WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 || 30 | 31 |   ...   | 34 |

То есть отчасти глобализация прогрессивна,она ставит рабочего развитых стран и рабочего из стран развивающихся в болееравные условия. Рабочий третьего мира стал больше зарабатывать (хотя это нерешило проблему бедности и не решит — таких рабочих очень немного,больше Западу не нужно), а рабочий Запада, чтобы выдержать конкуренцию на рынкетруда, соглашается сократить свое потребление. Как сказали бы марксисты,глобализация из разрозненных отрядов пролетариата формирует единую всемирнуюармию труда.

Но пока американцы, и американские рабочиев том числе, наслаждаются высоким уровнем жизни и, соответственно, большимпотреблением ресурсов. Причем потреблением, которое даже США не покарману.

Кроме слишком высоких зарплат и другихвидов выплат, расходуемых на личное потребление, США еще очень много тратят ина общественное потребление, и на военные цели. Да, пока экономика США— первая в мире, но иармия у США самая дорогая, и флоты по всему миру чего-то стоят.

Мы говорили, что отчасти такая ситуациясуществует из-за своеобразного разделения труда. За товары Запада платитсямонопольная цена, за товары третьего мира— конкурентная. Но даже в этихусловиях нет равновесия в обмене США с остальным миром, даже американскойвысокотехнологичной продукции не хватает, чтобы оплатить американскиеаппетиты.

В последние годы в мире продолжаетсяабсурдная ситуация. США ежегодно продают своих товаров на сотни миллиардовменьше, чем покупают, имея так называемое отрицательное торговое сальдо.— в последние годы300— 400 млрддолларов. То есть в год американцы покупают на душу более чем на тысячудолларов товаров во всем мире, ничего не давая взамен. Вместо товаров вовнешний мир из Америки идут доллары — наличные и безналичные. Это нетолько нефть — нанефть США тратят менее 100 миллиардов — хотя и роль нефти здесьнемаленькая.

Отчасти это нормальный процесс. Доллар— мировая валюта, аединственный эмиссионный центр — Америка. Чем сильнее развивается рынок, тем больше ему надосредств обмена, т. е. долларов. Потому-то страны мира и продолжают продаватьамериканцам всякие товары, получая взамен бумажки. Вопрос лишь в том, немноговато ли этих долларов Ведь прирост денежной массы, если он превышает росттоварооборота, вызывает инфляцию!

А долларовая инфляция идет. С 1970-х годовдоллар “похудел” по крайней мере вдвое — но сложно сказать, следствие лиэто внутренней американской политики или перенасыщения долларами внешнего мира.Судя по тому, что за границей доллар, как правило, имеет большую покупательнуюспособность, чем дома — то скорее первое.

Но в этой ситуации скрыто зерно опасности.Доллар имеет цену, потому что используется в мировой торговле. Говоря другимисловами, мировая торговля контролируется американскими банкирами. И вот еслимир по какой-то причине перейдет на другую валюту, он может начать сбрасыватьдоллары. В этом случае доллар потеряет в цене уже не жалкие 15 %, как пророчилвесной 2002 года Джордж Сорос.

Интересно, что это для Америки не толькоплохо. США —страна-должник, крупнейший должник мира, и обесценение доллара, если все начнутистребовать свои долги, для Америки будет выгодно. Ведь она, одна из немногихстран мира, должна в своей собственной валюте.

Вот мы, например, должны в основном вевропейских валютах, иенах и долларах. И что мы со своим рублем ни делай— девальвируй,ревальвируй, хоть вообще отменяй — должны будем заплатить в евро, иенах и долларах, для чего нампридется продать какие-то реальные товары и активы.

А США, грубо говоря, может хоть в нольвывести цену доллара — и тогда отдача долгов будет совсем необременительна.

В порядке анекдота. Еще когда евро толькопланировалось ввести, активно обсуждался вопрос: сможет ли евро выступить вкачестве мировой валюты и, в некотором отношении, даже заменить доллар Вчастной беседе, состоявшейся году так в 1999-м, один ехидный человек выдвинултакую гипотезу: наши чиновники действуют всегда так, чтобы России было хуже.Поэтому если они переводят государственные долги из долларов в европейскиевалюты, а валютные резервы накапливают, наоборот, в долларах — значит, евро будет расти. Тогдав реальном исчислении России придется по долгам выплатить больше, а еенакопления —обесценятся. Каюсь, я так и не удосужился проверить эту гипотезу. Но что надоиметь в виду: хотя исчисляются наши суммарные долги в долларах, значительная ихчасть на самом деле в европейских и азиатских валютах. А так как нам их непростят и отдавать их все равно придется (насколько я знаю, в период нашихэкономических трудностей только Куба и Вьетнам простили — а мы были и им должны!), то приналичии возможности разумнее в первую очередь выплачивать именно эти— а долларовые долгиподождут, выплаты по ним не стоит форсировать.

