WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 13 |

Совершенно недостаточно просто отмены каких-то административных ограничений на мобильность. Если человек ради того, чтобы реализовать свои трудовые или предпринимательские возможности, вынужден бросить свое жилье, которое является подчас единственным его достоянием, и не может приобрести его в другом месте, — это значит, что все формальные права являются пустой фикции. В экономическом смысле они ничем не обеспечены. Поэтому нормальная жилищная политика, права собственности и права аренды, формирование общероссийского межрегионального жилищного рынка в целом, — это важнейший элемент развития среднего класса.

Нельзя не упомянуть и о межбюджетных отношениях. Сложилась ситуация, в которой фактическое налогообложение предпринимательства и труда в разных регионах различное. Существующая система перетока фискально изымаемых средств между регионами делает разницу в налогообложении между регионами еще больше. В результате в одних регионах средний класс “среднее” другого. То же самое наблюдается в распределении налогов между разными уровнями бюджетной системы, закреплении налогов на уровне субъекта Федерации, муниципальном уровне и уровне Федерации в целом. То же самое в распределении трансфертов из федерального бюджета в бюджеты нижестоящих уровней. То же самое в уплате налогов в том случае, если компания является холдингом, которая ведет свою деятельность в различных частях Российской Федерации. По существу это означает, что налогообложение деятельности этой компании в различных регионах РФ окажется разной.

К решению всего этого набора проблем приступило правительство РФ после марта 1997 года. Можно подвести некоторые предварительные итоги, сказать, что удалось или не удалось. В целом сдвиги очень небольшие. Все-таки реально осязаемые результаты были достигнуты по линии бюджетных бенефициариев. Здесь что-то удалось сдвинуть с мертвой точки и решить какие-то достаточно острые проблемы. В остальном прогресс очень незначителен. Не сдвинулось с места ничего с внебюджетными фондами, с социальными платежами. Налоговый кодекс в том виде, в каком он сейчас внесен вторично в Государственную Думу, не в достаточной мере снижает налогообложение в фонды оплаты труда, не в достаточной степени регулирует проблему распределения налогов между разными уровнями бюджетной системы и выравнивания региональной и отраслевой общей налоговой нагрузки. В обеспечении адресности социальной поддержки тоже достигнуто очень мало. По-прежнему мы фактически имеем один вид социальной помощи, который распределяется адресно и с учетом процедур проверки доходов. Практически ничего не изменилось с точки зрения жилищного права, трудового права и контрактного права. Сложившаяся здесь система практически полностью унаследована от эпохи социализма. В ней практически никаких изменений нет. Получается, что громкая декларация, например, права на жилье, фактически лишает людей возможности улучшить свои жилищные условия. Потому что право на жилье истолковывается в том смысле, что человек не может быть выселен из принадлежащего ему жилья. Это полностью обессмысливает всякую ипотеку. Ведь будь вы ипотечным банкиром, вы не можете реализовать вложенные средства в случае, если платежи прекратились. Это значит, что ипотеки не будет. Это значит, что нужно приобретать жилье не в рассрочку, а сразу. Это значит, что на это способны только самые богатые, а средний класс этой возможности лишен полностью.

Таким образом, сохранение в нашем праве, в данном случае в жилищном праве, набора этих как бы защищающих положений, в том числе положений, защищающих средний класс, на самом деле означает твердое табу на какое-либо решение жилищной проблемы, получение жилья в собственность или создание рынка нормальных арендных прав. То же самое относится и к трудовому праву. Закрепление значительного объема положений, которые не позволяют осуществить нормальную процедуру освобождения работника, на самом деле провоцирует прямо противоположную ситуацию. Раз я не могу освободить работника, когда он не совсем хорошо работает, значит я не распространю на него на самом деле никакое право. Он у меня будет нанятый “подковерно”. Отсюда возникает система, при которой у нас одновременно есть огромная скрытая безработица и скрытая занятость. И еще нужно очень тщательно считать, чего больше — скрытой безработицы или скрытой занятости.

