WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 13 |

Доходы среднего слоя в несколько раз ниже, чем верхнего, но в 2-2,5 раза выше, чем нижестоящих слоев. В динамике его материальное положение улучшается. Так, с 1993 по 1996 г. доля представителей среднего слоя, живших бедно, уменьшилась с 23 до 7%, живших между нуждаемостью и относительным достатком возросла с 71 до 80%, а живших зажиточно и состоятельно выросла с 6 до 13%. Социальное самочувствие этого слоя тоже намного хуже, чем верхнего (индекс настроения 0,98 против 2,2), но существенно выше, чем у базового (0,79) и у нижнего (0,67).

Из сказанного ясно, что второй и третий сверху слои нашего общества не служат частями единого целого. Положение и интересы среднего слоя пока ближе к базовому, чем к верхнему слою. По сути, он представляет собой верхушку базового слоя, еще не успевшую окончательно отделиться. Таким образом, второй сверху слой правильнее рассматривать как верхний, а третий ‑ как средний.

Элементы среднего слоя

Нижний бизнес-слой

Состав этой группы ‑ преимущественно мужской, причем в 1993-94 гг. мужчины составляли 58%, а в 1995-96 ‑ 62%. По "молодости" своего состава мелкие бизнесмены заметно опережают крупных, занимая по этому признаку первое место среди всех изучаемых нами групп. При этом в динамике наблюдается тенденция к дальнейшему омоложению группы, что говорит о высоком уровне входящей и исходящей социальной мобильности.

Мелкие бизнесмены не отличаются высоким образованием. Две пятых имеют полное и неполное среднее образование, треть ‑ среднее специальное, и четверть ‑ высшее образование, что соответствует средним данным по выборке. Эта группа ‑ одна из наименее урбанизированных: 56% ее представителей живут в малых городах и селах. Естественно, что большая часть их (65%) заняты в частном и приватизированном секторах экономики, 60% считают своим основным занятием бизнес, а 40% (менеджеры) ‑ работу по найму. При этом около четверти имеют собственное дело, а половина занята ИТД.

Судя по уровню сообщенных доходов, материальное благосостояние этой группы ненамного выше среднего по России. В 1996 г. доля бедных в их составе составила 15%, а богатых ‑ 12%. Однако есть основания полагать, что доля теневых доходов предпринимателей существенно выше, чем у тех, кто живут на зарплату. Не случайно, самооценки своего материального положения представителями мелкого и среднего бизнеса намного более оптимистичны, чем следовало бы ожидать, исходя из уровня сообщенных ими доходов. В 1995 г. хорошим и средним свое положение считали 58% мелких бизнесменов, а в 96 г.‑ 66%. Соотношение позитивных и негативных оценок в 1995 г. составляло 1,5 раза, а в 96 г. ‑ 2,2 раза (почти как у верхнего слоя). По своему социальному самочувствию группа мелких предпринимателей занимает третье место после верхнего слоя и государственных служащих.

Социальное качество российского бизнес-слоя, к сожалению, трудно признать высоким, так как у него отсутствует опыт цивилизованного предпринимательства; он, с одной стороны, находится в сильной зависимости от государственной бюрократии, а с другой, тесно с нею сращен. К тому же значительная часть его деятельности носит теневой характер: он уклоняется от налогообложения, решает проблемы с помощью подкупа чиновников, использует поддельные документы (авизо, лицензии, накладные и проч.), грубо нарушает установленные технологии производства, откровенно сотрудничает с криминальными структурами. Все это формирует весьма специфическую деловую этику, отличающуюся низким уровнем правопослушности, всеобщим недоверием предпринимателей друг к другу, восприятием обмана и махинаций как "естественных" атрибутов "рынка", широким распространением этнических фобий и т.д. Общепризнанность и практическая реализация таких этических норм накладывает отпечаток не только на деловую деятельность, но и на типы личности бизнесменов России.

Профессионалы

Группа квалифицированных специалистов, или профессионалов увеличивалась в рассматриваемый период наиболее быстро. В 1993 г. она составляла около 5%, а в 1996 г. ‑ 9% всего работающего населения. Это преимущественно женская и все более феминизирующаяся группа ‑ в 1993 г. женщины составляли в ней 54, а в 1996 ‑ 59%. Здесь наименьшая и продолжающая снижаться (с 14 до 12%) доля молодежи, наибольшая и растущая доля лиц в зрелом возрасте (21 ‑ 25%). Практически все представители этой группы имеют законченное высшее образование, многие прошли дополнительную подготовку, повышение квалификации, небольшая часть имеет научные степени. 60% живут в столицах и крупных городах. Подавляющая часть этой группы (87%) занята в государственном секторе, на частный же сектор приходится всего 7%. Квалифицированные специалисты ‑ сравнительно высоко обеспеченная группа. В 1993 г. бедных среди них было 8%, а в 1996 г. и вовсе 1%. Зажиточных и состоятельных насчитывалось соответственно 9 и 16%. Индекс самооценки материального положения здесь заметно выше среднего (150 против 120), но существенно меньше, чем у предпринимателей.

