WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 13 |

Конечно, отдельные параметры могут пересекаться, они и должны в чем-то пересекаться. Тем не менее, создать на основе эмпирических данных полную и стройную картину, повествующую о среднем классе, еще никто не смог. Во многом по причине того, что исследователи исходят из плохо применимых к нашим современным условиям концепций, заимствованных из другого социального контекста. Это может быть либо наше собственное прошлое, однако чаще всего приходится иметь дело с заимствованными западными теориями, изначальный смысл и социальный контекст которых сокрыты от нашего глаза. Так создается миф. Что это за миф Как он возник Как подобные мифы эволюционируют

Чтобы ответить на эти вопросы, я совершил бы очень короткий экскурс в историю создания основных западных концепций среднего класса.

Как возникла и набрала силу концепция среднего класса В идейном противостоянии с ортодоксальным марксистским мифом о поляризации буржуазного общества и размывании средних слоев. Как ни старались марксисты и неомарксисты защитить свой миф, все-таки он был разоблачен. Что пришло ему на смену На смену ему пришел новый миф. На этот раз — либерального толка, выработанный уже не на европейском континенте, а в США. Это был миф об “обществе среднего класса”. Он стал своего рода антиклассовым вариантом классовой теории. Речь в нем шла о том, что в американском обществе происходит не просто качественное повышение материальных стандартов значительной части населения. Основной смысл этого процесса заключается в том, что значительная часть вчерашних нижних слоев проникается системой ценностей среднего класса, что, таким образом, на основе этих ценностей возникает некий интегральный, широкий, охватывающий все слои общественный консенсус. На основе этого консенсуса нижние слои и вливаются в ряды среднего класса, идет формирование “общества среднего класса”.

Понятно, что в рамках этой концепции средний класс собственно классом не является; он представляет собой нечто абсолютно безразмерное. Так или иначе, но на смену “темному” мифу о пролетаризации и поляризации приходит “светлый” миф об “обществе среднего класса”. И он работает некоторое время довольно успешно, но тоже имеет свои пределы. Каковы эти пределы

В конце 50-х годов происходит так называемое открытие бедности и открытие “второй нации”, которая живет в замкнутом мире своей субкультуры, не желает перевариваться в “плавильном котле”, приобщаться к ценностям буржуазного общества среднего класса и не вписывается в эту счастливую картину. Открытие бедности и этнических анклавов — именно это заставило снова вернуться к проблеме среднего класса. Внимание было обращено на тех, кто никак не желает или боится скатиться в ряды бедной “второй нации”, но одновременно явно не дотягивает до верхних слоев. Возникали новые концепции о средних слоях, а за ними и новые мифы. Они претерпевали определенную эволюцию, сменяли друг друга, меняли окраску. Подобный процесс происходит и у нас.

В связи с этим возникает вопрос — почему же мы начали говорить столь активно о среднем классе именно сейчас Зачем нам это нужно Мне кажется, для этого есть много причин. Среди них — две наиболее серьезные. Первая заключается в том, что сейчас пришла пора подводить итоги прошедшего периода реформ, первые итоги реформ. И, конечно, их невозможно свести к вопросам финансовой стабилизации, нужно что-то сказать и о положении людей. Разумеется, тут начинается серьезный раскол, ибо коммунистически ориентированные идеологи скажут вам, что произошло ограбление народа, его обнищание, абсолютное и относительное, что даже былой советский средний класс, который, наверное, существовал, — он сегодня ограблен и уничтожен. Либерально ориентированные идеологи, в свою очередь, должны указать на то, что мы имеем сегодня: иной, обновленный средний класс — как свидетельство успеха проведенных реформ. Тогда нужно выявить группы, которые либо уже выиграли от преобразования реформ, либо выиграют от этого в самое ближайшее время. Кроме всего, доказательства первой или второй позиции могут быть использованы во всякого рода предвыборных гонках.

Вторая причина носит, я бы сказал, еще более отчетливый инструментальный оттенок. Обусловлено это тем, что нужно двигаться дальше по пути социальных реформ. Нужно разгрузить государство от непомерного бремени нарастающих социальных выплат и невыплат, поскольку бюджетных средств не хватает, их и не будет хватать. Желательно найти достаточно массовые группы, которые могли бы заплатить за социальные преобразования. Группы, которые располагают своим квалифицированным трудом, ценой накопленных сбережений. Они стали бы надежной опорой нового реформационного витка. При этом они не требовали бы серьезного увеличения социальных расходов. Нужно обнаружить этот социальный мотор, подчистить его, как-то подкрутить, а дальше он заработает сам и поможет нам всем рвануть вперед, причем с минимальными затратами.

