WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 59 |

Под давлением такого уравнивающеговоспитания страдают и девочки и мальчики. Первые благодаря шаблонности нравов,последние от подчинения их в будущем одинаковому закону. Я боюсь, что моетребование по отношению к девочкам встретит гораздо более пассивноесопротивление в головах "умных людей", чем по отношению к мальчикам. Здесьпрежде всего нужно убедиться в совершенной лживости широко распространенного,поддерживаемого совершенными авторитетами, вечно повторяемого мнения ободнообразии "женщин" ("нет никакой разницы, никакой индивидуализации средиженщин, кто знает одну — знает всех"). Правда, среди индивидуумов, больше приближающихся кЖ, чем к М (среди "женщин"), бывает не так много различий и возможностей, каксреди многих других существ — громадное разнообразии "самцов" не только у людей, но и во всемзоологическом царстве представляет из себя общий факт, что особенно подробноразработано Дарвином. Однако и среди Ж есть достаточно различий.Психологический генезис этого ложного мнения объясняется частью тем, что каждыймужчина (см. главу III) в своей жизни ближе знакомится только с определеннойгруппой женщин, которые, естественно, имеют между собой много общих черт. Частои от женщин по такой же причине и еще с меньшими основаниями можно услышать:"мужчины все одинаковы". Этим объясняются, мягко выражаясь, смелые утверждениямногих эмансипированных женщин о мужчине, относительно его мнимонеправильногопревосходства. Объясняется это именно тем, каких мужчин они обычно узнавалиближе.

В различных ступенях существовании М и Ж водном организме именно там, где мы нашли основной принцип всей научнойхарактерологии, я вижу очень важный факт для специальнойпедагогики.

Характерология так относится к психологии,где собственно только одна психологическая "теория актуальности" может иметьзначение как анатомия к физиологии. Но так как она всегда останется итеоретической и практической потребностью, то необходимо, независимо отосновоположений теории познания и разграничения ее от предмета общейпсихологии, исследовать психологию индивидуальных различий Кто благосклонноотносится к теории психофизического параллелизма, тот согласится спринципиальной точкой зрения, высказанной в нашем исследовании, что для него,подобно тому как психология в узком смысле — наука, параллельная физиологии(центральной нервной системы) так характерология является родной сестройморфологии. В самом деле от связи анатомии с характерологией, от их возможноговзаимодействия, нужно ожидать больших результатов в будущем. В то же время этотсоюз даст в руки психологической диагностики, являющейся необходимым условиеминдивидуализированной педагогики, неоценимые вспомогательные средства. Принципполовых промежуточных форм и еще более метод морфологически — характерологическогопараллелизма в его широком применении гарантирует нам возможность броситьвзгляд на то время, когда разрешится эта задача, постоянно привлекавшаявыдающиеся умы и остававшаяся все же неразрешенной и на то время, когдафизиономика достигнет наконец высокой чести стать научнойдисциплиной.

Проблема физиономики представляет проблемупостоянного подчинения покоющегося психологического начала покоющемусяфизическому точно так же, как проблема физиологической психологии закономерноеподвижного психологического начала подвижному физическому (не говорим при этомо специальной механике нервных процессов). Первая — известным образом статическая,вторая скорее чисто динамическая. Обе они принципиально имеют одинаковоебольшее или меньшее право на существование. Итак, и методологически, ирассуждая объективно, большая несправедливость считать занятие физиономикой,благодаря огромным трудностям, за нечто несолидное, как это бывает теперь,больше бессознательно, чем сознательно, в научных кругах и как это случилось,например, по отношению к возобновленной Мебиусом попытке Галля найти физиономиюприрожденного математика. Если возможно по наружности незнакомого человекаопределить вполне верно многое в его характере на основании непосредственноговпечатления, есть люди, обладающие в высокой степени такой способностью, то нетничего невозможного создать в этой области научную систему. Все дело только ввыявлении известных сильных чувств, (выражаясь грубо) в прокладке кабеля кцентру сознания, но такая задача, конечно, чрезвычайно трудна.

Пройдет еще много времени, пока официальнаянаука перестанет считать занятие физиономикой за нечто безнравственное. Можнобыть убежденным сторонником психофизического параллелизма и все-таки считатьфизиономистов за людей погибших, за шарлатанов, как это случилось еще не такдавно с исследователями в области гипноза. Тем не менее, нет человека, которыйне был бы бессознательно физиономистом, в то время, как все выдающиеся людиявляются ими сознательно. Часто приходится слышать, как люди, не считающиефизиономику за науку, употребляют такие фразы: "это у него на лбу написано", апортрет известного человека или разбойника интересует даже людей, никогда неслыхавших слова "физиономика".

