WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 13 |

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Е. Гайдар

Вступительное слово

Открывая международную конференцию, посвященную проблемам среднего класса в России, приглашаю всех участников к профессиональному и максимально деполитизированному разговору.

Что мы, собственно, имеем в виду, говоря о среднем классе Какими пользуемся критериями, выделяя его из многочисленных групп населения И как понимаем Как предмет воздействия Как самоидентифицирующийся субъект со своей устойчивой ценностной ориентацией Или как условное обозначение целого комплекса проблем

Как известно, классическое распределение доходов среднего класса можно проследить по кривой логнормального распределения. Если вести речь о дореформенном времени, в эту кривую хорошо укладывались и выборочные исследования доходов населения, и официальные общегосударственные данные о балансе доходов. Но с 1991-1992 гг. данные выборочных исследований и официальные данные Госкомстата начинают расходиться. И возникает очень естественная гипотеза, что данные, предоставляемые Госкомстатом, с одной стороны, занижают число бедных, а, с другой стороны, занижают доходы богатых. Результаты исследований, которые в течение нескольких лет проводила по собственной методике группа экспертов Министерства экономики, показали, что такое смещение действительно имеет место. Объяснение надо искать в том, что не учитывался эффект поляризации самой кривой логнормального распределения. То есть вне внимания оставалось то обстоятельство, что эта кривая не является гладкой, что она просто сшита из разных кусков. В результате получался “провал” среднего слоя, его исчезновение.

В связи с этим вспоминается забавный момент. Один зарубежный исследователь неоднократно дискутировал со своими российскими друзьями по вопросу наличия или отсутствия среднего класса в России. И с кем бы ни вел он беседу на эту тему, ему всегда говорили, что в нашей стране, конечно же, среднего класса нет. Он спрашивал: “А как же вы У вас такой вот стиль жизни, такое имущество, разве вы не средний класс“ ”Но я же исключение!”, — отвечал каждый из собеседников.

В последнее время этот феномен стал предметом обсуждения. Однако серьезное научное изучение проблем среднего класса в России существенно затруднено. Тормозят его по меньшей мере два обстоятельства.

Во-первых, несовершенство российской налоговой системы. Из-за него очень большая часть реальных доходов выплачивается у нас в формах, позволяющих, мягко говоря, осуществлять “налоговое планирование”. А говоря жестко — побуждающих уклоняться от уплаты налогов, скрывать доходы от налогообложения. Это, естественно, серьезно снижает качество всей статистики оплаты труда и статистики доходов.

Во-вторых, несовершенство и склеротичность российского трудового права, которое далеко отстоит от реальных экономических процессов. Из-за этого картины реальной занятости и формальной занятости в России очень часто не совпадают; структура занятости, процессы, происходящих на рынке труда, сильно искажены.

Кроме того, допускается при обсуждении проблем среднего класса в России распространенная, на мой взгляд, методологическая ошибка.

Очень часто, в первую очередь в публицистике и, в несколько меньшей степени, в научных исследованиях уровень доходов людей, принадлежащих к среднему классу в наиболее развитых богатых рыночных демократиях, с одной стороны, и в России — с другой, — уровень доходов этих людей пытаются сравнивать, что называется, в лоб. Как бы предполагая, что средний класс в этих устойчивых рыночных демократиях появился только что — вчера или сегодня, на нынешнем уровне валового внутреннего продукта, рассчитанного в паритетах покупательной способности, на нынешнем уровне цивилизационного развития и т.д. Это, естественно, неверно. Если и сравнивать доходы сегодняшнего среднего класса в России с доходами среднего класса более развитых государств, то брать данные о последних надо за тот период, когда эти страны находились на сопоставимом с современной Россией уровне развития.

Если сегодня по уровню душевого ВВП Россия отстает от США в 5 раз, то крайне непродуктивно сравнивать доходы российского среднего класса с доходами сегодняшнего американского среднего класса и на этой основе строить стратификацию российского общества. Разве сравнивают, к примеру, доходы среднего класса в сегодняшней Америке с доходами среднего класса в Европе между войнами, когда развитые европейские страны находились примерно на уровне развития современной России

Я изложил лишь несколько вводных замечаний, которые свидетельствует о том, что мы многого не знаем о своем обществе, о его структуре, в том числе о российском среднем классе. Нам надо попытаться понять это динамичное общество, которое у нас формируется и в котором мы живем.

