WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 13 |

Буквально все, кто выступал на этой конференции, упоминали, что средний класс — это тот класс, та группа общества, которая ведет себя как бы спокойно, стабильно, выступает за реформы. Она потенциально не поддержит фашистских или коммунистических экстремистов.

Я думаю, что вообще само понятие и идеотип среднего класса как раз и порождены проблемой социальной стабильности, проблемой предотвращения крупных социально-политических рисков. Понятны поэтому причины появления и актуализации проблем, связанных со средним классом, в Соединенных Штатах Америке в период после Великой депрессии, а в Западной Европе — после Второй мировой войны. Наверное, здесь и надо самим себе откровенно сказать, что нас интересует не проблема среднего класса как какая-то объективная социально-экономическая категория, хотя такая проблема тоже существует, а проблема социально-политического поведения масс, проблема социально-психологическая.

Если это так, то в ее изучении мы должны достаточно большое внимание уделять социально-психологическому, а не только социально-экономическому или чисто социологическому инструментарию.

Я проводил небольшое исследование, состоящие из индивидуальных углубленных интервью. Такого рода исследования, конечно, вовсе не могут претендовать ни на какую репрезентативность. Но в отличии от анкетных опросов, где респондент выбирает из предложенного ему набора ответов, которые совсем необязательно соответствуют его собственному осмыслению, его языку, эти интервью позволяют проникнуть глубже в смысл, в психологические механизмы, которыми оперирует опрашиваемый. Кстати сказать, мы, как и ВЦИОМ, применяли в этих интервью также двенадцатибалльную шкалу.

Общее впечатление от этого исследования такое, что люди относят себя к средним ступенькам социальной лестницы почти совсем независимо от своего реального социально-экономического положения.

Приведу пример. Спрашивают пенсионерку, бывшую работницу оборонного завода, у которой двое детей и которая живет на пенсию. Она относит себя к 5 ступеньке, то есть где-то немножко ниже середины, и мотивирует это так: «У меня муж не алкоголик, а дети не бандиты». Вот понимание проблемы простой русской женщиной. Что побудило бы ее оценивать свой социальный статус ниже Если бы был муж алкоголик, а дети — бандиты.

То есть общий принцип, который принят многими социологическими течениями, состоит в том, что человек самоидентифицирует себя не на основании каких-то объективных показателей, а в зависимости от того, с какой референтной группой он сравнивает свое положение.

В такой стране, как Россия, со всеми процессами, которые происходили, с привычной в общем-то бедностью, достаточно типично сравнение с самым что ни на есть худшим положением — когда и в семье раздор, и денег вообще никаких нет, и не известно, на что жить. Отталкиваясь от этого, на этом основании средний класс сам себя идентифицирует и создает.

Мне кажется, что такого рода моменты надо учитывать, и они важны для понимания перспектив социальной стабильности. У нас эта проблема актуализировалась именно потому, что наша мыслящая общественность живет в обстановке ожидания и страха социального взрыва, бессмысленного и беспощадного бунта. Реальные процессы, происходящие в обществе, дают основание для такого беспокойства. Поэтому идет поиск того среднего класса, который как бы этому помешает.

На самом деле это субъективное ощущение, которое зачастую не имеет ничего общего с действительностью, никак не увязывается с реальным положением или имеет к нему опосредованное и отдаленное отношение.

Реально же то, что продолжает оставаться в нашем обществе такой существенный ресурс социальной стабильности, каким является хорошо известное российское терпение. Это в общем-то социально-психологическая черта, связанная с богатым жизненным опытом, когда человек чувствует себя под угрозой быть отброшенным совсем в пропасть, вниз. Хотя “от сумы и тюрьмы” не уйдешь. Но этот ресурс может работать, может поддерживаться только при обеспечении какого-то элементарного жизненного минимума, несомненно большего, чем тот, который существует сейчас.

И последние, что я хотел бы отметить: те же самые исследования ВЦИОМа, о которых говорила Людмила Александровна Хахулина, и исследования Татьяны Ивановны Заславской показывают, что реальная ситуация в России со средним классом примерно следующая.