В этой ситуации пособия, в том числе и пособия по безработице, выдаются совершенно не адресно. Это относится и к пособиям на детей и к другим пособиям. Смещаются все параметры в социальной и экономической структуре. Поэтому без решения этих проблем никого серьезного пути формирования нормального среднего класса быть не может.

Каковы в этом отношении ближайшие перспективы Мне представляется, что они не самые хорошие. Пожалуй, что серьезного продвижения по указанным направлениям достигнуть не удастся. Я сам был свидетелем, а отчасти участником того, как набор этих предложений по налоговой системе, по системе социальной защиты и институциональным вопросам, по трудовому, контрактному и жилищному праву, выносился в виде проектов на обсуждение, и как в ходе его реформаторское содержание, способствующее формированию среднего класса, постепенно выхолащивалось. Так было и с налоговым кодексом, так было и с предложениями по трудовому законодательству, так было и с предложениями по реформе системы социальной поддержки. Сложилась полутупиковая ситуация. Для того, чтобы решить все эти проблемы, нужны серьезные изменения в законодательстве. Но для того, чтобы произошли изменения в законодательстве, должны быть соответствующие изменения в электоральном поведении, что, в свою очередь, предполагает уже сформировавшийся средний класс. А его нет. Для того чтобы его сформировать нужны изменения в законодательстве. Мы опять попадаем в некий заколдованный круг. Я не вполне понимаю, как его разорвать. Тем более, что существуют особенности, связанные с электоральным поведением. Как правило, более активное электоральное поведение — не только у нас, но и во всем мире — наблюдается как раз у тех, кто является бюджетными бенефициариями. У тех, кто работает в секторе, не связанном с бюджетом, электоральная активность значительно меньше. И это еще одна причина пессимизма относительно возможности создать электоральную базу, которая позволила бы решить проблемы, связанные со средним классом. Это не значит, что надо сидеть сложа руки. Нужно разрабатывать налоговую реформу, несмотря на то, что налоговый кодекс, даже если и будет принят в этом году Государственной Думой, не решает практически никаких проблем, связанных со средним классом.

Л. Гозман

Психология сбережения. Время и деньги в структуре ценностей среднего класса

Соображения, которыми я хотел поделиться, в значительной степени базируются на серии качественных исследований, которые проводились в последние несколько лет исследовательской группой, состоящей из трех человек. Туда входили: Екатерина Васильевна Антанюк, Татьяна Львовна Алавидзе и я. Я хотел сейчас сказать нечто о психологии сбережений.

Существует очень много дефиниций среднего класса. Перефразируя старый анекдот о том, что мужчина — это тот, у кого деньги есть, я хочу сказать, что средний класс — это тоже тот, у кого деньги есть. Причем имеется в виду, в данном случае, не просто деньги, а сбережения. Ведь нищий — это не обязательно тот, кто плохо питается. Если сравнивать структуру питания американского нищего со структурой питания вполне нормально работающего жителя из страны типа Мозамбика, то может оказаться, что сравнение будет в пользу американского нищего. Проблема, однако, в том, какие показатели заставляют считать человека нищим. Нищий — это тот, кто зависит от каждодневного подаяния. Если ему сегодня не подадут, он может остаться голодным. У него сбережений нет никаких. Напротив, средний класс — это те люди, у которых есть хоть какие-то сбережения, которые могут прожить какое-то время без постоянного пополнения средств. А это вопрос не только доходов как таковых.

Конечно, если у вас нет никаких доходов, то не может быть и сбережений. Но если доходы имеются, то возможна различная ориентация относительно сбережений. Вы можете быть ориентированы на то, чтобы сбережения делать. Другое дело, если вы ориентированы на то, чтобы откладывать деньги ради того, чтобы как-то использовать через десять лет, например. Совсем другое дело, если вы ориентированы на то, чтобы потратить эти деньги сейчас. Любые доходы можно пустить на ветер непосредственно в настоящий момент — сколько бы человек ни зарабатывал.

Нас, как психологов, имеющих дело не с экономикой как таковой, а с людьми, интересует, как и почему они либо проигрывают либо выигрывают в ходе экономических преобразований. Нас интересует, при каких условиях люди готовы копить, по каким причинам предпочитают отложить деньги, чтобы на что-либо потратить их в будущем или, напротив, потратить их немедленно и т.д.

