WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 ||

Я бы хотела сказать об одном аспекте, который еще не был упомянут. Дело в том, что невозможно сравнивать современное общество России с обществом Америки или Западной Германии накануне войны. Ведь это были другие культуры и цивилизации, по другому была устроена их жизнь. Так, например, телевизора не было нигде, ни у среднего класса, ни у какого другого. А сейчас, особенно в России, наличие телевизора — один из сильных показателей для социальной стратификации. Поэтому мне кажется, здесь надо брать не временные вехи и не уровень экономического развития разных стран за основу для сравнения, а как сравнивать социальные процессы внутри каждой страны, на разных этапах ее развития. Как, например, идут процессы потребления и накопления у современных средних слоев, которыми располагает наша нынешняя российская цивилизация, и уровень производства.

Я помню еще в начале 80-х годов, когда китайцы говорили о продвижении своего уровня жизни, они оперировали таким понятием как количество швейных машин и велосипедов на душу населения. Нам тогда было смешно это слышать. Наверное, европейцу смешно говорить о цветном телевизоре как о дифференцирующем факторе в современной России. Но тем не менее, мы не должны игнорировать этот важный для нас фактор. Если Клинтон говорит, что у них 77% населения живут в собственных домах, то мы должны сказать, что этот критерий для социальной стратификации нам не подходит. Мы живем в другой цивилизации, в другой культуре, в других условиях. И хотя многие хотели бы жить в отдельных домах, это еще не стало общераспространенной частью нашей российской жизни, а потому не может быть даже ориентиром для выделения среднего класса в современной России.

Е. Шищурин. Для телеканала СТБ Украина

Вопрос г-же Заславской и г-ну Гайдару. Сегодня очень много говорили о факторе влияния среднего класса на парламентские и президентские выборы. Можно ли в этом отношении сравнить средний класс российский с украинским Это гораздо ближе чем сравнивать с Америкой или Германией. И на сколько средний класс Украины может повлиять на выборы, которые состоятся буквально послезавтра

Т. Заславская

Я могу лишь предположение высказать. Мне кажется, что вряд ли за это время так сильно могли разойтись две части, две ближайшие республики, чтобы украинский средний класс или средний слой был бы не похож на российский.

Что касается среднего слоя как политической силы, его нельзя сейчас рассматривать как нечто целое, он слишком разнообразен, гетерогенен, слишком расплывчат. Видимо надо говорить, все таки, о другого рода измерениях средних слоев. Не о группах, на вертикальной социальной лестнице, а группах, которые выделяются по ряду других признаков, прежде всего по типу политического сознания.

Е. Гайдар

Я не изучал специально положение и развитие среднего класса на Украине и не решаюсь давать ответы на этот вопрос.

Корреспондент Интерфакса

Вопрос к Татьяне Ивановне Заславской. Татьяна Ивановна! С одной стороны в Ваши средние слои не вошли учителя и врачи, а с другой стороны, Вы включили в них некого предпринимателя, культурный портрет которого, нарисованный Вами, оставляет желать лучшего. В этой связи вопрос — есть ли духовная общность у складывающегося российского среднего слоя Спасибо.

Т. Заславская

То, что касается учителей и вообще массовой интеллигенции, то мы включаем их в средние слои сразу. Но даже уже в гипотезе у нас интеллигенция была разделена на две группы. Первая группа назывались высшей интеллигенцией. Позже она была преобразована в квалифицированных специалистов — “профи” и вошла в средний слой. Вторая группа называлась массовой интеллигенцией. Она включает в себя многие миллионы учителей, в том числе и сельских, врачей, инженеров, служащих. Для нас, с одной стороны, становится очевидным, и это подтверждено данными, что интеллигенция была по вертикали сильно разобщена. Это с самого начала было видно, а последние данные показывают, что она интенсивно размывается: часть ее переходит и перерастает вверх, включается в верхние слои, а часть, даже внутри ее базового слоя, переходит в нижний. И это понятно, поскольку мы знаем, какова ситуация в России сегодня.

