WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 20 |

- Поскольку цели и содержание рассмотренных двух мер административного принуждения различны, то следует вести речь о двух самостоятельных мерах административного принуждения. Во избежание путаницы в терминологии, целесообразно было бы определить, что в первом случае речь шла о доставлении с целью установления личности подозреваемого и составления протокола об административном правонарушении, а во втором случае это было административное задержание, осуществляемое в целях обеспечения своевременного и правильного рассмотрения дела и исполнения постановления по делу.

Таким образом, было бы целесообразно законодательно закрепить доставление правонарушителя как самостоятельную меру административного принуждения, расширив ее содержание и дав ей следующее определение: доставление лица, обоснованно подозреваемого в совершении административного правонарушения это его принудительное препровождение к месту разбирательства и ограничение свободы действий и передвижений, осуществляемое в целях пресечения административных правонарушений, когда исчерпаны другие меры воздействия, установления личности подозреваемого и составления протокола об административном правонарушении.

В свою очередь, административное задержание - это принудительное кратковременное содержание лица в специальном помещении в целях обеспечения своевременного и правильного рассмотрения дела и исполнения постановления по делу.

Исходя из сказанного, было бы целесообразным и законодательно закрепить положение, согласно которого к лицу, обоснованно подозреваемому в совершении административного правонарушения, может применяться лишь доставление. Административное задержание, являясь мерой процессуального обеспечения, должно применяться лишь по некоторым, наиболее тяжким административным правонарушениям и только к лицам, обвиняемым в совершении административного правонарушения.

В целях реального обеспечения права лица, привлекаемого к административной ответственности, на защиту целесообразно было бы более детально законодательно регламентировать порядок административного задержания и доставления граждан. В этих целях следует рассмотреть следующее предложение:

Доставление лица, обоснованно подозреваемого в совершении административного правонарушения, может длиться не более трех часов, по истечении которых подозреваемый, в случае не составления протокола, подлежит освобождению. В случаях составления протокола об административном правонарушении в указанный срок, к лицу, обвиняемому в совершении административного правонарушения, может быть применено административное задержание.

Данное предложение не противоречит смыслу законодательства РФ об административных правонарушениях и не способствует правонарушителю избежать наказания. Это обусловлено тем обстоятельством, что ограниченная продолжительность доставления снижает вероятность того, что доставление и административное задержание по своей тяжести будут превосходить санкции за само правонарушение. Вместе с тем, имеющихся у правоприменителя возможностей вполне достаточно для привлечения виновного к ответственности.

Говоря о праве лица, привлекаемого к административной ответственности, на защиту следует признать важным для реализации указанного права должного процессуального оформления мер административного принуждения, которые были к нему применены. В этом смысле Кодекс РФ об административных правонарушениях представляется благополучным. Наряду с требованиями процессуального оформления таких мер административного принуждения, как личный досмотр, досмотр вещей, изъятие вещей и документов (когда составляется протокол, либо делается соответствующая запись в протоколе об административном правонарушении, или в протоколе об административном задержании), Кодекс ввел и новые. Так, требование соответствующего процессуального оформления обоснованно распространены и на случаи осмотра принадлежащих юридическому лицу или индивидуальному предпринимателю помещений, территорий и находящихся там вещей и документов (ст. 27.8 Кодекса); досмотра транспортных средств (ст. 27.9 Кодекса); отстранения от управления транспортным средством и медицинского освидетельствования на состояние опьянения (ст. 27.12 Кодекса); задержания транспортного средства, запрещения его эксплуатации (ст. 27.13 Кодекса); ареста товаров, транспортных средств и иных вещей (ст. 27.14 Кодекса).

Вместе с тем, наряду с правом лица, привлекаемого к административной ответственности, давать объяснения, представлять доказательства, заявлять ходатайства, целесообразно было бы закрепить и право знать в каких целях, и какая мера административного принуждения применяется на стадии административного расследования.

Это право могло бы быть гарантировано законодательным закреплением обязанности лица, уполномоченного составлять протокол об административном правонарушении или административном задержании, сообщить под роспись о целях применяемых мер административного принуждения к лицу, привлекаемому к административной ответственности.