Т. Заславская, Р. Громова

Несколько соображений о среднем слое России

Общее и специфическое понимания "средних слоев"

В общем плане под средним классом (слоем) понимается совокупность общественных групп, не относящихся ни к верхушке общества, ни к его низам. Средний класс (слой) любого общества состоит из многих мало похожих друг на друга групп. Его состав зависит от исторических особенностей формирования социальной структуры каждого общества Специфическое понимание термина "средний класс" означает социальную общность, обладающую рядом характеристик, свойственных средним классам современных западных обществ. Это, во-первых, достойной уровень доходов; во вторых, владение солидной недвижимостью, обеспечивающее относительную свободу и независимость, наличие собственного "дела"; в третьих, высокое профессиональное образование и квалификация; в четвертых, относительная удовлетворенность статусом, умеренный политический консерватизм, заинтересованность в поддержании социального порядка и устойчивости; и, наконец, субъективная идентификация со средним классом. По мере того, как средние классы превращаются в массивный и влиятельный элемент социальной структуры, они начинают выполнять функцию смягчения классовых конфликтов, поддержания социального консенсуса и устойчивости общества.

Особенности "средних слоев" в России

Разумеется, в современной России есть немало социальных групп, не относящихся ни к верхним, ни к нижним слоям общества. По традиции их можно назвать средним классом, но в действительности они образуют отнюдь не класс, а в лучшем случае слой, если не прото-слой, который так же мало похож на своих западных тезок, как Россия ‑ на постиндустриальное общество. Действительно, доходы российского среднего слоя всего на 20% превышают массовое представление о минимально необходимой зарплате и даже с учетом "теневой" составляющей вряд ли превысят два таких минимума1. Собственность большинства его представителей ограничивается квартирой (иногда двумя), дачей с участком земли, одной-двумя автомашинами. Лишь малая часть его обладает каким-то производительным и финансовым капиталом. Кроме того, что очень важно, социальное положение большинства представителей этого слоя неустойчиво. Ежегодно значительная часть предпринимателей разоряется, квалифицированные специалисты перестают получать зарплату и теряют работу, офицеры вынужденно увольняются в запас и т.д.. При этом теряется социальная идентичность, требуемая для выполнения социально стабилизирующих функций среднего слоя. К сказанному надо добавить, что в России он относительно малочислен и, в зависимости от методов расчета, составляет от 15-18 до 25-27% общества.

Границы среднего слоя в России

Средний слой является элементом социальной стратификации общества и занимает в ней определенное положение. Поэтому начинать разговор о нем надо с общего представления о стратификации российского общества. По нашим оценкам, оно состоит из шести вертикальных слоев. Первый (экономическая и политическая элита) составляет примерно 0,5%, второй и третий насчитывают соответственно 5-6 и 18%, а четвертый, пятый и шестой (базовый, нижний и "социальное дно") в общей сложности примерно три четверти. Претендовать на звание средних слоев в принципе могут только второй и третий слои. Принадлежность третьего слоя к интересующей нас категории не вызывает сомнения, а со вторым дело обстоит сложнее. В наших работах можно встретить разные оценки его статуса и, соответственно, разные названия. В одних случаях он рассматривается как верхний, т.е. отличный от среднего слоя, а в других ‑ как верхний средний, т.е. часть среднего слоя, его наиболее развитый элемент. Чтобы выяснить, какая точка зрения правильней, надо коротко описать этот слой. Для простоты мы пока будем называть его верхним.

Социальный портрет верхнего слоя

Этот субэлитный слой состоит из верхушки государственной бюрократии, генералитета, крупных землевладельцев, руководителей промышленных корпораций и финансовых институтов, крупных и преуспевающих предпринимателей. Значительную часть его образуют "нувориши", генетически наиболее тесно связанные либо с партийно-комсомольской номенклатурой, либо с советской теневой экономикой. До приватизационной реформы их личные состояния хотя и существовали, но были несопоставимо меньше, чем сейчас. Численность этого слоя на протяжении четырех лет (1993-96) оставалась практически стабильной (5-6%).

Данный слой обладает ярко выраженными социально-демографическими особенностями ‑ это самая "молодая", одна из наиболее "мужских", самая "холостяцкая" и наименее "русская" группа. Треть ее представителей не достигли 30 лет, свыше пятой части ‑ не состоят в браке, доля женщин не достигает четверти, а доля нерусских в полтора раза выше средней. Любопытно, что в последние годы индекс "молодости" этого слоя снизился с 270 до 180 пунктов, что говорит о его сравнительно быстром "старении". Видимо, период "Клондайка" прошел, персональный состав этого слоя сформировался и в основном закрылся для пришельцев извне.