"Государевы служилые люди"

Эта группа сравнительно малочисленна и, по-видимому, выделена не совсем удачно, так как многие показатели ее состава и статуса сильно скачут от года к году. Ограничусь средними характеристиками этой группы за 4 года (1993-96). Около половины ее (46%) составляют офицеры разных силовых структур. Здесь 72% ‑ мужчины, треть из которых не достигли 30 лет, пожилых людей очень мало. Высшее образование имеют 40-45%, среднее специальное ‑ 30-35, общее среднее ‑ 25%. Поселенческая структура этой группы урбанизирована, так как речь идет не о полевых офицерах, а о городской части военных, служащих в милиции, военкоматах, ФСБ. Естественно, что почти все они (за исключением частной охраны) заняты в государственном секторе. Материальное положение этой части "служилых" неплохое. Бедные составляют 4%, относительно богатые ‑ 10%, а большинство живут между нуждой и достатком. 46% представителей этой группы попадают в три верхних дециля по доходам. Однако самооценки их материального положения ниже, чем в предыдущей группе. Социальное самочувствие "служилых людей" подвержено резким колебаниям. В 1993-94 гг. его индекс составлял 113, в 1995 г. ‑ 72, а в 1996 г. ‑ 134. Можно предположить, что это было связано с ходом событий в Чечне.

Надо ли изучать средний слой

Возникает вопрос, стоит ли уделять так много внимания слою, который пока реально не существует и тем более не способен выполнять функции, связываемые с западными средними классами Думается, что не сложившийся, социально незрелый и разнородный средний слой нашего общества представляет интерес с двух точек зрения. Во-первых, как потенциальный источник формирования (возможно, через два-три десятилетия) реального среднего слоя, а позже и класса, постепенно становящегося гарантом поступательного развития и социальной устойчивости общества. Чтобы следить за развитием этого процесса, важно исследовать социальные качества тех групп, которые составляют сегодня средний протослой России, динамикой их количественного и качественного развития.

Во вторых, и это представляется главным, средний протослой объединяет ту часть российского общества, которая обладает наибольшим социально-деятельностным потенциалом и больше других заинтересована в либерализации общественных отношений. Роль, выполняемая средним слоем в трансформационном процессе, определяется его высоким (для условий России) профессионально-квалификационным потенциалом, способностью адаптироваться к меняющимся "правилам игры", активным участием в преобразовании устаревших общественных институтов, относительно благоприятным материальным положением. В настоящее время, несмотря на свою маломощность, этот слой является и социальной опорой, и главной движущей силой реформ, практическое проведение которых в жизнь осуществляется преимущественно его усилиями.

Если верхние слои воплощают целеполагание и волю общества, то средний слой ‑ носитель энергетического начала и массовой повседневной социально-преобразовательной деятельности. Однако реализуемый курс экономических реформ ставит представителей этого слоя в трудное и невыгодное положение, лишая его возможности нормального становления. Немаловажно и то обстоятельство, что все относящиеся к нему группы несут сильнейший отпечаток советской и российской культуры, в том числе деловой и общечеловеческой этики, столь далекой от западной. Что касается практических выводов, то ставить задачу ускоренного формирования зрелого и эффективного среднего слоя, служащего социальным стабилизатором общества, конечно, бессмысленно. Единственное, что можно и нужно ‑ это, во-первых, создать возможно более благоприятные условия для позитивной социально-инновационной деятельности имеющегося среднего протослоя и, во вторых, рассматривать его динамику в качестве одного из важных показателей эффективности проводимых реформ.

В. Радаев

Формирование мифа о среднем классе в посткоммунистической России

Уважаемые коллеги, название моего выступления практически повторяет название конференции, за исключением одного коротенького слова — миф.

