WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 13 |

Я приведу еще один пример. Мы задаем такой вопрос, относящийся к формам и видам доходов: “Что является для Вас наиболее важным для поддержания сложившегося уровня жизни”

Оказывается, что для низшего слоя, состоящего в основном из рабочих и пенсионеров, это соответственно зарплата и пенсия плюс доходы от результатов труда на собственном приусадебном участке. Их размер может быть больше зарплаты и пенсии.

Среди тех, кто относит себя к среднему классу, меньше тех, кто связывает сохранение своего уровня жизни с работой на приусадебном участке. Половину среднего класса кормит только зарплата, хотя и в этом слое около 20% еще уповают на доходы от своего хозяйства. Таким образом, это весьма небогатый слой. В то же время в высшем слое только 7% связывает свое благосостояние с приусадебным участком.

Один из весьма интересных аспектов, связанных с доходами среднего слоя, заключается в самооценке своего дохода. Действительно, важна не только формально объективные показатели дохода, но и его субъективная самооценка.

В этом отношении самооценка доходов среднего слоя существенно отличается от самооценок доходов высшего и низшего слоев. Треть из причисляющих себя к среднему слою считает свое материальное положение неблагополучным. Но больше половины не оценивают свое материальное положение как плохое.

На вопросы о том, выиграли или проиграли от рыночных реформ и как изменились доходы за последние 5 лет, респонденты, причисляющие себя к среднему слою отвечали примерно также как и большинство лиц, относящих себя к высшим слоям. Так, например, четверть из них ответили, что их доходы улучшились. В низших слоях и у рабочих доля считающих, что их доходы улучшились значительно меньше.

Чтобы лучше оценить социальную дистанцию и понять по каким принципам человек причисляет себя к той или иной социальной группе, мы использовали и другой метод. Мы просили людей определить свое общественное и социальное положение по 10-ти бальной шкале. Преимущество этого метода заключается в том, что в нем нет моментов, ассоциирующихся с идеологическими стереотипами и представлениями. Здесь нет даже таких понятий, как “наверху” или “внизу” социальной лестницы, которые потенциально могут быть связаны в сознании с идеологией.

Общая тенденция состоит в том, что люди, причисляющие себя к среднему слою, оценивая свое положение на этой десятибалльной шкале, условной социальной лестнице, ближе к тем, кто причисляет себя к низшим слоям, к рабочим, и больше отличается от высшего слоя. Причем люди, причисляющие себя к среднему классу, были довольно единодушны в оценках своего положения на десятибалльной шкале. Все остальные социальные слои, — как высшие, так и низшие, более разнородны в этом отношении. Среди них есть люди, тяготеющие к среднему слою, хотя относят себя к рабочим или, напротив, к высшему классу. Есть люди, которые просто высоко оценивают свой статус, а также те, которые хотя и отнесли себя к высшему слою, но тяготеют в оценке своих социальных позиций к среднему.

Возникает вопрос, почему корреляционный анализ показал, что оценка на этой 10-ти бальной шкале более всего взаимосвязана с тем или иным уровнем дохода. Другими словами, то, куда себя человек относит, какой себе балл приписывает на десятибалльной шкале, больше всего определяется уровнем дохода, который он имеет. Получается, что люди, которые относят себя к высшему слою по положению, по уровню образования, понимают, что их доход таков, что не позволяет себя отнести к высшему слою по десятибалльной шкале.

В заключении хотелось бы сказать о такой важной проблеме среднего класса как его мировоззрение, политические и экономические ориентации.

Данные показывают, что по своим экономическим и политическим ориентациям, средний слой ближе к высшим слоям, чем к низшим. Причина этого связана с расслоением. Часть людей, которые до реформ относились к социальной группе интеллигенции, имели позиции людей с высшим образованием, понизили свое положение с точки зрения материального статуса. В этом смысле они оказались ближе к низшим слоям общества. В то же время по своему мировоззрению, по ценностным ориентациям и общим политическим настроениям, они ближе к людям из высших слоев. Огромную роль в этом отношении играет фактор образования.

