WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 22 |

Таким образом, политический анализ, на наш взгляд, включа­ет в себя три основополагающихкомпонента: анализ сложившейся политической ситуации, прогноз относительно ееразвития и при­нятиекомпетентных политических решений. Исходя из этого мы можем представитьследующее определение политического анализа, понимая его как совокупностьразличных методик, с помощью которых возможно исследование конкретныхполитических собы­тий иполитической ситуации, создание предположений по поводу ее возможного развитияи принятие компетентных политических решений.

1.5. Особенности перевода на русский языктерминов

«public policy analysis» и «politicalanalysis»

В завершение обоснования виденияполитического анализа необходимо обратить внимание на одну лингвистическуюособенность английского языка, разъяснение которой станет еще однимдоказа­тельствомсправедливости предлагаемого нами понимания полити­ческого анализа. Это также поможетболее точно разграничить наше определение указанного термина с дефинициями,данными други­миучеными. Дело в том, что термин «политический анализ» может быть переведен наанглийский язык двумя способами: как «public policy analysis» и как «politicalanalysis». Это является прямым след­ствием односложного перевода на русский язык английских слов«public policy» и «politics». Оба понятия на русском языке звучат как«политика», однако в английском языке имеют разные значе­ния. При этом тот факт, чтоамериканские политологи — сторонни­ки первой трактовки термина «политический анализ» — чаще всего употребляютсловосочетание «political analysis», тогда как сторон­ники третьей трактовки— словосочетание«public policy analysis», может ввести в заблуждение, суть которого сводится кследующе­му положению:реально все западные политологи признают двой­ственный характер политическогоанализа, называя теоретический политический анализ «political analysis», априкладной политичес­кий анализ — «public policy analysis».

Если признать данную точку зрения верной,то окажется, что предложенное нами понимание западной политологическойлите­ратуры по данномувопросу является не совсем корректным. В то же время подобная трактовкаанглийской терминологии была бы справедлива лишь в том случае, если бы термин«public policy» оз­начал политику исключительно как объект прикладнойполитоло­гии, a«politics» —исключительно как объект политологии теоретической. Однако, если детальноразобраться в понимании слов «public policy» и «politics» в западнойполитологии, окажется, что невер­ным является не наш анализ западной литературы, а как разизло­женный вышетезис.

Политика как «public policy» и как«politics»

В первую очередь рассмотрим, чтоза­падные политологиподразумевают под термином «public policy». Несмотря на достаточно большоеколичество определений данного понятия, их все же можно привести к одномузнаменателю — подэтим терми­ном вбольшинстве случаев понимаются конкретные мероприятия, осуществляемые властнымиструктурами. Например, Л. Пал опре­деляет «public policy» как «курс действий или бездействий,выбран­ный органамивласти и направленный на решение определенной проблемы или группыпроблем»22, Дж. Мангейм и Р. Ричи — как «ре­гулярные действия или бездействиясотрудников правительства, осу­ществляемые по определенным схемам»23, а политический словарьиздательства Брунсвик — как «совокупность действий, предприни­маемых выборными или назначеннымигосслужащими и базирую­щихся на существующих законодательных актах»24. Мы видим,что «public policy» в обязательном порядке связывается с действиями структургосударственной власти — не случайно Ч. Линдблом в ка­честве субъектов «policy» называетлишь три ветви власти25.

Конкретный политический курс, безусловно,входит в сферу рассмотрения прикладной политологии, однако не является ееединственным объектом. Ведь, осуществляя прикладной анализ, мы зачастую должнырассмотреть также действия акторов, не включен­ных в систему властных структур,например политических партий, не представленных в парламенте, групп давления,лоббистов, элек­тората. Но их деятельность не входит в понятие «public policy». Вто же время очевидно, что политический курс конкретного пра­вительства не может непредставлять интереса и для фундаментальной политологии — ведь анализ действий властныхструктур может быть немгновенным, а отложенным. Например, политика-Людовика XIV или Франклина ДеланоРузвельта также подпадает под определение «public policy» и, не представляяинтереса для при­кладных исследований, вполне может стать источником материала длятеоретических изысков.