Я думаю, что духовной общности пока нет, ведь просто нет базы для этого, средний класс пока не интегрирован. Это мы его статистически собираем на страницах наших статей. В реальности еще нет никакой организации, которая пыталась бы объединить средний класс и нет его единства. Мы пытались найти взаимосвязи между объективными и субъективными факторами, объективным экономическим и социальным положением и субъективной самооценкой средних слоев. Самые первые данные, полученные нами по этой проблеме в начале 1993 года, просто нас ошарашили. Так как те, кто объективно, по социальным позициям и уровню материальной обеспеченности, относился к низшему классу, объявляли себя высшим, и, наоборот те, кто объективно, по уровню доходов например, относился к высшим слоям, считал себя низшим классом.

Г. Томчин

Уважаемые дамы и господа! Я хотел бы два слова сказать от “подопытных кроликов”. В последние три года я возглавляю Всероссийскую Ассоциацию приватизированных и частных предприятий. За это время много раз социологи привлекали меня и в качестве респондента и в качестве эксперта, который должен был рекомендовать людей для опросов при исследованиях среднего класса. Это, как и богатый опыт общения с представителями слоя собственников, с менеджерами различных частных и приватизированных предприятий, дал возможность осмыслить некоторые проблемы, связанные со средним классом.

На мой взгляд, понятие среднего класса включает в себя прежде всего тех людей, которые стремятся к наименьшему риску в жизни, к стабильной жизни. Можно предположить, что у людей чувство стабильности усиливается, когда их доходы складываются из доходов от профессиональной деятельности, то есть наемной деятельности, и доходов от накопления. Тогда уменьшается риск в жизни. Если есть эти две составляющие, то, вероятно, тогда человек больше склонен к консерватизму, а в современных российских условиях — к продолжению рыночных реформ. Напротив, если доходы состоят только из одной составляющей, например, профессиональной деятельности, которая не позволяет создать сколько-нибудь значительные накопления, то чувство риска повышается. Вместе с тем, у верхнего слоя, у богатых, желание рисковать больше, сильнее развит авантюризм и стремление лично влиять на общество. У среднего класса, при стабильной жизни, тоже есть склонность влиять на жизнь всего общества, но эта склонность к опосредованному, а не личному влиянию, влиянию своей общей социальной позицией, своим социальным поведением. В отличие от высшего и среднего класса нижние слои, которые получают доход только от своей профессиональной деятельности, которая не позволяет им сделать никакого накопления, склонность влиять на общественную жизнь связана больше с активными массовыми действиями, политическими акциями, что и является основой для общественных потрясений.

На мой взгляд практика, исследования среднего класса должны быть нацелены прежде всего на решение двух задач. Методы и подходы исследований должны соответствовать характеру этих задач и потому быть различными. Первая задача — это использование нынешней ситуации в ближних, тактических, политических целях. Вторая — это создание условий для выращивания среднего класса для дальних политических целей, стратегических.

Поэтому для решения тактических, связанных с ближайшей перспективой задач, можно пользоваться понятием среднего класса как, с одной стороны, вновь создаваемого слоя и, с другой стороны, массовой интеллигенции и части рабочих, у которых сейчас остался только менталитет среднего класса. Они в советское время тоже, можно сказать, были нашим средним классом, куда я причислил бы еще и шахтеров, и работников Крайнего Севера. Не случайно их политическая ориентация в начале реформ совпадала с общим курсом реформаторов. Сейчас это, конечно, резко изменилось. Что касается массовой интеллигенции — врачей, учителей и т. д., — то они узнают, что они средний класс в основном из средств массовой информации. Естественно, что их уровень жизни никак не соответствует хотя бы приблизительному уровню жизни среднего класса. Видимо, эти слои можно считать остатком среднего класса, который можно еще использовать в политических целях, но в дальней перспективе он исчезнет.

Что касается стратегических целей, то средний класс нужен прежде всего для достижения стабильной жизни, так как это есть класс “малого риска”.

Что нужно в первую очередь для развития средних слоев Нужно создавать условия для появления доходов от накопления, возможности получать доходы от накопления. Специфика российской ситуации заключается в том, что мы не можем считать богатого россиянина, имеющего машины, квартиры, доллары, лежащие в заграничных банках, по его менталитету “не рискующим”, поскольку у него большая часть состояния связана не с “белой”, а с “черной”, теневой экономикой. Посему степень риска у него высока. Поэтому первоочередная задача — сделать всю экономику “белой”, правовой и легальной. В этом отношении огромное значение имеет совершенствование налоговой системы. При этом я совершенно не согласен, что нужно сглаживать дифференциацию в доходах. Ведь богатые нужны, они тратят часть своих доходов на расширение производства, на создание новых рабочих мест, на то, чтобы люди, профессионально работая, могли получать приличные деньги и делать накопления. Так создается база средних слоев, основы стабильности в обществе. Если же не давать возможность богатым богатеть, то некому будет создавать частные предприятия и, соответственно, рабочие места. Поэтому прогрессивная шкала подоходного налога сегодня для России пагубна.