Все это — один из многочисленных аспектов изучения среднего класса. Рассказанное мною — лишь начало исследования. И во многом результаты, о которых я сказала, являются гипотезами, которые требуют дальнейшего уточнения, более глубокого и всестороннего анализа. Очевидно лишь, что формирование среднего класса идет, что даже в массовом сознании закрепляется этот термин. И безусловно с новым поколением придут те, у кого уже не будет представлений об их принадлежности к слою интеллигенции. Потому, что этот слой присущ только людям, сформированным в определенном обществе, с особой стратификационной структурой, где интеллигенция составляла особый слой. И, конечно, этому новому поколению будет проще идентифицировать себя с тем или иным слоем в обществе, в том числе и со средним слоем. Но это только одна сторона процесса — субъективная. Объективная же, как мне кажется, состоит в том, что основой формирования среднего класса в России будет скорее слой специалистов, менеджеров. Для этого нужен целый ряд условий, среди которых немаловажным является и дальнейшее развитие осознанной самоидентификации с тем или иным социальным слоем, представлений о нем в общей социальной структуре.

Л. Гордон

К вопросу о методах исследования
социальной стратификации

Такие интересные выступления, что они вызывают и у меня желание высказаться. Тем более, что я проделал примерно на тех же материалах, что и коллеги из ВЦИОМа, работу, посвященную материально-экономической дифференциации населения, что является важным аспектом для изучения средних слоев.

Но прежде я хотел бы сказать, что совершенно согласен с рассуждением В. Радаева о присутствии некого мифического элемента в понятии среднего класса. Я подчеркиваю, что говорю об элементе, а не о сведении всей проблемы к мифологии. За этим мифическим элементом стоит некоторая объективная реальность. Она состоит в том, что явление, которое обычно обозначается как средний класс, гораздо более гетерогенное, чем многие другие типы классов. Поэтому я предпочел бы говорить о “средних классах”, принципиально во множественном числе. Но из этого не вытекает, что за этим неопределенным термином не стоит реальность.

Существуют по меньшей мере два важных социально-экономических момента, для объяснения и прогнозирования которых понятие средних классов полезно. Это, во-первых, потребление. Используя понятие “средние классы” мы можем в рыночных и даже полурыночных обществах выделять субъект массового, хотя и совершенно нищенски дешевого потребительского спроса. Средние слои — это специфический сегмент потребительского рынка.

Второй момент, тоже вполне реальный, и, как мне представляется, даже более важный, связан с тем, что при всей гетерогенности средних слоев, при всей их культурной разнородности, им всем есть что терять. В этом смысле они действительно склонны избегать экстремистских действий, они труднее поддаются на экстремистскую пропаганду, они скорее склонны к реформизму и оппортунизму.

Но в чем я не вполне согласен с В. Радаевым, так это с пренебрежительной ноткой в отношении статистических расчетов, которые, дескать, в конце концов — техническая проблема. Я думаю, что это не так. Дедуктивно-теоретические построения на основании статистических расчетов принципиально важны и нужны. Причем очень важно, чтобы эти расчеты были многократны, не потому, что один — верный, а другой не верный, а потому что именно тогда, когда отсутствует законченная общепризнанная теория, и необходимы разные расчеты, дающие, поскольку они на разной основе делаются, разные результаты. Сопоставление их и помогает увидеть сложную социальную реальность.

Мои расчеты отличались от тех, которые здесь приводились тем, что принципиально использовались многомерные критерии для выделения групп, находящихся в различном положении. Не один доход или не один имущественный набор, а сочетание того и другого. Анализ этих сочетаний показывает, что средние классы у нас действительно формируются. Причем картина вырисовывается несколько менее оптимистичная, чем та, которая получилась у Татьяны Ивановны Заславской и Людмилы Александровны Хахулиной.

Согласно моим выводам, группы населения, которые можно считать относительно благополучными (то есть те группы, куда входят и богатые, а на нижней их границе находятся средние слои), составляют величину порядка 15%. Это по тем ВЦИОМовским многотысячным выборкам за январи 1995, 1996, 1997 годов.

Поскольку я принципиально не верю в строгие проценты и вообще считаю, что социолог ими не может никого убедить, включая самого себя, я предпочитаю оперировать интервалами. Таким образом, можно сказать, что 15-20% — вот эта группа, по моему мнению, действительно составляет “протосредний класс” с точки зрения формирования специфического потребительского рынка.

У 40% из этой группы есть сбережения. Но приобрести квартиру могут из них только 12%. Большинство представителей этой группы обновляет предметы длительного пользования, 60% из них имеют автомобили.

Что касается социальных настроений людей из этой группы, то они более “продвинутые”. Конечно, они не образуют некое социально-психологическое или культурное единое целое. Но с точки зрения склонности отрицания экстремизма, склонности принимать и продолжать реформы они образуют некоторое целое. Причем здесь чрезвычайно важно, может быть, даже не то, что у них присутствует в сознании, а то что отсутствует. Это единственная группа, внутри которой нет чувства социального отчаяния. Именно в этой группе самый маленький процент тех, кто считает, что “терпеть наше бедственное положение уже невозможно”.