В наше время, когда литература наводненаотношениями психического к физическому, когда возглас маленькой, но смелой ивсе кучки "взаимодействие" противопоставлен возгласу компактного большинства:"психологический параллелизм!"— было бы полезно обратить внимание на упомянутые явления. Правда,нужно было бы тогда поставить вопрос, не есть ли предположение соответствиямежду психическим и физическим началами, до сих пор не рассмотренная,априорная, синтетическая функция нашего мышления; мне по крайней мере кажетсявероятным, что каждый человек признает физиономику, поскольку он, независимо отопыта, применяет ее. Хотя Кант и не заметил этого факта, однако последнийподтверждает только его взгляд, что отношение телесного к духовному не можетбыть дальше доказано научно. Принцип закономерной связи духа с материей нужнопоэтому признать в каждом исследовании за основной, а метафизике и религиипредстоит находить еще более близкие определения характера этой связи,существование которой a priori известно каждому человеку.

Безразлично, связывают ли характерологию сморфологией или нет, но как относительно первой, так и относительно результатакоординированного изучения обеими физиономики, нужно сознаться, что почтибезуспешные попытки основать такие науки глубоко коренятся в самой природетакого трудного предприятия, но что и отсутствие надлежащего метода должноприписать к одной из причин неудачи. Прием, который я в дальнейшем предложувзамен общепринятого метода, был моим верным проводником через многиелабиринты. Не желая медлить больше, я предоставлю его на общееобсуждение.

Одни люди любят собак и не терпят кошек,другие охотно смотрят на игру котят, а собака для них является противнымживотным. Во всех таких случаях чрезвычайно гордились, и имели на то право,когда спрашивали: почему один предпочитает кошку, другой собаку ПочемуПочему

Но именно здесь такая постановка вопросаменее всего кажется плодотворной. Я не думаю, что Юм и в особенности Мах правы,когда не делают никакого особого различия между одновременной ипоследовательной причинностью. Им приходится сильно преувеличивать известныенесомненные аналогии, чтобы поддержать колеблющееся здание своих систем.Отношение двух явлений, закономерно следующих одно за другим во времени, никакнельзя отождествлять с закономерной функциональной связью различныхединовременных элементов: в действительности мы не имеем права говорить обощущениях времени и применять их координированными с другими чувствами. Ктодействительно считает проблему времени разрешенной, в том случае, когдаотождествляют его с часовым углом земли, тот не замечает по крайней-мере того,что если бы земля внезапно стала вращаться вокруг своей оси с неравномерноюскоростью, мы бы все-таки остались с априорным предположением равномерноготечения времени. Отличие времени от материальных переживаний, на чем иосновывается разделение последовательной и одновременной зависимости, а вместес тем и вопрос о причине изменений, вопрос почему тогда законы и плодотворны,когда условие и обусловленное являются друг за другом во времени. В нашемслучае, как пример индивидуально-психологической постановки вопроса, вэмпирической науке, не выясняющей метафизическим применением субстанциизакономерного одновременного существования отдельных черт данного явления, недолжно ставить вопроса почему, прежде всего необходимо исследовать: чем ещеотличаются друг от друга любители кошек и любители собак

Привычка ставить вопрос о существующихдругих различиях везде, где заметно лишь какое-нибудь одно, послужит на пользу,я думаю, не только характерологии, но и морфологии, а сообразно с этим явитсяметодом в соединении их — физиономике. Еще Аристотель обратил внимание, что многие признакиу животных не меняются, независимо друг от друга. Позднее, сначала, насколькоизвестно, Кювье, затем Жоффруа Сент-Илэр и Дарвин обстоятельно исследовали этиявления "коррелятивности". Существование постоянных отношений можно легкопонять из единства цели: телеологически следует, например, ожидать, что там,где пищеварительный канал приспособлен к мясному питанию, должны существоватьжевательные аппараты и органы для схватывания добычи. Но почему все жвачныеживотные имеют двойное копыто, а у мужских особей рога, почемуневосприимчивосгь к известным ядам у некоторых животных связана с определеннойокраской волос, почему голуби с коротким клювом имеют маленькие ноги, а сдлинным — большие,или почему белые кошки с голубыми глазами почти без исключения все слепы— все эти правильные,совместно существующие явления нельзя объяснить очевидной причиной, нельзяпонять и с точки зрения однородной цели. Этим я не хочу сказать, чтоисследование должно навсегда удовлетвориться простым констатированием фактасовместного существования. Тогда было бы следовательно возможно то, что если быкто-нибудь стал утверждать, что весьма научно, ограничиться таким наблюдением:"Если я брошу в автомат монету, то выпадет коробка спичек, а что сверх того, тометафизика, исходит от лукавого". Критерий истинного исследователя — смирение. Проблемы вроде таких,почему у одного и того же человека почти без исключения соединяются длинныеволосы на голове с существованием двух нормальных яичников, представляютгромадное значение, но они относятся к области морфологии и физиологии. Цельидеальной морфологии, быть может, лучше всего определяется следующимположением: морфология в дедуктивно-синтетической части не должна ползать впластах земли и нырять в морскую глубину за каждым отдельным существующим видомили подвидом это научность собирателя почтовых марок, ей нужно из качественно иколичественно определенных частей воссоздать весь организм не на основанииинтуиции, как мог это делать только Кювье, а на основании строгихдоказательств, взятых из опыта. Точно исследованный организм мог бы датьбудущей науке новое не произвольное, а с полной точностью определенноесвойство. На языке термодинамики наших дней это можно так же хорошо выразить,как требование, что для такой дедуктивной морфологии организм должен обладатьконечным числом свободных ступеней". Или, пользуясь высоко научным методомМаха, можно было бы требовать, чтобы органический мир, поскольку он на-учноисследуется, должен был иметь на n переменных величин меньше, чем n уравнений(именно n — 1, если внаучной системе возможно одно определенное значение этого мира: уравнения применьшем числе сделаются неопределенными, а при большем зависимость, выраженнаяв одном уравнении, могла бы быть опровергнута без дальнейших рассужденийдругим).