Конечно, для потребления должны быть хоть какие-то доходы. Но существует целый ряд моментов, влияющих на потребительское поведения. Они связаны с представлениями человека о мире и о самом себе.

Можно выделить несколько необходимых условий, без которых делать сбережения невозможно. Первое из этих условий — более или менее оптимистическое представление о будущем страны, в которой ты живешь. Если завтра ожидается русский бунт, “бессмысленный и беспощадный”, то вкладывать деньги надолго бессмысленно. При таком развитии событий есть два варианта нормального поведения — потратить все сейчас, чтобы потом не было мучительно больно, что не использовал вовремя, либо хранить накопленное, но в максимально ликвидной форме: так, чтобы можно было увезти с собой в чемоданчике, а еще лучше сразу куда-нибудь отправить.

Итак, первое необходимое условие для того, чтобы делать сбережения — это оптимистическое представление о будущем страны. По социологическим данным хорошо видно, что за последние несколько лет представление о будущем стало более спокойным. Меньше ожиданий гражданской войны, меньше ожиданий потрясений и т.д. По результатам многочисленных фокус-групп, которые мы проводили в последние годы, можно сделать тот же вывод. В 1993-1994 гг. поражал удивительный хаос в сознании наших респондентов. Люди не понимали не только того, что происходит, но даже не могли выразить свои собственные установки в отношении настоящего и будущего. Например, совершенно обычным были такие заявления в устах одного и того же человека: “Вообще-то я за рыночную экономику, я против социализма, но спекулянтов все-таки надо сажать”. Или — “Я — за права человека, но черных из Москвы, конечно, надо гнать, их слишком много здесь”.

Этот хаос и внутренние противоречия сейчас встречаются несколько реже. По крайней мере, временной разорванности в сознании людей стало безусловно меньше. То есть, в 1993-1994 гг. люди не связывали тогдашний момент с недавним прошлым и не выводили будущее из сегодняшнего момента. Эта связь прошлого, настоящего и будущего была очень сильно разорвана. Сегодня значительно чаще люди выводят ближайшее будущее (то, что будет через год, два, через пять лет) из того, что есть сейчас. И, соответственно, то, что есть сейчас, связывают с тем, что было совсем недавно. Начался какой-то новый, более спокойный, более стабильный этап, который характеризуется преемственностью сегодняшнего, вчерашнего и завтрашнего дня.

Второе условие, совершенно необходимое для сбережений, — это некая стабильность, представления о стабильности институтов. Допустим, я все-таки решаюсь и вкладываю деньги в какой-нибудь “ПИФ”. Для того, чтобы вложить деньги в “ПИФ”, я должен по крайней мере предполагать, что к тому времени, когда я захочу забрать свои деньги, этот “ПИФ” еще будет существовать. Если я не могу рассчитывать, что этот “ПИФ” будет существовать, то я туда деньги не вложу. Если речь идет о более серьезных вложениях, рассчитанных на десятилетия, то тем более я должен верить в то, что через десять лет та акция, которую я сейчас куплю, например, может быть предъявлена. Я должен верить, что она не станет просто бумажкой и что те деньги, которые у меня есть сегодня, тоже через десять лет будут существовать.

В этом смысле у нас менее благополучная ситуация. Только 14% граждан страны считает, что сегодняшнюю ценную бумагу можно будет предъявить и как-то использовать через десять лет. И 54% считают, что через десять лет эти ценные бумаги просто не будут существовать. 32% ответили, что не знают.

Аналогично, с разницей в 2-3%, определились ответы на вопрос о будущем существующих ныне денег. Причем опрос проводился после деноминации, по новым деньгам. Будут ли купюры, которые ходят сейчас в России, существовать через десять лет Получилось примерно такое же соотношение.

Согласитесь, что в этих условиях довольно сложно заниматься институциональным сбережением. Купить кусочек золота и спрятать его под матрас можно, а всерьез вкладывать деньги в акции достаточно сложно. Человеку кажется, что их просто через десять лет уже не будет.

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 13 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.