WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |   ...   | 34 |

Каково же было мое удивление, когда нафотографии ночной Европы из космоса я увидел красные пятна в Северном море. Онибыли больше, чем осьминоги европейских столиц (кстати, не Париж и не Лондон изних самые яркие, а Москва). Хорошо были видны населенные и безлюдные (Альпы,Карпаты) районы. Четко заметны границы между богатыми и бедными странами— небольшая СевернаяИрландия светится сильней, чем вся Ирландская Республика. Что это за красныепятна А это факелы нефтяных платформ. Попутный нефтяной газ очень сложноутилизовать; его сравнительно мало, строить для него газопровод или монтироватьемкость смысла нет, химически он хоть и горюч, но очень неприятен. Агрессивен кметаллу, а состав его очень сложный и переменный, и его нельзя обрабатывать покакой-то одной технологии. Поэтому нефтяники развитой и экономной западнойцивилизации этот газ просто жгут. А про какую-то особую советскуюрасточительность нам, в данном случае, просто брехали — она общечеловеческая, какгорбачевские ценности. Но все равно, попутный газ — значительный резерв, и жечь его— конечно,расточительность. Успеют ли начать его полностью использовать до полногоисчерпания нефти

К сожалению, из-за сложности технологиипотери газа значительны. Даже при добыче природного газа разрыв междудобываемыми и коммерческими (используемыми) объемами очень велик. Соотношениекое-где менее 40 % (в Африке). На Ближнем Востоке доля товарной добычи— около 60 %, вЗападной Европе —чуть меньше 90%, и толькомы используем почти все — свыше 97 %. Остальные проценты так или иначетеряются.

Но проблема в том, что газа этого вСеверном море не так уж и много. На 10—15 лет, если считать вместе салжирским.

Что является резервом

По оптимистичным оценкам очень много газав России. Вообще этой темы мы здесь касаемся краем, но в сведениях о газеразнобоя еще больше, чем о нефти.

Прогнозные оценки — 164,8 трлн. кубометров (правда,это те же оценки, согласно которым у нас 60 млрд тонн нефти, те самые "13 %мировых", по другим оценкам прогнозные запасы всего мира — лишь 125 трлн кубометров). Изэтих триллионов на океанском шельфе 69,4 трлн. Напомню, что триллион кубометровгаза, примерно, эквивалентен миллиарду тонн нефти.

На суше резервы сосредоточены на Ямальскомполуострове ив Гыдане. По другим данным, у нас прогнозных запасов аж 218 трлнтонн (Маргулов, 1996).

По данным Международного газового союза вмире всего прогнозных — 327 трлн тонн, доказанных — 118 трлн (все это сравнимо сресурсами нефти), но вот что отличается, так это то, что в год добавляетсядоказанных запасов 5 трлн при добыче около 2,2 трлн. То есть, в отличие отнефти, доказанные запасы не падают, а растут.

В России доказанные запасы — от 48 до 64 трлн кубометров— то есть, видимо,существенно больше, чем нефти.

Вся эпоха газификации Советского Союза, вкоторой мы выросли, связана всего лишь с тремя месторождениями — но зато с гигантскими.Считается, что в России имеются еще четыре гигантских месторождения, которыепросто трудно (дорого) осваивать.

Всего же в России известны 20месторождений с запасами более 500 млрд кубометров — всего 36 трлн кубометров, или 75% от доказанных запасов — в том числе Уренгойское, Ямбургское, Бованенковское, Медвежье,Заполярное, Харасавэйское, Оренбургское и др. Они дают 93 % добычи. Крупныеместорождения выгодно обустраивать, поэтому они используются в первую очередь.Не хочу пугать — но собустройством новых "супергигантов" есть проблемы: они в том, что нет средств,почему о повышении цен на газ говорят и хорошие люди. Без денежек нигде ничегоне делается. Впрочем, на Ямале подготовлены к добыче Бованенковское,Харасавэйское, Крузенштерновское и Ново-Портовское месторождения, то есть покаеще не катастрофа.

Еще есть 115 месторождений с запасами от30 до 500 млрд кубометров — всего 10,7 трлн кубометров или 22,3 %. Остальное в совсем мелких,по нашим понятиям, нерентабельных месторождениях.

Сейчас западноевропейская цена на газ— 2,7 долларов на 1млн. БТЕ (британских тепловых единиц), то есть 95 долларов за 1000 кубометров.Эта цена связана с нефтяными ценами — растет и падаетсинхронно.

В 2010 году при цене нефти 30 долларов забаррель потребительская цена в Европе будет близка к 4—4,5 долларов за 1 млн. БТЕ(140— 158 долларов за1000 кубометров).

С газом и без газа.

В этом отношении наша страна — уникум. Если верить данным озапасах, то когда весь мир, кроме Персидского залива, лишится топлива— у нас еще останетсягаз. Но тоже ненадолго — опять-таки несколько десятков лет, в лучшем случае. То есть негазовая эра, а именно газовая пауза. Перед чем пауза Вот это зависит отнас.