Термин «politics», как и «public policy»,также имеет достаточ­но большое количество определений. Однако в большинстве своем онисводятся к пониманию «politics» как отношения между индиви­дами и их группами по поводураспределения власти в обществе. При этом данные отношения обычно носятконфликтный характер, поскольку связаны с борьбой за обладание теми или инымивластными ресурсами. Так, Винтерc и Беллоуз считали «politics» «борьбой междуполитическими акторами, преследующими различные цели, достижение которых можетпривести к авторитарному распределению ценностей». А американский политолог К.Райт называл «politics» «искусством влияния, манипулирования и контроля надосновными политическими группами с целью способствования деятельностисоюзнических сил и воспрепятствования действиям противников, имеющихпротивоположные цели»26.

Данные определения, безусловно, позволяютсделать вывод о том, что политика как «politics», так же как и политика как«public policy», не является предметом исследования исключительноодно­го из видовполитологии. Ведь если теоретическая политология ис­следует сам механизм концентрациии распределения власти и ресурсов в тех или иных политических системах, топрикладная по­литология не может обойти вниманием данные процессы вакту­альнойполитической практике. Она прежде всего занимается поис­ком центров сосредоточениявластных ресурсов в существующей в текущий период в изучаемой странеполитической системе. Поэто­му термин «politics» отражает специфику политологии, кактеоре­тической, так иприкладной.

Данный вывод подтверждается и при анализеболее общих и абстрактных, чем вышеприведенные, пониманий «politics».Напри­мер, Ф. Гудноуопределял «politics» как «формулирование воли общества»27, чтодействительно является теоретической проблемой. Однако основными механизмамиданного процесса он считал «дея­тельность политических партий, весь электоральный процесс ипро­цессзаконотворчества»28, что является предметомизучения прикладной политологии.

Политический анализ как «political analysis»

и как «public policy analysis»

Таким образом, возможноепредставле­ние о«political analysis» как анализе тео­ретическом, а о «public policyanalysis» как анализе прикладном, является не совсем верным. При этом подобнуюточ­ку зренияопровергает не только предложенная попытка разобраться в понимании терминов«politics» и «public policy», но и тот факт, что далеко не все ученыеупотребляют термин «political analysis» в значении «теоретический анализ». Так,А. Мельстер, с которым пол­ностью соглашаются К. Паттон и Д. Савики, понимает «politicalanalysis» как учет сугубо политических факторов при принятии органамигосударственной власти решений по самому широкому кругу вопросов29

. Таким образом, рассматриваемые авторыпони­мают термин«political analysis» в сугубо прикладном смысле, рассмат­ривая его как часть процедуры«policy analysis», которая, в свою оче­редь, представляется им какпринятие любых решений властными структурами.

В результате можно сделать не только выводо справедливос­типредложенной трактовки понимания термина «политический ана­лиз» в западной литературе, но и отом, что нашей интерпретации данного понятия соответствует, скорее, термин«public policy and political analysis», поскольку ни «public policy analysis»,ни «political analysis» не отражают в полной мере объект и функцииполитичес­когоанализа. Западные ученые, использующие термин «public policy analysis», на нашвзгляд, трактуют политический анализ, с одной стороны, слишком узко, посколькуне включают в сферу его рас­смотрения деятельность негосударственных субъектов политики, а сдругой — слишкомшироко. Ведь если понимать «public policy» как любое решение, принятое любымиорганом власти (а именно в таком качестве используют его подавляющеебольшинство запад­ныхученых), то тогда, например, решение муниципалитета о мес­тах выгула домашних животных такжестанет объектом полити­ческого анализа. Между тем подобное решение являетсяадминист­ративным, ноникак не политическим.

Очевидно, было бы неправильнымрассматривать все действия властных структур как сугубо политические, и поэтомунеобходи­моакцентировать внимание на тех решениях, которые затрагива­ют проблему распределения власти вобществе, что и позволяет сделать использование термина «political analysis». Вто же время сам по себе он, как уже отмечалось, имеет слишком широкоетол­кование и егонельзя применять исключительно в контексте при­кладных исследований. Но термины«political analysis» и «public policy analysis» могут органично дополнить другдруга: «public policy analysis» будет указывать на конкретные действия органоввласти, a «political analysis» — на такой существенный признак последних, как непосредственноевлияние на распределение властных полно­мочий и ресурсов в обществе, а,кроме того, на необходимость ана­лиза соответствующих акций не только государства, но и другихполитических акторов.