Данное положение не только обеспечивало бы возможность обжалования действий правоприменителя в случае несогласия с ними, но и заставило бы правоприменителя решать вопрос о необходимости применения мер административного принуждения в каждом случае более дифференцировано, исходя из всех данных о совершенном правонарушении и личности, привлекаемого к административной ответственности.

Исследование практики применения мер административного принуждения показало, что зачастую они применяются шаблонно, только потому, что законодатель предусмотрел такую возможность. Анализ необходимости применения какой-либо меры административного принуждения лицом, уполномоченным на ее применение, в каждом конкретном случае не делается. На стадии рассмотрения дела необходимость применённой меры административного принуждения не исследуется.

Так, 96,8% опрошенных должностных лиц органов внутренних дел, уполномоченных принимать решения по делам об административных правонарушениях, пояснили, что в процессе рассмотрения дела об административном правонарушении целесообразность применения к лицу, привлекаемому к административной ответственности, какой-либо меры административного принуждения ими не анализируется. Для них достаточно лишь того, что законом предусмотрена возможность применения такой меры административного принуждения. Не менее показательна и другая цифра: 87,8% опрошенных, считают допустимым применение к лицу, привлекаемому к административной ответственности, административного задержания только потому, что законом предусмотрена такая возможность.

Высказанная точка зрения правоприменителей подтверждается и результатами изучения практики применения законодательства РФ об административных правонарушениях. Так, сотрудниками органов внутренних дел задерживается 89,7% мелких хулиганов, несмотря на то, что 80,1% из них имеют постоянное место жительство в районе совершения правонарушения; 15,4% - в данном городе; и только 4,5% - жители других городов и населенных пунктов. При этом протоколы об административном задержании порою не составляются вообще, журналы задержанных и доставленных лиц умышленно ведутся небрежно так, что по ним продолжительность осуществления доставления или административного задержания установить невозможно.

В этом смысле признать удачными принципиальные изменения законодательства об административных правонарушениях, касающиеся оснований административного задержания физических лиц, трудно.

Статья 27.3 Кодекса в качестве оснований применения административного задержания, указывает на две цели его применение и ссылку на необходимость, чтобы при этом это был исключительный случай.

Цель, для достижения которой применяется мера административного принуждения, может быть, в ряде случаев, достигнута различными способами, в том числе и без применения мер административного принуждения. Именно поэтому цель применения административного принуждения не тождественна его основанию и не может им являться. Указание в нормативно-правовых актах в качестве основания для применения мер административного принуждения цели, которые необходимо этим применением достигнуть, противоречит принципу нормативной обоснованности применения мер государственного принуждения.

Кроме того, законодательная формулировка «в исключительных случаях» также крайне неопределенна. Это обстоятельство также не позволяет осуществление административного задержания по Кодексу РФ об административных правонарушениях назвать нормативно обоснованным.

Следует признать, что при всех недостатках Кодекса РСФСР об административных правонарушениях в плане регулирования им административного задержания, нормативная обоснованность применения им административного задержания была несомненно выше.

Так, Кодекс РСФСР об административных правонарушениях давал исчерпывающий перечень составов административных правонарушений, за совершение которых предусматривалась возможность административного задержания. Это были наиболее тяжкие административные правонарушения. При этом законодатель обоснованно регулировал и применение специального срока административного задержания – «до рассмотрения дела». Это было возможно еще в более редких случаях.

Преимуществом Кодекса РФ об административных правонарушениях в этом смысле заключаются в том, что Кодекс срок административного задержания, опосредованный сроками рассмотрения дела ранее, заменил на непосредственный – не более 48 часов. При этом, положение Кодекса стало соответствовать ч. 2 ст. 22 Конституции РФ, тогда когда ранее срок рассмотрения по некоторым делам, по которым была предусмотрена возможность административного задержания до его рассмотрения, превышала установленный Конституцией РФ 48-часовой предел.