За время паузы надо сменить типцивилизации — итехнический, и социальный. Сначала о технологии. Надо мобилизовать источникиэнергии, которые могли бы дать еще некоторую отсрочку — поскольку социальные переменыеще сложнее и могут потребовать времени в несколько поколений. К сожалению этиисточники в основном невозобновляемые.

Есть ли что-то в природе, что могло бывосполнить дефицит газа и нефти

Конкретно в нашей стране есть уникальныеместорождения — этотвердые растворы газа в мерзлых породах, газогидраты; плотные газонасыщенныепороды; растворенный метан. С ними есть проблема — непонятно, как их добывать,технология пока не отработана. Может быть, это и невозможно.

Удивительно много в мире метана. Такоевпечатление, что он есть везде. Много горя он приносит шахтерским семьям. Оннаходится в угольных пластах под очень большим давлением и иногда находит выход— и тогда пропитанныйгазом уголь вдруг взрывается, разрушая горные выработки. Выбросы метана— едва ли не самаяопасная причина катастроф на шахтах. Да и просто, сравнительно мирным путем(без выброса) попавший в штреки метан в смеси с воздухом может и загореться, ивзорваться.

Почему нельзя дегазировать угольныепласты, прошить их перед разработкой хотя бы скважинами и стравить газ— вопрос не ко мне.Думаю, дорого, экономически неэффективно. Когда шахта уже работает, метан безпользы удаляется вентиляцией, отделить его от отработанного воздуха практическиневозможно.

Очень много метана выделяется в процессахразложения всякой органики. Как уже говорилось, из почвы рисовых полей; нобольше всего—вболотах и тундрах. Богатство неимоверное, хватило бы для отопления всегочеловечества... но как его собирать Один взгляд на глобус приводит кправильному выводу. Зелен виноград!

Крупный рогатый скот выделяет многометана. Трудно собирать и этот вид топлива, хоть и хорошо бы — все же парниковый газ. А метан,выделяющийся в жижесборниках животноводческих ферм — и есть тот самый биогаз, окотором часто говорят; его можно собирать и использовать, но это, конечно, нето, что спасет человеческую цивилизацию. Чтобы было много навоза — надо много кормов. А для этогонадо много удобрений. А промышленность удобрений зависит от природного газа. Тоесть чтобы собирать биогаз, надо иметь природный газ. Нет его — нет и биогаза. И мало его, газаэтого: кубометр биогаза получается из кубометра этого... как его... сырья. Акубометр газа эквивалентен литру жидкого горючего. Чтобы привезти на садовыйучасток цистерну удобрений (4/кубометра), этих 4 литров топлива можетавтоцистерне и не хватить.

И когда говорят о "метановой эпохе", всевышесказанное надо иметь в виду.

Химия знает множество горючих газов, новидов сырья для них в природе гораздо меньше. Это биомасса — свежая или запасенная в прежниеэпохи — уголь, бурыйуголь, торф, другие горные породы, представляющие собой пропитанныеуглеводородами горные породы — битуминозные пески, сланцы.

Если добывать сырье, состоящее только изорганики, выгодно, то поднимать на поверхность излишнее количество пустойпороды получается дороговато. Даже просто низкокачественные угли имеют в своемсоставе до 50 % золы, и сжигать их получается сложно — надо постоянно убирать из топкизолу, в количествах немногим меньших, чем топлива. Та же проблема сбитуминозными песками. Там много запасов, но как их добывать — никто не знает.

Так что реальная перспектива напосленефтяной период — это угольная эра. Ненадолго (исторически), но дольше, чем жизньза счет нефти.

Это самый массовый ресурс, которого хватит' на более долгое время — по недавним оценкам, количество "эффективных" угольных ресурсов,то есть тех, себестоимость добычи которых не превышает 40 долларов по курсу1975 года за тонну, составляет более 2,6 трлн т. у. т. То есть 1,8 трлн тнэ,более чем в 10 раз превышая запасы нефти.

Во-первых, уголь может заменить некоторыевиды нефтепродуктов, способствуя их экономии. Он может на некоторое время снятьостроту проблемы с бензином, если сделать отопление и производствоэлектроэнергии угольным. В этом случае можно сэкономить отопительный мазут,сравнительно просто перерабатываемый в бензин. Ведь мазут по сути своей— такие же цепочкиуглеводородов, только длиннее, чем в бензине, и их можно "настричь" в болеекороткие. Это умеют делать даже с такими высокомолекулярными углеводородами,которые содержатся в асфальте. У нас в стране подобные технологии уже кое-гдеиспользуются, что создает проблему: неконтролируемый прием у населения ломаасфальта приводит к тому, что так называемые "стамесочники" срубают покрытие нетолько с неиспользуемых асфальтированных площадок, но и с краев эксплуатируемыхдорог (ж-л "За рулем", № 5, 2001). Пока такая технология дороже получениябензина из нефти и может применяться лишь при практически даровомсырье.