Но термин «public policy and politicalanalysis» в западной поли­тологии не встречается, что означает несколько отличное отнаше­го пониманиеполитического анализа. В то же время, пусть и край­не редко, но можно обнаружитьсловосочетание «public policy and politics». В этой связи следует обратитьвнимание на книгу «Public Policy and Politics in America»30, в которойавторы также приходят к выводу о том, что термины «public policy» и «politics»являются не взаимоисключающими, а взаимодополняющими. Не случайно в случае,когда речь идет о действиях американских органов власти, Дж. Андерсон, Дж.Бредди, С. Баллок и Д. Стюарт употребляют термин «policy», но когда пишут одействиях не только государствен­ных структур, то применят термин «politics». Например, когда речьидет о действиях американского правительства в сфере энергети­ки, то употребляется термин«energy policy»31, а когда речь идет одействиях в этой отрасли как государственных, так и обществен­ных и коммерческих организаций, тоупотребляется термин «energy politics»32.

Глава 2. Основные этапыполитического

анализа и его субъекты

2.1. Анализ политической ситуации

Аргументировав наше понимание современногополитическо­гоанализа, мы можем непосредственно перейти к рассмотрению его отдельных этапов,чтобы наполнить представленную триадическую схему политического анализа болееконкретным содержанием.

Понятие ситуационного анализа

Первой стадией политического анализа, какследует из нашего определения, яв­ляется анализ ситуации. Ситуационный анализ — это своеобразный фундамент, накотором зиждется все здание политического анализа. Без анализа текущегоположения вещей в политическом мире невозможно ни заниматьсяпостроени­емпрогнозов, ни принимать решения. В данном случае вполне уме­стна классическая аналогия состроительством дома, при котором ошибки во время закладки фундамента могутпривести к самым печальным результатам. Точно так же просчеты при оценкеситуа­ции влекут засобой крайне серьезные последствия: любая ошибка в ситуационном анализеобязательно скажется на последующих ста­диях политического анализа.Поэтому к анализу ситуации надо подходить с особой тщательностью.

Под политической ситуацией мы будем пониматьсостояние политической системы и комплекс взаимодействий между еесубъек­тами вопределенный период времени. Таким образом, полныйана­лиз политическойситуации должен охватывать взаимодействия всех политических акторов, которые всовокупности и составляют поли­тическую систему общества, причем в текущий момент. Последнееобстоятельство особенно важно, поскольку анализ прошлых состо­яний политической системы дляприкладных исследований являет­ся малозначимым. Остроактуальносгь ситуационного анализа— его основная черта.

Отметим, что в российской политологиипреобладает схожее с нашим понимание политической ситуации. Например, М.Хрусталев описывает политическую ситуацию как «совокупность отноше­ний между институциональными иперсональными субъектами по­литики, отражающих соотношение их интересов и «соотношение сил»между ними»33. Однако он, на наш взгляд, слишком широко понимает субъектыполитики, выделяя лишь «правящую элиту И: руководимый ею государственныйаппарат», политическую оппо­зицию и «политических нейтралов»34. Если анализироватьситуацию, рассматривая лишь столь общих субъектов политики, то мысмо­жем получитьтолько мегамодель ситуации, характеризующуюсяисключительно двумя параметрами — существующим в даннойстра­не политическимрежимом и уровнем внутриполитической напря­женности. Современному жеаналитику необходимо представлять политическую ситуацию в болеедетализированном виде — а ведь из предложенного определения выпадают такие субъектыполити­ки, как крупныепромышленные и финансовые компании, СМИ, независимые аналитические центры ит.д. Представляется очевид­ным, что, например, крупные компании активно участвуют вполи­тической жизни, аследовательно, и в формировании политической ситуации, однако их нельзя отнестини к одной из предложенных М. Хрусталевым категорий. Ведь они могутсотрудничать как с политической элитой, лоббируя свои интересы на уровнеисполни­тельнойВласти, так и с оппозицией, работал над более быстрым прохождениемзаконодательных актов через парламент. Аналогичным образом обстоит дело и соСМИ, многие из которых также выпадают из данной классификации субъектовполитики.

Протоформы ситуационного анализа

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 22 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.