Вместе с тем, сама численность — 15-20% — средних слоев явно не достаточна, чтобы изменить атмосферу в обществе. Она достаточна для того, чтобы служить некоторой социальной базой. Вопрос только заключается в том, успех какой политики на такой социальной базе возможен. Боюсь, что кавиньяковской.

Мне представляется, что в нашем обществе есть шанс, есть возможность относительно быстро расширить средние классы. Каким образом

15-20% — это люди, которым есть что терять, которые в материальном отношении относительно благополучны. Они вовсе не склонны к экстремизму. При этом мало кто из них считает, что терпеть бедственное положение уже невозможно.

С другой стороны, по используемым мой шестимерным критериям оказалось примерно около 30% тех, которые находятся в бедственном положении, из них 80% считает, что терпеть такое положение больше невозможно. Они голосуют за коммунистов и националистов. Не только они, конечно, но они в первую очередь.

Но, как видите, остается еще 50-55%. Это — центральный, промежуточный слой. Он средний в геометрическом смысле, но совершенно не средний в социальном смысле, то есть не является средним классом, который обладает определенными рыночными и социально-психологическими свойствами.

Изучение его с помощью многомерных критериев показало некоторые особенности этой неопределенной, “геометрически средней” группы, на которые раньше не обращали внимания. Суть заключается в том, что промежуточность этой половины населения не столько в том, что их положение похуже, чем у благополучных, получше, чем у бедствующих. Суть в том, что различные стороны их материально-экономического положения — доходы, жилье, питание, одежды, имущество и т.д. — нередко входят в глубокое противоречие друг с другом.

У большинства из них, как это удалось измерить, не средняя по всем составляющим материального положения. Ситуация такова, что одни стороны у них относительно благополучны или приближаются к благополучию, а другие, наоборот, находятся в самом ужасающем положении. Классическое воплощение этого типа — человек, обладавший приличным материальным положением прежде, сохраняющий до сих пор имущество и, что не менее важно, привычку к благополучию, умение строить быт без пьянства, распада, но не имеющий сегодня дохода.

Есть и другой тип внутри этой же группы — молодые люди, которые получили достаточный доход, но не такой большой, чтобы они могли почувствовать себя немедленно богачами, но вполне приличный. Но они еще не адаптировались к этому доходу, не сумели его реализовать: приобрести жилище, наладить быт и т.д. Сравнительно быстро значительные части этой “геометрически средней” группы могут как подняться вверх, так и пополнить ряды бедствующих. В этом очень большую роль играет социальная политика. Но во всяком случае, нужно иметь ввиду, что создание условий, при которых значительной части этой средней группы будет что терять, — дело не безнадежное, а кроме того, крайне важное для социальной устойчивости корабля.

В заключении я хочу заметить, что надежда на подъем, — пусть не всей, но значительной части этой противоречивой группы, — может быть реализована лишь при одном условии. А именно тогда, когда в средние слои попадет часть квалифицированных рабочих и массовой интеллигенции. В нашей стране никто кроме них, — ни бизнес-слой, ни челноки, ни даже какие-то удачливые менеджеры, при всей их важности, не смогут в ближайшем будущем составить массовую базу средних слоев. На самом деле нам надо реально создавать условия для роста пресловутой рабочей аристократии.

Г. Дилигенский

Методологические аспекты изучения среднего класса

Я хотел бы поделиться некоторыми методологическими соображениями, которые возникли у меня пока я слушал доклады и выступления. Мне кажется, что напрашивается необходимость развести два разных подхода к проблеме среднего класса, которые соответствуют совершенно разным целям.

Один подход можно было бы назвать “сайентистским”. Естественна научная потребность в определении социальной структуры каждого общества: необходимо четко обозначить из каких она состоит групп, определить признаки, критерии выделения этих групп. Все это — абсолютно необходимая работа.

Я согласен с коллегой Радаевым в том, что само понятие среднего класса (а не средних слоев при сайентистском подходе), действительно мифологично. Точнее можно было бы сказать, что это есть некий “идеотип”, научная рефлексия. Массовое сознание выражается через образ, к которому стремится. Поэтому понятие “средний класс” можно рассматривать только в связи с определенной общественной потребностью, которая находит выражение в создании идеологем, идеотипов и т.д.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 13 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.