А заменить мазут можно многимиспособами.

Например, размолоть уголь до состояниямельчайшей пудры и размешать ее с водой до получения водоугольной эмульсии. Втаком состоянии полученную смесь можно и прокачивать по трубопроводам, исжигать в тех же котлах, которые используются для мазута, при минимальных ихпеределках. Кроме того, в размолотом состоянии уголь проще обогащать, отделяяпустую породу, поскольку она по удельному весу отличается от угля. Пока,очевидно, этот процесс обходится дороже, чем закупка мазута, но с исчерпаниемзапасов нефти рано или поздно станет экономически выгодным.

Можно сжигать уголь в своеобразномрасплаве из некоторых горных пород, например, с известняком — так получаются экологическичистые (относительно) тепло и электроэнергия.

Но когда не будет уже и мазута, то какполучать жидкое топливо

Разработано довольно много технологий,позволяющих получать заменители бензина и дизельного топлива на базе угля илиего продуктов. Особенно заманчиво делать это, не поднимая уголь на поверхность.Не знаю, кому как, а мне неприятно слушать регулярные сообщения о катастрофахна угольных шахтах. И ведь от этого можно избавиться.

Впервые предложения о подземнойгазификации угля выдвинул, насколько я знаю, Д. И. Менделеев. Уголь— твердое вещество, адобывать без шахт можно лишь жидкости и газы; растворять уголь пытались, нопока еще не научились, а вот превращать в газ умеют.

Есть несколько методов получения горючегогаза. Это газогенерация, особенно в варианте подземной газификации. Полноесгорание угля в конечном итоге должно приводить к образованию СС>2— углекислого газа.Но если сжигать его при недостатке кислорода, то уголь сгорит наполовину,образуя угарный газ (СО). Он горюч и может служить исходным сырьем дляорганического синтеза. Понятно, что использовать в качестве домашнего топливаугарный газ не стоит — если нынешний природный газ только взрывоопасен и дышать имнельзя, то угарный газ еще и ядовит. К тому же половина энергии остается внизу— но можнопрокачивать через зону горения воду, а полученный водяной пар использовать кактеплоноситель. Такая технология может быть применима в Германии и Англии, гдеуголь добывается в густонаселенных районах — а у нас залежи угля в основномрасположены на Севере ив Сибири, и кому там нужен горячий пар — непонятно.

Но есть еще один процесс — при определенных условиях изводы и угля образуется "синтез-газ" — смесь угарного газа и водорода,которая и подается наверх из пласта. Из "синтез-газа" можно синтезировать метан— по сути, обычныйприродный газ, древесный спирт — метанол и другие виды топлива и химических продуктов. Тем самымВы приходим к уже знакомой нам по "газовой паузе" задаче.

У всех этих способов есть слабые места.Тут не надо корчить из себя специалиста. Достаточно прочитать сборник попроблемам энергетики. Он состоит из статей, написанных специалистами в областикакого-то одного метода, о своих разработках они, естественно, пишут толькоправду Но и о других вариантах такие авторы правды не скрывают: "Наш метод, вотличие от такого-то, не имеет таких-то и таких-то недостатков... ".Соответственно, разработчики "такого-то и такого-то" метода объясняют егопреимущества по сравнению с первым, честно указывая на его изъяны.

Но действительный недостаток у всехнеиспользуемых сейчас методов только один. Они дороже, чем нынешние методыполучения энергии из газа, нефти и угля. Кто хочет платить лишние деньги затепловую энергию, полученную более экологичным методом, чем нынешний,неэкологичный В современном-то, капиталистическом обществе Только тот, кто недорожит деньгами собственными или акционеров. Поэтому отдельные потребители немогут на него перейти — разорятся.

Как сделать выгодным использованиегазогенерации, подземной газификации, синтетического бензина и т. д.

Способов ввести в реальную эксплуатациюэти давно известные методы всего два: нужно или ждать, пока не подорожают нефтьи газ — и приестественном дефиците нефти и газа тепло, электричество и автомобильное топливоиз них станут дороже, чем из угля и дров.. Или начать осваивать- этитехнологии всем вместе. Это возможно только в рамках общечеловеческогоправительства — самипонимаете, насколько это реально. Нужен налог на нефть и газ, причем такой,чтобы использование методов получения энергии из угля и других "неудобных"источников стало экономически выгодно, то есть, чтобы эта энергия получаласьдля покупателя дешевле. Но налог этот должен быть общемировым — там, где его не будет, возникнутместные преимущества для инвесторов, и капиталы потянутся туда.

Так что ждем конца нефти.

Вспомним Буденного.

Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |   ...   | 34 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.