WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 22 |

В то же время на данном этапе развитияполитической систе­мыне стоит и переоценивать роль экспертов в процессе принятия политическихрешений — зачастую ихголос не бывает услышан практикующими политиками, что приводит к деформациям впро­цессе принятияполитических решений. Особенно это характерно для российского политическогопроцесса — многиеотечественные политики, к сожалению, зачастую переоценивают свои силы ипо-прежнему считают себя способными самостоятельно оценивать те­кущую ситуацию, делать прогнозы ипринимать решения. Напри­мер, Борис Ельцин признается, что решения он «всегда любилпри­нимать водиночку», а экспертов рассматривал как участников ме­ханизма реализациирешения76, что является примером рудимен­тарного отношения к политическойэкспертизе.

Интересно в этом плане замечание А.Вилдавски о том, что ос­новным противником использования политического анализа, асле­довательно, иактивного применения экспертизы, является бюрок­ратия. Привыкшие кфункционированию в четко лимитированном инструкциями и распоряжениямиадминистративном пространстве, чиновники в большинстве своем не испытываютнеобходимости в политическом анализе как инструменте, активизирующемтворчес­кое начало прирешении политических проблем. А. Вилдавски использует термин «контрабандноепроникновение политического анализа во властные структуры»77, имея ввиду то обстоятельство, что технология политического анализа можетраспространяться в институтах власти, только преодолевая жесткое сопротивлениебю­рократическогоаппарата. Сталкиваясь с подобным противодействи­ем, эксперты оказываются передвыбором: либо продолжать по­пытки внедрения научных методик в процедуру принятия решений вданной структуре, либо самим стать частью бюрократической системы, формализовавсвои функции и способы их выполнения и согласившись с рутинизацией своихобязанностей. В этом смысле политический анализ следует рассматривать какальтернативу ме­ханизму решения проблем в стиле жесткой регламентации.Поли­тический анализ,в свою очередь, представляет собой научно обо­снованные механизмы форсированиятворческого процесса при принятии политических решений.

Классификация субъектов политическогоанализа

Отметим, что в текущий моментполи­тическаяэкспертиза перестала быть до­стоянием только властных структур. Круг потребителей аналитическойпро­дукции сегоднякрайне широк — к ееуслугам прибегают практичес­ки все субъекты политического процесса. Это хорошо видно поклас­сификацииэкспертных корпораций — объединений экспертов, — которую можно назвать иклассификацией субъектов политичес­кого анализа.

Одну из таких классификаций предлагает ужецитировавший­ся намиЛ. Пал. Рассматривая канадскую политическую систему, он разделил все структуры,работающие в сфере политического ана­лиза, на два сектора:государственный и негосударственный. Каж­дый из них был разбит Л. Палом наболее мелкие подгруппы: пер­вый делится на правительственные и квазиправительственныеана­литическиеподразделения, а второй — на аналитические цент­ры, а) работающие на получение прибыли, б) созданные на базеуниверситетов и в) не считающие финансовую прибыль основной целью своегофункционирования.

Правительственные аналитические структуры вклассификации Л. Пала представляют собой те подразделения, которые не простоработают на органы правительства, но являются частью его орга­низационной структуры. Входящие вих штат аналитики имеют ста­тус государственных служащих и выполняют функциюаналити­ческойподдержки решений, принимаемых кабинетом министров. По утверждению Л. Пала,такие аналитические службы существу­ют в канадской политической системе как в аппаратепремьер-ми­нистра, таки в аппаратах отдельных министерств и ведомств. Ква­зиправительственные же структуры всистематизации Пала —это те аналитические центры, которые также работают исключитель­но на правительство, но не входятнепосредственно в его структуру и не являются по этой причине егочастью.

Большинство в негосударственноманалитическом секторе со­ставляют центры, ориентированные на получение прибыли, асле­довательно,представляющие собой коммерческие структуры, для которых политическая аналитика— товар, продвигаемыйими на рынок. Они в первую очередь работают с крупными коммерчески­ми компаниями, вовлеченными вполитическую жизнь в основном через лоббистскую деятельность и сталкивающимисяс необходи­мостьюпросчитывать политические риски, а также политически­ми партиями и общественнымиорганизациями. Но в ряде случаев подобные аналитические центры выполняют работыи для государственных структур, которые в подобной ситуации выступают какпокупатели аналитических услуг на открытом рынке. К данной груп­пе субъектов политического анализаЛ. Пал относит и фирмы, за­нимающиеся социологическими опросами.