На современном этапе развития нашего общества - этапе реформ и совершенствования его правовой системы, высказанные предложения будут способствовать реализации личных прав субъектов административной ответственности (в том числе и права лица, привлекаемого к административной ответственности, на защиту), реализации свобод и законных интересов названной категории лиц путем их непосредственного законодательного закрепления, а также закрепления посредством соответствующих процессуальных гарантий.

2.2. Доказывание и право лица, привлекаемого к административной ответственности, на защиту.

Достижение задач производства по делам об административных правонарушениях невозможно без доказательств и вне процесса доказывания. Принятие решений по делу на основе предположений, либо других факторов несовместимо с основными задачами производства по делам об административных правонарушениях: всестороннему, полному и объективному выяснению обстоятельств каждого дела, разрешению его в точном соответствии с законодательством. Именно поэтому нельзя вести речь о праве лица, привлекаемого к административной ответственности, на защиту без исследования проблем доказательств и доказывания в производстве по делам об административных правонарушениях.

Определение понятия доказательств является важным теоретическим аспектом любой процессуальной деятельности правоприменителя. Всвязи с этим, рассматриваемого вопроса касались многие ученые, исследующие различные отрасли права. В современном правоведении можно отметить три основных точки зрения о сущности юридических доказательств. Согласно мнению одной группы авторов (Р.С. Белкин121, Е.В. Додин122, Д.Н. Бахрах123 и др.), доказательствами являются фактические данные; другая группа авторов (С.С. Алексеев124, В.Я. Дорохов125 и др.) под доказательствами понимают сведения о фактах; третья группа ученых (А.И. Трусов126, М.С. Строгович127 и др.) доказательствами считают и сами факты, и предусмотренные законом источники, из которых правоприменитель получает сведения об этих фактах.

На наш взгляд, и с точки зрения законодателя, наиболее состоятельной является именно первое мнение. Статья 26.2 Кодекса трактует доказательства по делу об административных правонарушениях как «любые фактические данные, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, устанавливают наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.»

В юридической литературе среди авторов не имеется существенных разногласий и различных точек зрения на понятие доказывания. Под доказыванием в производстве по делам об административных правонарушениях понимается «выявление, процессуальное оформление и исследование доказательств»128.

К чести законодателя следует отметить, что Кодекс РФ об административных правонарушениях более детально урегулировал процесс доказывания, нежели Кодекс предыдущий. Так, каждому из перечисленных (и не только перечисленных) в ст. 26.2 Кодекса доказательтв соответствует своя норма права в Кодексе (ст. ст. 26.3 – 26.10 Кодекса).

В производстве по делам об административных правонарушениях одним из субъектов доказывания обязательно будет являться правоприменитель, поскольку бремя доказывания законом возложено именно на него. По обоснованному мнению Е.В. Додина, к другой группе субъектов доказывания относятся лица, «заинтересованные в исходе дела, но освобожденные от обязанности доказывания. Они обладают только правом на предоставление доказательств. В их число входят лица, против которых возбуждено административное преследование»129. К этой же группе необходимо отнести потерпевшего, его представителя, законных представителей и защитника лица, привлекаемого к административной ответственности.

Следует отметить, что право лица, привлекаемого к административной ответственности, на участие в процессе доказывания только путем представления доказательств не соответствует его действительному процессуальному положению. Поскольку представление доказательств не исключает возможности их сбора, а дача объяснений лицом, привлекаемым к административной ответственности, может являться и формой его участия в их исследовании, то лицо, привлекаемое к административной ответственности, вправе не только представлять, но, по нашему мнению, собирать и участвовать в исследовании доказательств.

Признавая за участниками уголовного процесса право на оценку доказательств, В.И. Никандров отмечает, что «в силу своей заинтересованности участники процесса могут, разумеется, необъективно оценивать доказательства. Но их оценка вполне может оказаться вернее и глубже оценки соответствующих должностных лиц, ибо для большинства из них данное конкретное дело - не одно из многих,... а то единственное, от исхода которого зависят их жизненно важные интересы»130.

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 20 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.