Говоря все это, я испытываю некоторую неловкость. Пригласили на конференцию по среднему классу человека, который опубликовал какие-то обширные работы по социальной стратификации. И вот этот человек вместо того, чтобы превозносить предмет собственных занятий, наводит здесь критику. В связи с этим хочу сказать: я отнюдь не намеревался выступить в качестве какого-то записного пессимиста и тем более не собираюсь никого обвинять в излишнем оптимизме. Я ни в коем случае не считаю, что средним классом заниматься не стоит, или что нужно просто все эти мифы, о которых я говорил, взять и отбросить. Нет, дело обстоит совершенно иначе. У концепции среднего класса есть много недостатков, но один из них очень серьезный. И заключается он не в том, что эта концепция мифологична, а в том, что она недостаточно работает, что она зависла между “левом мифом” об уничтоженном среднем классе и “правом мифе” о бесплатной социальной силе реформ.

Кстати, миф об уничтоженном среднем классе сегодня уже обречен. Как ни считай, как ни используй статистические данные, скрыть наличие средних слоев в нашем обществе просто не удастся — какие бы критерии и показатели не были при расчетах взяты за основу.

Основная задача вообще состоит сегодня не в том, чтобы грамотно подсчитать, а в том, чтобы определить тот конкретный смысл, который мы собираемся вкладывать в это понятие среднего класса. Понять идейную и идеологическую подоплеку концепций среднего класса. То есть, не столько бороться против мифов о среднем классе, что практически невозможно, сколько стремиться понять их, осмыслить их глубинное содержание и использовать в разумных целях.

Л. Хахулина

Субъективные аспекты в процессах формирования среднего класса в современной России

Я хотела бы остановиться на некоторых результатах исследования, основанных на субъективном подходе к выделению среднего класса. Суть этого подхода основана на социологической теории стратификации, т.е. выделении иерархически упорядоченных слоев по принципу выше-ниже. Элементом социальной стратификации является слой ( иногда употребляют термин “класс”). Под ним подразумевают группу людей, которая составляет определенную совокупность по более или менее высокому или низкому общественному положению, по этим признакам отличающуюся от других групп. В силу этого существует некая социальная дистанция, которая позволяет ощущать, что одни находятся выше, другие ниже. Важнейшей характеристикой социального слоя, социальной группы, является то, что ее члены объединены некоторой внутренней связью, чувством принадлежности к этой группе. В основе этого чувства лежит представление об обособлении, противопоставление “мы” — “они”, “другие”. Проявлением на эмпирическом уровне этого социального чувства принадлежности к той или иной группе, слою, классу является идентификация себя с тем или иным социальным слоем, группой, классом в обществе. Сказанное означает, что средний класс, как элемент социальной стратификации, объединяет людей с общим социальным положением и с общим чувством принадлежности к этому слою.

Безусловно, самоидентификация с определенным слоем не является достаточным критерием для того, чтобы выделять этот слой, но он является необходимым критерием, чтобы мы говорили о социальном слое не как просто о некой статистической совокупности, а как о некой социальной группе, которая является субъектом общественной жизни. Эта группа является социальной силой, субъектом и объектом социальной политики. Социальная политика (в широком смысле этого слова) может, со своей стороны, воздействовать на сознание социального слоя или группы, в частности на процесс ее самоидентификации.

Посмотрим, что же происходит с тем слоем, который ощущает себя как “средний”. Эти люди, идентифицирующие себя со средними слоями, со средним классом, и были объектом нашего исследования. Мы хотели, во-первых оценить размеры этого класса, выяснить, сколько людей причисляют себя к средним слоям; во-вторых, определить основные факторы, влияющие на идентификацию этих людей с данными слоями; в-третьих, определить их материальное положение и стиль жизни, характерный именно для этих людей и, в-четвертых, их ценностные ориентации. Вопрос о том, являются ли средние слои, средний класс особенным с точки зрения ценностных ориентацией представляется особенно важным.

Эмпирической базой нашего исследования служили данные социологических обследований в рамках мониторинга, которые проводит ВЦИОМ начиная в 1991 г. Вот его некоторые результаты.

Прежде всего, как справедливо отметил В. Радаев, само понятие среднего класса вошло в научный обиход, а затем через СМИ в массовое сознание в эпоху перестройки. Так что в целом можно сказать, что это совершилось совсем недавно.