Во-первых, есть как бы два средних класса: старый средний класс и новый средний класс. Старый средний класс — это в основном специалисты, массовая интеллигенция, положение которой в большинстве случаев ухудшается. Она продолжает себя ощущать средним классом, но это психологическая реакция защиты, компенсаторная. Эти слои испытывают процесс маргинализации и стараются психологически как бы с этим процессом не согласиться, остаться на прежнем уровне. Чтобы поддержать этот слой, нужна определенная социально-экономическая политика.

Новый средний класс, если просматривать его по поведенческим, психологическим критериям — таким, как ориентация на стабильность, на поддержку реформ и т.д., составляют наемные работники, менеджмент, служащие наиболее процветающих солидных предприятий частного сектора, в том числе иностранных фирм и т.д.

У них очень плохо с правами на производстве, но они чувствуют себя уверенно, они связаны с растущим сектором, у них совершенно определенные психологические черты, которые сближают их с таким классическим западным средним классом.

А вот предприниматели — я говорю о мелких предпринимателях — это категория, которая по объективным показателям вроде бы должна относиться к средним слоям, но ее психология сегодня, ее возможное, потенциальное поведение отнюдь не среднеклассовое. Это категория, которая чувствует себя наиболее непрочно, которая в нервно-психологическом отношении раздражена. И понятно чем — и налогами, и рэкетом, включая милицейский и т.д.

Буквально все мелкие предприниматели, с которыми мы имели дело, с которыми мы говорили, они настроены намного хуже, чем даже мелкие служащие, которые получают низкую зарплату. У них особенно обострено беспокойство за будущее свое и своих детей. У них вся ситуация “висит”, они все время в крайней напряженности, которая угрожает их жизни и жизненным перспективам.

В этой связи нельзя не вспомнить, что средние слои в Германии в угрожаемой им социально-экономической ситуации были базой фашизма. И у нас мелкие, а отчасти и средние предприниматели очень часто выражают настроения, которые ничего общего с поддержкой не только власти, но и вообще цивилизованного рыночного реформирования не имеют. Они по настроениям близки или к Жириновскому, или к чему-то национал- патриотическому, но это абсолютно не база для реформаторских политических сил.

М. Урнов

Стимулирование развития среднего класса в России как управленческая и политическая задача

В сегодняшней России наблюдается всплеск политического интереса к среднему классу. Это, как мне кажется, обусловлено двумя основными причинами. Во-первых, развитость среднего класса — одно из необходимых условий существования постиндустриальной экономики и стабильной политической демократии. Во-вторых, термин “средний класс” обладает эмоциональной привлекательностью, поскольку ассоциируется с достатком, стабильностью и благополучием. А такая привлекательность имеет вполне очевидную политическую ценность.

Значительное внимание среднему классу уделяется и со стороны российских ученых. Однако изучение среднего класса пока еще не вышло у нас из начальной стадии. В России до сих пор нет ни одной социологической работы, в которой с равной степенью глубины одновременно рассматривались бы и проблемы идентификации российского среднего класса, и конкретные аспекты его жизнедеятельности.

Работы, специально посвященные этой социальной группе, ориентированы, в первую очередь, на вопросы, “что есть российский средний класс” и “есть ли он вообще”. Наиболее фундаментальным исследованием среднего класса в России, безусловно, является проект Т.И. Заславской, но и в его рамках усилия пока что концентрируются по преимуществу на идентификационной проблематике.

При всей сфокусированности внимания исследователей среднего класса России на вопросах его идентификации, до выработки общей или хотя бы преобладающей позиции по данной проблеме еще далеко. Представления о границах и составе этого слоя у российских социологов существенно различаются. Соответственно разнятся и его количественные оценки, колеблющиеся в пределах от 15 до более чем 60-70% населения страны.

Множественность методик и значительные расхождения в оценках величины и внутренней структуры российского среднего класса обусловлены отнюдь не только индивидуальными предпочтениями социологов или такими универсальными (наблюдаемыми во всех странах) особенностями среднего класса, как гетерогенность и размытость границ.

Сложности идентификации среднего класса в сегодняшней России во многом усугубляются явлениями, характерными для обществ переходного периода: незрелостью социальной структуры и резким обострением “статусной несовместимости” (термин G.Lenski), т.е. значительными нарушениями связей между статусными характеристиками социальных слоев, включая и отсутствие известной цепочки “образование – профессия – доход”.