Говорящие сегодня о среднем классе делятся на два лагеря. Одни считают, что средний класс то ли уничтожен, то ли никак не появится, и усматривают в этом трагедию реформируемой России. Другие утверждают, что на самом деле средний класс в России уже сформировался, и наша задача состоит в том, чтобы обозначить его границы, определить, что называется, “штатный состав”. Но и та, и другая стороны едины в том, что средний класс — это принципиально важно. При этом, заметим, ему начинают приписывать сверхъестественные, едва ли не демонические и зачастую взаимоисключающие свойства. Получается, что средний класс у нас и проводник подлинных реформ и, одновременно, их прямой результат. Он мощный двигатель социально-экономических преобразований и в то же время гарант стабильности и устойчивости в обществе. Средний класс представляют как силу, которую всячески нужно активизировать, и как фундамент — платформа, на которую мы должны опереться.

Характерно, что об этом говорят одни и те же люди, перечисляя такие противоположные свойства среднего класса просто через запятую. Так возникает и формируется образ некоего социального слоя, который может все и сразу. Он и налоги заплатит в полной мере, и одновременно поднимет эффективный спрос на потребительских рынках. Он и малый бизнес разовьет, и одновременно обеспечит прилив столь желанных инвестиций. А вдобавок он еще и проголосует, за кого надо.

Кто же сегодня приглашается в этот средний класс Если речь идет о слоях со средним уровнем дохода и средним уровнем материальной обеспеченности, то все сводится к счетно-статистическим операциям и на высокую идею никак не тянет. К тому же, проблема самого наличия или отсутствия среднего класса здесь снимается, потому что при любом статистическом распределении этот средний класс будет обнаружен в виде середины без полюсов. А он таким, как правило, не бывает.

Может быть, нам действительно нужно сравнивать средние слои в современной России с их аналогом в западных обществах, и считать средним классом тех, кто достиг определенных западных жизненных стандартов. Этот аспект должен иметься ввиду, но все-таки ограничиваться им при изучении среднего класса нельзя. Мы все чувствуем, что речь идет о решении некой крупной проблемы, затрагивающей и экономику, и политику, и социальную сферу. Поэтому первый вопрос, который мы задаем, обращаясь к определению понятия “средний класс”: о середине ли идет речь Мы говорим “средний”, а подразумеваем нечто большее, нежели выделяемую просто по статистическим параметрам группу населения. Мы видим глобальную проблему, связанную с этим понятием. В чем суть этой проблемы

Так как понятие среднего класса пришло к нам из западной стратификационной теории, то посмотрим на эту проблему с социологической точки зрения. Здесь сразу же возникают два простых, но весьма принципиальных момента. Первый заключается в том, что ответ на вопрос о наличии среднего класса и определение его численности в любой стране, включая Россию, зависит непосредственно от выбора стратификационного критерия. Второй момент — этих стратификационных критериев очень много. И самое обидное, что, выбрав один критерий, мы получим картину, прямо противоположную той, которая будет вырисована при применении другого критерия. Одно, если, стремясь определить средние слои, мы берем группы с так называемым джентльменским имущественным набором — с хорошей квартирой, домом, машиной, всем набором бытовой техники, сбережениями. Другое, когда начинаем спрашивать людей, кто сам из них относит себя к среднему классу. Третье, если подходим к делу с социально-профессиональной точки зрения. Но в любом случае, какой бы критерий мы ни взяли за основу, мы должны быть готовы к тому, что наш средний класс окажется неоднородным, что в включенными в его состав окажутся группы, каждая из которых обладает собственным весьма специфичным социальным профилем.

Не случайно в большинстве западных моделей среднего класса, как правило, оказывается не один, а несколько “средних классов”. Речь может идти о высшем, о низшем, о так называемом старом среднем классе, к которому относятся малые предприниматели, квалифицированные специалисты или профессионалы. Наряду с этим используется понятие обслуживающего (или служивого, или служебного — как будет угодно) класса, так называемого “сервис-класса”, который включает часть чиновников и социальных работников. Чаще же всего при изучении среднего класса на Западе используется модель трехчленного деления среднего класса или трех средних классов — высшего среднего, среднего среднего и низшего среднего (up-middle; middle-milddle; down-middle).

Как только мы начинаем говорить о среднем классе в современной России, возникает естественный вопрос. Почему люди со средней величиной дохода должны вести себя сходным образом Скажем, одинаково голосовать Почему президент, обращаясь к понятию “средний класс”, говорит только о малых предпринимателях и не вспоминает, скажем, о квалифицированных специалистах Что, последних в этом большом отряде уже нет или еще нет

Задать подобных вопросов можно много. Почему они возникают вообще

Главное состоит, мне кажется, в том, что со строго стратификационно-социологической точки зрения среднего класса как единого целого попросту не существует. Ни с точки зрения совпадения социально-экономических позиций, ни с точки зрения единого мировоззрения, ни с точки зрения единообразного поведения.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 13 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.