании правоотношений употребляет одновременно оба эти термина, не различая их по смыслу. Не прослеживается различий и в других случаях их употребления.

Этого же нельзя сказать о четырех терминах второй группы. Здесь прослеживается идентичность лишь двух терминов: «лицо, привлеченное к административной ответственности» и «лицо, подвергнутое штрафу (административному аресту)». Конечно же, термин «лицо, привлеченное к административной ответственности», шире, нежели «лицо, подвергнутое штрафу (административному аресту)». Обозначенная идентичность терминов имеется в виду лишь по смыслу, в котором они использованы законодателем в Кодексе. Так, в частности, статья 32.2 Кодекса употребляет оба этих термина без различия их по смыслу, а лишь более конкретизируя обстоятельство, какое именно административное наказание было наложено на лицо. Термины же «лицо, совершившее административное правонарушение» и «лицо, в отношении которого вынесено постановление по делу об административном правонарушении» отличаются по смыслу как друг от друга, так и от предыдущих двух терминов рассматриваемой группы.

Дело в том, что лицо, совершившее административное правонарушение, не обязательно будет являться и лицом, привлеченным к административной ответственности. Именно в этом смысле и употребляется термин «лицо, совершившее административное правонарушение» в ст. 2.9 Кодекса. Лицо, хотя и совершило административное правонарушение, но в соответствии с требованиями данной статьи, от административной ответственности освобождается. Правоприменитель, при этом, ограничивается лишь объявлением устного замечания.

Постановление по делу об административном правонарушении может быть не только о назначении административного наказания, но и о прекращении производства по делу (ст. 29.9 Кодекса). При этом обжаловано может быть любое из этих постановлений (в том числе и лицом, в отношении которого оно вынесено) (ст. 30.1 Кодекса). В этом контексте и употребляют термин «лицо, в отношении которого вынесено постановление по делу» ст. ст. 30.7 и 30.8 Кодекса. То есть, возможны ситуации, когда гражданин будет являться лицом, в отношении которого вынесено постановление по делу об административном правонарушении (так называемого оправдательного), но при этом он не будет являться ни лицом, привлеченным к административной ответственности, ни лицом, совершившим административное правонарушение.

Вместе с тем, лицо, привлеченное к административной ответственности, всегда будет являться и лицом, в отношении которого вынесено постановление по делу об административном правонарушении (поскольку иной формы привлечения к административной ответственности, нежели вынесение постановления о назначении административного наказания нет). Таким образом, термин «лицо, в отношении которого вынесено постановление по делу», полностью охватывает термин «лицо, привлеченное к административной ответственности». При этом Кодекс принципиальных отличий в комплексе прав и обязанностей двух названных категорий лиц не делает, а термин «лицо, привлеченное к административной ответственности», использует лишь для конкретизации в ряде случаев термина «лицо, в отношении которого вынесено постановление по делу».

Следует также отметить, что анализ содержания четырех статей Кодекса, употребляющих термин «лицо, совершившее административное правонарушение» (ст. ст. 1.7; 2.2, 2.9 и 26.1 Кодекса) приводит нас к выводу о том, что законодатель, используя этот термин, особыми правами и обязанностями данную категорию лиц не наделяет.

С учетом сказанного, а также идентичности двух вышеназванных пар терминов, Кодекс также как ранее, выделяет лишь два комплекса прав и обязанностей:

  • Лица, привлекаемого к административной ответственности (в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении);
  • Лица, в отношении которого вынесено постановление по делу об административном правонарушении.

Вместе с тем, наличие у граждан всего лишь двух комплексов прав и обязанностей, при привлечении их к административной ответственности, на всех стадиях производства по делам об административных правонарушениях не отражает особенностей каждой стадии. В ряде случаев это обстоятельство приводит к необоснованному ущемлению прав, свобод и законных интересов этих лиц; не позволяет гражданам наиболее полно реализовать имеющееся у них право на защиту. В свою очередь, указанные обстоятельства делают подобные положения Кодекса не в полной мере соответствующими задачам законодательства об административных правонарушениях правового демократического государства.

Закон РФ «О милиции» предоставляет право сотрудникам милиции «проводить в установленном законом порядке освидетельствование лиц, подозреваемых в совершении преступления или административного правонарушения...» (п. 19 ст. 11 Закона). Таким образом, законодатель впервые сформулировал понятие «лицо, подозреваемое в совершении административного правонарушения». Однако, на наш взгляд, необходимо законодательно закрепить перечень оснований, позволяющих подозревать лицо в совершении административного правонарушения. Обоснованность подозрения лица в совершении административного правонарушения играет важную роль, т.к. у лица, подозреваемого в совершении административного правонарушения, изменяется административно-правовой статус, а у правоприменителя появляется возможность законного ограничения некоторых его прав, свобод и законных интересов.

Появление в производстве по делам об административных правонарушениях понятия «лицо, обоснованно подозреваемое в совершении административного правонарушения» требует и определения временных рамок данного административно-правового статуса.

Старое законодательство об административных правонарушениях не регламентировало такого действия, как возбуждение дела об административном правонарушении; не определяло оно и поводов для этого. Действующий Кодекс РФ об административных правонарушениях в статье 28.1 определил и поводы для возбуждения дела об административном правонарушении и момент, с которого дело об административном правонарушении считается возбужденным.

В соответствии с указанной ст. 28.1 Кодекса, «дело об административном правонарушении считается возбужденным с момента:

1) составления первого протокола о применении мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении, предусмотренных статьей 27.1 настоящего Кодекса;

2) составления протокола об административном правонарушении или вынесения прокурором постановления о возбуждении дела об административном правонарушении;

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 20 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.