Верхний слой отличается наиболее высоким уровнем образованности. Доля лиц с законченным высшим образованием составляет около 60%, со средним специальным ‑ 25% и без специального образования ‑ 15%. Две трети представителей этого слоя живут в крупных городах, из них 37% ‑ в Москве и Петербурге. Примерно треть владеют собственными предприятиями и фирмам, пятая часть заняты высокооплачиваемым индивидуальным трудом, а 45% работают по найму, из них две трети ‑ в государственном секторе экономики.

В условиях спешной неправовой приватизации государственной собственности верхний слой оказался в громадном экономическом выигрыше. Большинство его представителей сумели умножить свои капиталы на несколько порядков, оттеснив большую часть общества за грань бедности. Свыше 62% представителей верхнего слоя живут состоятельно и еще 32% зажиточно. В сумме это составляет 93% против 11% во всех других группах. Поскольку доходы этого слоя растут, по его признанию, быстрее, чем цены, он концентрирует в своих руках растущую часть общественного богатства. Даже по заниженным данным социологических опросов, его доходы в пять с лишним раз превышают средний уровень и в десять раз ‑ доходы нижнего слоя. Социальное настроение этого слоя оптимистично: индекс самооценки своего материальное положения здесь в 7 раз выше среднего уровня. А свое настроение большинство характеризуют как "нормальное, ровное" и даже "прекрасное".

Рассматриваемый субэлитный слой обладает весьма значительным энергетическим, политическим и экономическим потенциалом. По сути, это новый хозяин России. Однако он очень сильно криминализирован, социально эгоистичен и недальнозорок. По занимаемому статусу он не просто оторван, а вызывающе противопоставлен остальным слоям общества, что затрудняет развитие между ним и другими общественными группами партнерских отношений, гарантирующих стабильность общества. Широко используя открывшиеся права и возможности, этот слой, на наш взгляд, пока еще слабо осознает свои обязанности и ответственность перед обществом.

Социальный портрет среднего слоя

Одна из наиболее отличительных черт этого слоя ‑ позитивная динамика численности. В 1993 г., по нашим расчетам, он составлял около 14%, а в 1997 г. ‑ уже 19% работающего населения России. Средний слой качественно разнороден: он включает, как минимум, три совершенно разных общественных группы: (а) нижний бизнес-слой (мелкие предприниматели и менеджеры), (б) квалифицированных специалистов (профессионалов) и (в) среднее звено государственных "служилых людей": чиновничества, администраторов бюджетного сектора, офицеров силовых структур и друг. В среднем за 4 года (1993-96) на мелких бизнесменов приходилось 44%, на специалистов ‑ 37 и на "служилых" -19%. При этом по отношению ко всему слою, численность бизнесменов росла средними темпами, профессионалов ‑ обгоняющими, а чиновников и военных ‑ замедленными, то есть их абсолютное число заметно росло, а доля в составе среднего класса снижалась.

Структура современного среднего слоя гетерогенна, но не иерархична. Составляющие его крупные общественные группы не образуют иерархии. Поэтому нам правильнее говорить не о средних слоях, а об одном среднем слое или, может быть, протослое. В пользу последнего говорят такие качества этой социальной общности, как размытость границ, гетерогенность, отсутствие политической интеграции, слабость субъективной идентификации и др.

В составе среднего прото-слоя устойчиво преобладают мужчины (56%), возрастной состав его близок к среднему и имеет тенденцию к постарению Уровень образования его представителей несколько уступает верхнему: высшее образование имеют 52%, среднее специальное ‑ 25, а общее, включая неполное ‑ 23%. Но в динамике образованность этого слоя устойчиво повышается, фактически догоняя верхний.

Около четверти представителей среднего слоя называют своим занятием бизнес или индивидуальную трудовую деятельность. 14% владеют фирмами или ведут собственное "дело", 15 занимаются ИТД, а более 70% работают по найму. В динамике доля владельцев дел неуклонно снижается (с 20% в 1993 до 9% в 1996 г), а доля занятых ИТД возрастает (соответственно, с 13 до 19%). Увеличивается и доля работающих по найму.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 13 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.