Идентификация среднего слоя советского периода также во многом затруднена отсутствием этой “цепочки” в течение, по крайней мере, последних тридцати лет существования коммунистического режима (что являлось прямым следствием государственной политики в сфере доходов).

В результате один из главных признаков среднего класса –материальное благосостояние – не только не может играть роль идентификатора этой социальной группы на российской территории, но становится чуть ли ни основным “возмутителем” дискуссий на тему о факте ее существования в России.

Впрочем, с определенной точки зрения наличие множественности подходов к исследованию среднего класса может оказаться даже благом. Если правительство решит приступить к разработке целостной системной политики стимулирования развития среднего класса, то детальный перечень критериев, по которым российские исследователи проводят идентификацию среднего класса, послужит для этой политики прекрасным и практически исчерпывающим набором ориентиров. Я принадлежу к тем, кто считает, что такая политика нужна. Аргументы представлю несколько ниже. А сейчас о критериях идентификации среднего класса.

Совокупность этих критериев имеет смысл разделить на две группы: стратификационные и нестратификационные.

В качестве стратификационных критериев идентификации среднего класса в России чаще всего используются:

- характеристики материального благосостояния (уровень дохода, наличие движимого и недвижимого имущества, а также сбережений),

- показатели профессионально-должностного статуса (положение в иерархии управления, уровень образования и квалификации, сложность профессиональной деятельности, принадлежность к тому или иному сектору экономики),

- показатели владения средствами производства (ключевой показатель для идентификации так называемых “традиционных” средних слоев),

- показатели политического статуса, т.е. степени влияния на принятие властных решений различного уровня,

-характеристики потенциала социальной мобильности, описывающие возможности восходящей и нисходящей мобильности у представителей той или иной группы или слоя,

- характеристики статусных аспектов образа жизни (качество текущего потребления, качество среды проживания, качество досуга, круг общения, социальное настроение и пр.),

- показатели социального престижа.

Среди нестратификационных критериев целесообразно было бы различать критерии формальные (т.е. позволяющие отличать “статистическую” группу от реальной) и содержательные (ценности, установки, представления, стереотипы поведения и т.п.).

К формальным критериям, в частности, относятся: наличие/отсутствие групповой идентичности, устойчивость/неустойчивость персонального состава (соотношение между повышательной и понижательной мобильностью, стабильность/нестабильность стратификационных признаков), интегрированность/разобщенность (развитость/неразвитость целостных субъектных качеств, наличие/отсутствие общности), гомогенность/гетерогенность слоя, четкость/нечеткость его границ, размеры (является ли большинством в обществе).

Примерами содержательных нестратификационных характеристик среднего класса могут служить политические ориентации (идеологические предпочтения, степень вовлеченности в политику), содержательные аспекты групповой самоидентификации, трудовая мотивация, профессиональная этика, социальное самочувствие, потребительские предпочтения, сберегательное поведение, ценности и ориентации в частной жизни и т.д.

К великому сожалению, каждый из только что упомянутых критериев идентификации среднего класса представляет собой в наших сегодняшних условиях не более чем название той или иной нерешенной проблемы. И если попытаться сформулировать направления возможной государственной политики стимулирования развития среднего класса в России таким образом, чтобы все эти проблемы были покрыты и “разобраны”, то получится примерно следующее:

- стимулирование развития сфер деятельности среднего класса,

- повышение профессионального качества тех слоев, из которых рекрутируется средний класс и которые сейчас его начинают составлять,

- превращение слоя российских белых воротничков в слой, обладающий высоким уровнем доходов и достаточно крупной собственностью,

- формирование жизненной среды среднего класса,

- формирование стиля жизни среднего класса, как стиля, господствующего в данном обществе.

Время от времени в дискуссиях о перспективах российского среднего класса возникает вопрос о том, может ли в России в принципе появится средний класс в том виде, в каком он существует сейчас в развитых странах северного полушария. Мне кажется, что может. Во всяком случае, уровень нашей обеспеченности природными и интеллектуальными ресурсами позволяет на это надеяться. Другое дело сроки решения этой задачи. Полагаю, что они будут очень длительными. Реалистический временной горизонт — лет тридцать.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 13 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.