Ну, совсем-то обесценивать свою валютуамериканскому правительству не стоит, поскольку это не очень хорошо будетвоспринято американской общественностью. Но общественность — одно, а правительство— другое. Оно должнозаботиться не о конкретном рабочем, а об экономике в целом. Каждый рабочийхочет большую зарплату — но при больших зарплатах американских рабочих их продуктполучается дорогим, слишком неконкурентным, и его не продашь.

Поэтому для повышенияконкурентоспособности полезно зарплату понижать, если работаешь на экспорт— в том числе идопуская падение курса собственной валюты. Азиатские страны так нередко делалив 1980-е и 1990-е годы.

Когда работаешь на внутренний рынок, этазависимость не всегда действует. Конечно, в конкуренции полезно поменьшетратить на рабочую силу, но малая зарплата — это низкий платежеспособныйспрос, рынок “съеживается”. Первым, кто сознательно платил рабочим высокиезарплаты, был Генри Форд, великий экономист-практик, которому удалось сломать“железный закон заработной платы”.

Итак, на мировой рынок ежегодновыбрасываются сотни миллиардов американских долларов. Не насильно, нет— берут (точнее,брали) сами, с писком и визгом. Зная, что они не обеспечены товарами иуслугами. Но это не приводит к одномоментному краху, как предполагали у насначиная с 2000 года; Доллар было куда применить, не только складывая в кубышки.На что иностранные получатели долларов их тратили На два вида покупок:покупали недвижимость в США и акции американских высокотехнологичных компаний.Это было очень выгодное вложение капитала! Ведь будущее — за информационнымитехнологиями!

Но вот беда: существует гипотеза Маркса(иногда оспариваемая) о снижении нормы прибыли. То есть при данном уровнетехнологии любая деятельность приносит прибыли все меньше и меньше. Проверитьее экспериментально нелегко, поскольку и XIX, и XX века были временемпостоянных революций в технологиях.

А вот к рубежу тысячелетий, похоже, новаяреволюция не подоспела, а она не помешала бы. Рентабельность американскойпромышленности снизилась до опасного предела. Алан Гринспэн, главныйамериканский банкир, предупреждал о низкой рентабельности традиционных секторовпромышленности еще, по-моему, весной 2000 года. А теперь к ним присоединились и“новые”. Специалисты в области ИТ начали в массовом порядке дышать свежимвоздухом.

Так или иначе, но высокотехнологичныекомпании оказались переоценены. После ряда кризисов их стоимость упала. То естьте, кто вложил в них доллары, их частично потерял. Кстати, одновременноготовится упасть и рынок американской недвижимости.

Получилось, что Америка приобрела многоразных товаров, заплатив за них акциями своих компаний и недвижимостью. А этообесценилось и обесценится еще больше. То есть не стоит рассматривать этисобытия как катастрофу для Америки — это лишь завершение некоторойкоммерческой операции, в дураках-то остались не американцы, а те, кто на черныйдень запас долларов, акций и недвижимости в США.

Но перспективная ситуация ухудшилась.Область применения доллара сузилась, и спрос на него стал меньше. Это самоегрустное, что становится некуда вкладывать доллары — и для долларов, и вообще. Простоне остается высокоприбыльных отраслей экономики!

Это не результат событий осени 2001 года.Этот кризис поразил американскую экономику несколькими годами ранее, а событиятолько подтолкнули процесс, поскольку поколебали доверие инвесторов, до тогобестрепетно несших свои средства в американскую экономику.

Ситуация необычна. В экономике понятия“прибыль”, “прибавочная стоимость”— базовые. А вот как будет выглядеть экономика общества, котороеуже не способно создавать новые ценности, а может только поддерживать ранеесозданные А если ресурсы для такого общества будут обходиться все дороже, то иремонт уже построенного будет не по карману!

Но ситуация с отрицательным торговымсальдо ясно показывает: США уже не по плечу привычный уровень потребления.Рыночным, экономическим способом удержать свои позиции в мире будет всесложнее. Придется либо сокращать потребление (этот вариант развития событий япрактически не беру в расчет, хотя в этом направлении некоторое движение идет)— либо искатькакой-то путь гарантированного обеспечения ресурсами. А тут вариантовнемного.

И надо еще учитывать, что потребностиобъективно будут расти, по мере удорожания ресурсов. Придется напрягать силыуже не только, чтобы сохранять уровень потребления, но и для перехода к новымтехнологиям —технологиям жизни в мире без нефти. Но ведь в этом случае масштабные инвестициине скоро принесут отдачу — значит, в реальной экономике тот, кто работает на будущее— в настоящий моментотстает. Это еще один соблазн закрепить источники сырья за собой — на тот период, пока они незакончились.