Социологические данные свидетельствуют о том, что в 1991 г. огромное количество людей не знали что такое “средний класс”, “средние слои”, и потому более трети опрошенных вообще не понимали о чем их спрашивают, когда задавался вопрос о их социальной самоидентификации. 20% людей вообще не признавали такого подхода. Начиная с 1995 г. в общественное сознание изменилось. Число тех, кто затруднился ответить на вопрос о своей социальной принадлежности, резко сократилось. Сегодня к среднему слою себя относят чуть больше 1/3 опрошенных. Это более или менее постоянная величина за последние годы.

В 1997 г. мы попробовали немного изменить формулировку вопроса, но все равно приблизительно чуть более трети опрошенных относили себя к среднему слою.

Много это или мало К среднему классу в развитых западных странах относит себя половина людей, а в некоторых и больше. Поэтому говорить о том, что средний слой в России многочисленный, пока не приходится. Это естественно, трудно было бы ожидать другого.

Второй вопрос, который возникает в связи с этим: какие факторы в большей степени влияют на то, что человек относит себя к тому или иному слою Это могут быть и социально-демографические факторы (такие как пол, возраст, место проживания), и статусные характеристики, связанные с профессионально-должностным статусом, с основной формой занятия, местом работы и имущественным положением.

Регрессионный анализ, который мы провели, для того, чтобы выделить наиболее влиятельные факторы, показал три наиболее влиятельных фактора. Первый — это социально-должностной фактор; второй — образовательный и третий — доходный.

Этот результат не является неожиданным. Мы не на пустом месте создаем общество, мы переходим от бывшего социалистического к нынешнему постсоциалистическому, сохраняя большую долю тех людей, которые составляли у нас слой интеллигенции, т.е. высокообразованных людей. Другие исследования также показывают, что образование позволяет, несмотря на внутреннюю большую разнородность этого слоя, в большей мере адаптироваться к происходящим изменениям.

Если посмотреть на социальную структуру современного российского общества, на слои и группы, составляющие его, то можно увидеть, что в каждой социальной группе есть свои так называемые модальные слои, которые образуют его. Так, в низшем слое это будут в основном пенсионеры и рабочие, лица пожилого возраста и те, кто в ближайшее время пополнит ряды пенсионеров (таких в низших слоях почти четверть). Модальной группой высшего слоя являются в основном руководители и специалисты высокого класса. Но и некоторые домохозяйки и учителя относят себя к этому статусу. Средний слой оказался более расплывчатым, и его модальную группу трудно выделить. Можно лишь сказать, что около половины составляют руководители и специалисты, госслужащие, к ним примыкают высококвалифицированные рабочие. Таким образом, важной характерной чертой среднего слоя и является то, что в нем нет одной модальной группы. В этом смысле он действительно средний, он вбирает различные социально-профессиональные статусные группы, их верхушку.

Что касается второго фактора, влияющего на самоидентификацию, то есть на образование, то по образованию средний слой ближе к высшему, потому что большинство людей, составляющих его, имеют высокий уровень образования. Хотя по образовательному признаку модальная группа среднего слоя состоит из лиц со средним и средним специальным образованием.

Если мы обратимся к анализу работающего населения, относящего себя к среднему слою, то в этом аспекте модальная группа видна более четко. Ее составляют в основном специалисты, часть менеджеров, служащие и обслуживающий персонал.

Относит ли себя к среднему слою самозанятое население и предприниматели Из-за того, что в статистическом отношении их очень мало, методы анализа, связанные с социологическими опросами, неэффективны. Тем не менее, обычно в рамки социологического опроса не попадают высшие предприниматели, а попадают мелкие бизнесмены.

В целом можно заключить, что на сегодня основой формирования среднего класса могут стать специалисты и менеджеры. И в несколько меньшей мере малый и средний бизнес. Я говорю в меньшей мере потому, что он пока у нас находится в зачаточном состоянии, хотя у него большой потенциал для роста. Но как только для него будут созданы хорошие условия для роста, он сможет быстро вырасти.

Теперь о третьем факторе, о доходах. Общая тенденция заключается в том, что средний слой по уровню доходов больше примыкает к более низким доходным группам, чем к высоким. Напомню, что по фактору образования наблюдалась противоположная тенденция.

В этом смысле средний класс пока не демонстрирует образцы потребления и стиля жизни, который обычно связывается со средним классом, когда говорят о западных странах. Из ответов на вопрос о вещах, имеющихся в семье респондента, было ясно видно, что средний слой вовсе не является зажиточным, что он в этом отношении гораздо ближе к низшим слоям, чем к высшим.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 13 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.