Это и составляет магическое значениепринципа коррелятивности в биологии! Он раскрывается, как применениефункционального понятия ко всех живым существам, и потому на возможности егоразработки и углубления основана надежда создать теоретическую морфологию.Причинное исследование этим не исключается: оно применено только к своейсобственной области. В идиоплазме оно найдет основания для фактов,подтверждающих принцип коррелятивности.

Возможность психологического примененияпринципа коррелятивного изменения основана на "дифференциональной психологии",т.е. на психологическом учении о различиях. Однозначное подчинениеанатомического строения и душевного склада одному принципу составляет задачустатической психофизики или физиономики.

Правилом исследования во всех трехдисциплинах должен быть поставлен вопрос: чем еще различаются два существа,оказавшиеся разными в каком-нибудь отношении Требуемый способ постановкивопроса кажется мне единственно мыслимым "methodus inveniendi", "ars magna"названных наук, приспособленный для техники исследования Для обоснованияхарактерологического типа не нужно будет с помощью сверлящего вопроса "почему"копаться в дыре твердого земного царства или, подобно стереотропическим червямЖака Леба, обливающимися собственной кровью, толкаясь все в один угол сосуда ине видя других заслонять шорами вид на соседнюю достижимую ниву познания, длятого, чтобы дышать в глубине земли, недоступной эмпирическому по знанию. Всякийраз, когда не проявляя небрежности из-за кажущегося удобства, находяткакое-нибудь различие, будет ощущаться потребность обратить внимание на другиеразличия в принципе неизбежно су-ществующие, всякий раз, когда к неизвестнымсвойствам, стоящим в функциональной связи с прежде найденными, приставить "винтеллек дозорщика", тогда увеличится надежда открыть новые коррелятивы: есливопрос поставлен, то рано или поздно, смотря по степени терпения и бдительностинаблюдателя, или меньшей сложности испытываемого материала, должен явитьсяответ.

Во всяком случае, пользуясь сознательноданным принципом, не надо будет ожидать, пока кто-нибудь по счастливойслучайности, удачному течению мыслей, не откроет постоянного совместногосуществования двух явлений в одном индивидууме. Научатся тотчас же задаватьсебе вопрос о несомненной наличности второго явления. А ведь все сделанные досих пор открытия основывались на счастливой комбинации представлений в мозгуодного человека!

Какую громадную роль играет здесь стечениеобстоятельств, сводящих в нужный момент разнородные группы мыслей пресечения. Аведь из них-то и рождаються новые взгляды, новое миросозерцание!

Уменьшить эту роль и пользоваться ей тольков отдельных необходимых случаях способна только, кажется мне, новая постановкавопроса.

При следовании действия за причинойявляется психологическая потребность поставить вопрос, потому что нарушениепостоянства и непрерывности в данном психическом состоянии тотчас же действуетволнующим образом, вызывает Vitaldefferenz (Авенариус).

Вот почему этот метод может оказать большуюслужбу деятельности исследователя, ускорить развитие науки, признатьприменимость коррелятивного принципа (принципы соотношения), значит признатьметод, который в силу своей производительности мог бы способствовать созданиювсе новых и новых взглядов.

Глава VI. Эмансипированные женщины.

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 59 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.