Центры, не ставящие в качестве своейосновной задачи получе­ние прибыли, существуют на спонсорские средства и гонорары отпубликаций собственных исследований. Фактически они являются крупныминаучно-исследовательскими структурами, выполняющи­ми как теоретические, так иприкладные разработки. Достаточно часто определенную долю расходов на ихфункционирование бе­рет на себя государство, рассматривающее их в первую очередь какакадемические исследовательские подразделения. Аналогичным образомфункционируют и аналитические центры, созданные на базе крупнейшихуниверситетов78.

Данная классификация аналитических центровстрадает, на наш взгляд, целым рядом недостатков. И дело даже не в том, что Л.Пал рассматривает частный случай — канадскую политическую систе­му. В современных демократияхструктурирование экспертного зна­ния достаточно схоже и не претерпевает принципиальныхразли­чий от страны кстране. Да, в Канаде — стране с парламентским политическим режимом — основным органом исполнительнойвла­сти являетсякабинет министров. Но это не означает, что эксперт­ные структуры во властныхструктурах действуют только при пра­вительстве, как об этом пишет Л. Пал. Существуют ианалитичес­кие службыв органах власти законодательной, которые Л. Пал от­носит к квазиправительственнымструктурам, хотя они зачастую являются подразделениями, непосредственновключенными в парламентскую структуру. Здесь Л. Пал становится заложникомсобственного деления на правительственные и квазиправительственныеанали­тическиеподразделения, которое представляется во многом условным. Ведь даже еслианалитические центры и не являются полностью инкорпорированными в органывласти, но работают исключительно на них, то де-факто они входят в системугосударственных институтов.

Кроме того, аналитические центры, созданныена базе круп­нейшихуниверситетов, являются скорее подвидами центров, не ста­вящих в качестве своей основнойзадачи получение прибыли, а не самостоятельной категорией. При этом отнесениеподобных струк­тур ксубъектам политического анализа также требует ряда серьез­ных оговорок. Как уже отмечалось,анализ текущей политической конъюнктуры является лишь одним из направленийиспользования имеющегося в их распоряжении интеллектуального потенциала,причем, что важно, далеко не самым основным. В первую очередь они занимаютсятеоретическими исследованиями и конкретные за­казы политических актороввыполняют редко. Поэтому здесь не­обходим селективный подход к подобным структурам, который мызатронем при анализе альтернативных классификаций. Наконец, представляетсяошибочным отнесение к сфере политической экс­пертизы фирм, занимающихсясоциологическими опросами — по­добные структуры скорее являются поставщикамиинформацион­ногоматериала для анализа, но непосредственно самим политичес­ким анализом незанимаются.

Недостатки этого деления пытаютсяликвидировать Д. Веймер и А. Вайнинг, которые рассматривают в первую очередьуже амери­канскуюполитическую систему. Говоря о правительственных ана­литических структурах — первой группе субъектовполитического анализа — авторы выделяют в них подгруппы в соответствии с теми органамигосударственной власти, на которые они работают. Дан­ный подход можно признать болееточно отражающим специфику государственного аналитического сектора, чем делениеЛ. Пала на правительственные и квазиправительственные структуры. Д.Вей­мер и А. Вайнингпишут о президентских аналитических службах — компактных аналитических группахтипа Совета по национальной безопасности и Совета по внутренней политике,осуществляющих аналитическую поддержку решений, принимаемых президентом США;аналитических структурах, интегрированных в различные федеральные агентства,которые выполняют в США функции министерств; службах аналитического обеспечениядеятельности парламента. Подобная градация может различаться в зависимости отполитической модели той или иной страны (например, в парламент­ских республиках нет президента исоответственно отсутствуют пре­зидентские аналитические службы), но в целом деление по органамвласти, в которые инкорпорированы аналитические подразделения, представляетсяправильным.