Но это другая история — как выглядит экономика США и чемойа живет. Для нас интересно — как скажется на ней ситуация ресурсного дефицита

Если брать в общем и в целом, то СШАнаходятся не в самом худшем положении. Эта страна — самодостаточна, и может долгоподдерживать индустриальное общество без импорта нефти и даже без ее добычи— угля в США довольномного. Но вот нынешнее положение сохранить вряд ли удастся.

Тем не менее, если в США существует“реальное правительство”, не сильно озабоченное очередными перевыборами, нодумающее о будущем американского образа жизни Как оно представляет себебудущее и какую главную проблему намерено решать

Последние события явно показали, что уАмерики нет равноценных противников. Самое большее, чем могут угрожать Америке— террористическаяатака, которая никак не может поколебать устойчивость экономики иистеблишмента.

Что там несколько небоскребов — даже ядерный удар террористов понескольким городам ничего не сделает с экономикой, контролирующей мировуюторговлю и монопольно владеющую не одной сотней ключевыхтехнологий.

Угрожать Америке могут только объективныепроцессы.

Но ресурсный кризис — именно из таких.

Зачем США военный контроль над БлижнимВостоком и Средней Азией

Потребители нефти не сплочены, они за нееконкурируют. Указывает на это тот факт, что цена на нефть, в среднем, выше еесебестоимости. А раз так, то конкуренция рыночная всегда может сопровождатьсянерыночными действиями. Ведь грань эта очень размыта, и чистого рынка,“совершенной конкуренции” нет. Если подворачивается возможность прижатьконкурента, как от нее отказаться Это же не любительский бокс, речь идет оденьгах, о средствах к существованию!

Пример: многие слышали об иске швейцарскойфирмы “Нога” к российскому правительству. Что-то там она поставила, и ей незаплатили, или вообще была какая-то махинация, но, короче говоря, российскоегосударство было официально, шведским судом, “поставлено на счетчик”. Сумма немала и не велика —речь идет о десятках миллионов долларов. Теперь любое государственное имуществоможет быть за границей арестовано (не всякое российское, а именногосударственное — кчастным российским компаниям это не относится). Подвергаются арестам, вчастности, образцы военной техники на международных выставках, из-за чего мы невыставляемся, только макеты и стенды (вообще-то, и их могут арестовать).Поэтому наша деятельность по продаже военной техники осложняется. А ведькрутятся в этой сфере миллиарды!

Так вот вопрос: предположим, этой “Ноге”для продолжения борьбы потребуется помощь или деньги. И предположим, еевладельцы обратятся за этой помощью к совершенно посторонним организациям— производителямвоенной техники, нашим конкурентам. Помогут они “Ноге” или нет Ответ очевиден.Конечно помогут! В отсутствие русских на салоне продашь партию самолетов— и вернешьзатраченное с лихвой.

И в геополитике, в конкуренции уже немежду фирмами, а между странами, действует подобный принцип. Надо создаватьнеприятности для своих соперников. Если у них уже есть неприятности— не надо помогать сними справляться. Или помогать — за какие-то уступки по другим вопросам.

Вот поэтому страны-потребители нефтидолжны стараться, чтобы у стран-продавцов были неприятности. Поощрять конфликтывнутри стран-нефтепроизводителей, сталкивать их между собой.

И каждая страна-потребитель, конечно,должна стараться уменьшить совокупный спрос на нефть — чтобы сбить цену Это норма,никто такому поведению не должен удивляться.

Поэтому трудно верить, что основныепотребители надеются на то, что рыночные механизмы доступа к нефти будутсуществовать всегда. И даже если Саудовская Аравия и Эмираты лояльны— они ведь могутстать нелояльны в будущем. И глобальные конкуренты могут их подкупить,например, Япония чуть не полностью снабжается саудовцами и в значительной меревовлечена в тамошние дела. И нефть добывают совместные саудовско-японскиекомпании, и даже в войне с Ираком японцы посылали свои войска в этот район.Формально проявляя солидарность с Западом, на самом деле — обозначить присутствие. Будетохлаждение между Японией и США, и японцы постараются уговорить шейхов поприжатьАмерику —и чтотогда

Я думаю, что даже если американцы на 101 %будут уверены, что саудовцы всегда будут к ним лояльны — для них нетерпима мысль, чтодыхательная трубка будет в чьей-то руке. Выдернуть что-то жизенно важное изчужих рук — просторефлекторная реакция.

Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 || 30 | 31 |   ...   | 34 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.