Е. Гайдар

Заключительное слово

Спасибо дорогие друзья. С вашего разрешения я хотел бы подвести черту под нашей работой. Если позволите, буквально несколько коротких ремарок.

Поднят вопрос о том, является ли понятие среднего класса идеологическим мифом. Во многих социальных построениях есть всегда мифологический компонент. Марксизм, на котором воспитывалось большинство здесь присутствующих, — это прекрасное сочетание сильного мифологического компонента с серьезным содержанием, отражающим реальные социально-экономические процессы. В этой связи говорить о том, что в понятии «средний класс» есть элемент мифологии — ничего не сказать. Важнее сказать, есть ли в этом понятии что-то, что не является мифологией. На мой взгляд, критерий здесь очень простой. Если есть набор характерных черт поведения, которые специфичны для этой группы и которые устойчиво отличают ее от других групп населения, тогда этот термин не чисто мифологический. Для меня средний класс выявляется как понятная мне категория из среднедоходной группы, если присутствуют три компонента. Первый связан с самосознанием, то есть если люди осознают себя, хотя бы в какой-то степени, как средний класс. Второй связан с реальным уровнем доходов, то есть если они действительно принадлежат к среднедоходным группам населения. И третий связан с поведением, то есть если люди в качестве представителей среднего класса ведут себя как средний класс. Принадлежащие к среднедоходным группам населения характеризуются определенными специфическими типами поведения: потребительского поведения, политического поведения и т.д. Эти группы голосуют несколько иначе, чем остальные. Они имеют иные потребительские ориентиры и стандарты, отличающие их от всех других.

Здесь было интереснейшее выступление И. Рывкиной, в котором рассказывалось о модельном образе среднего класса, о том, как он представлялся на закате советской эпохи опрошенным экспертам. Мы увидели прекрасную картинку предреволюционного сознания, где все носило утопический характер. И хотя было ясно как день, что никогда такое не может существовать в реальной жизни, но все же представлялось, что жизнь таковой и будет. И потом, конечно, наступает разочарование, когда выясняется, что жизнь таковой быть никак не может.

Я сделаю короткое отступление. Как-то специально занялся изучением мировоззрения Гайдара в призме видения его политических оппонентов и комментаторов. Я убедился, что мировоззрение этого Гайдара очень интересно. Оно полностью воплощает в себе все мифы и заблуждения постсоциалистической эпохи. Этот коллективный Гайдар как раз и думал, что сразу после того, как рухнет социализм, расцветут сто цветов, появится мощный средний класс, экономика начнет развиваться бурными темпами и все будут жить немедленно как в Швейцарии. Этот образ Гайдара, сложившийся в сознании этих людей, связан с их собственным разочарованием в своих заблуждениях. Но они приписывают заблуждения другому, перенося на него свое разочарование в своих иллюзиях. В этой связи можно сказать, что этот миф о среднем классе, который будто бы сразу станет мощным, преуспевающим, будет ездить на хороших иностранных машинах и жить на виллах, должен был столкнуться с тяжелейшими проблемами переходного периода. Неизбежно, что происходила дезорганизация старой советской социальной группы, которую можно условно можно назвать “советским средним классом”. Неизбежно происходило ее расслоение. Это тяжелая травма. И только постепенно начался процесс новой самоидентификации, новой самоорганизации, новой стабилизации среднего класса, — в других условиях и на другом уровне.

Мы сегодня обсуждали интереснейшее исследование Людмилы Александровны Хахулиной по самоидентификации среднего класса, показывающее постепенный рост числа людей, которые относят себя к среднему классу и постепенный процесс консолидации среднего класса. Таким образом, происходят два процесса. Один очень быстрый — это процесс дезорганизации и ломки старого “советского среднего класса”. И второй очень медленный — это процесс новой самоидентификации нового постсоветского среднего класса. Второй процесс и не может быть не медленным. Здесь интересно, что наблюдается тенденция постепенной консолидации этой новой социальной группы.

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.