Следующую группу субъектов политическогоанализа состав­ляюткрупные исследовательские институты, называемые американ­скими политологами «резервуарамимысли» — это понятиевозвра­щает нас кпроблеме места академических научных структур в политическом анализе. Д. Веймери А. Вайнинг относят к резервуа­рам мысли те структуры, которые занимаются разработкойприн­ципиально новыхметодов анализа, а затем используют их на прак­тике. Наиболее ярким примеромтакого рода учреждений является «РЭНД Корпорейшн», разработавшая, в частности,метод Дельфи. Подобные научные корпорации — действительно значимыесубъек­тыполитического анализа, однако далеко не все академические и университетскиеструктуры выполняют подобные исследования79. Поэтому мы солидарны спозицией американских политологов, выделивших в качестве субъектовполитического анализа только те научные центры, которые фактически превратилисьв крупные структуры для проведения прикладных исследований, ставших для нихключевым занятием. При этом научные структуры, занятые фундаментальнымиисследованиями и выполняющие лишь разо­вые прикладные работы, вряд лимогут быть включены в класси­фикацию субъектов политического анализа.

Подобные организации являются как быпромежуточным зве­номмежду государственными аналитическими структурами и ком­мерческими аналитическимицентрами. Это связанно с большой ролью государства в их функционировании— именно государствосовместно с крупными частными компаниями финансирует произ­водимые ими работы. С этимсолидарны и О. Колобов и ряд других авторов, изучавших процесс принятиявнешнеполитических реше­ний в США и странах Западной Европы — аналитическиеструкту­ры, описанныеД. Веймером и А. Вайнингом, они назвали мозговы­ми центрами (что по сути схоже спонятием «резервуары мысли»), подчеркивая, что их деятельность сконцентрированапреимуществен­но либоисключительно на правительственных инстанциях80.

Третью группу субъектов политическогоанализа Д. Веймер и А. Вайнинг называют частными аналитическими центрами— она соответствуетцентрам, имеющим получение прибыли своей основ­ной целью по классификации Л.Пала. В то же время ни Л. Пал, ни Д. Веймер не делят ее на подвиды, чтопредставляется целесообраз­ным с учетом фактора существенно роста в последний периодин­дустрииполитического анализа, в которой коммерческие аналити­ческие центры играют все большуюроль и развиваются наиболее динамично. Подобное деление предлагает А.Макарышев, выделив­шийцентры прямой поддержки и центры широкой поддержки. Первые из нихориентированны на одного финансирующего их за­казчика, в то время как вторыедиверсифицируют свою деятель­ность и не привязаны к одному источнику финансирования81.

Центры прямой поддержки часто функционируютв качестве подразделений каких-либо крупных коммерческих компаний,ак­тивно участвующих вполитической жизни и просчитывающих по­литические риски. Существуют иформально независимые анали­тические структуры, но реально поставляющие свою продукцию одномукрупному клиенту, что также позволяет причислить их к данной категориисубъектов политического анализа. Центры же широкой поддержки не привязаны кодному источнику финанси­рования и осуществляют исследования по заказу сразу несколькихполитических акторов, среди которых могут быть как коммерчес­кие компании, политические партииили отдельные политики, так и государственные структуры. Деятельность такихцентров в боль­шейстепени диверсифицирована, так как они работают с большим количество клиентов,запросы которых могут быть достаточно раз­нообразными».

Резюмируя вышесказанное, можно выделитьследующие группы субъектов политического анализа: аналитическиеподразделе­ниявластных структур, зависящие от конкретного органа государ­ственной власти, на который ониработают и в который они инкор­порированы; крупные исследовательские центры, занимающиесяразработкой новых аналитических методов и апробирующие их в прикладныхполитических исследованиях; и, наконец, коммерчес­кие аналитические центры, средикоторых выделяются привязанные к одному субъекту политического процесса или жеработающие сразу с несколькими заказчиками.

Данную классификацию правильно было быдополнить таким, субъектом политического анализа, как средства массовойинфор­мации. Ведьнаиболее авторитетные из них выступают уже не просто как поставщики информации,но и как фирмы, способные обработать ее и препарировать именно в аналитическомключе.

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 22 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.