WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 49 | 50 || 52 | 53 |   ...   | 59 |

Женщина нигде не видит границ своего "я",границ, которые она должна была бы охранять от постороннего вторжения. На этомпрежде всем покоится главное различие между мужской и женской дружбой. Всякаямужская дружба есть попытка идти рука об руку под знаком одной идеи, к которойоба друга, каждый в отдельности и в то же время сообща стремятся. Женская жедружба есть торчание вместе и, что особенно важно, под знаменем сводничества.Ибо только на сводничестве покоится единственная возможность более или менееинтимной и искренней дружбы между женщинами, поскольку они стремятся именно кженскому обществу, не в целях одной только болтовни и не из материальныхпобуждений. Если из двух девушек или женщин одна выдалась особенно красивой, тодругая, некрасивая, испытывает известное половое удовлетворение в томвосхищении, которое выпадает на долю красивой.

Поэтому основным условием дружбы междуженщинами является полнейшее отсутствие соперничества. Нет ни одной женщины,которая не сравнила бы себя физически с другой тотчас же в момент знакомства.Только в случаях сильного неравенства и безнадежной конкуренции некрасиваяможет восхищаться красивой, так как последняя является Для нее ближайшимсредством удовлетворить себя в половом отношении, причем все это протекаетсовершенно бессознательно для обеих. Это именно так: некрасивая чувствует себяучастницей полового акта наравне с красивой, как будто бы она сама была на ложеее любви. В этом ясно связывается отсутствие личной жизни женщин,сверхиндивидуальный смысл их сексуальности, наличность в ней влечения ксводничеству, которое является основной чертой всего ее существа. Они и себясводят, как других, себя — в других. Самое незначительное, что требует даже наиболеенекрасивая из женщин и в чем она уже находит известное удовлетворение— это чтобы вообщекто-нибудь из ее пола пользовался восхищением, являлся предметомвожделения.

В связи с этой слиянной жизнью женщинынаходится тот факт, что женщины никогда не ощущают истинной ревности. Как нинизменны сами, по себе чувства ревности и жажды мести, в них все же заключаетсянечто великое, к чему женщины неспособны, как неспособны они вообще на всевеликое, как в сторону добра, так и в сторону зла. В ревности лежит безумноепритязание на мнимое право, а понятие права для женщины трансцендентно. Ноглавная причина того факта, что женщина никогда не может всецело предатьсяревности относительно одного и того же мужчины, совершенно другая. Если бымужчина, хотя бы тот, которого она бесконечно любит, находился в соседнейкомнате с другой женщиной, обнимал ее и обладал ею, то этот факт до того сильноподействовал бы на нее в половом отношении, что всякая мысль о ревности была быдля нее совершенно недоступна. Подобная сцена произвела бы на мужнину однотолько отталкивающее впечатление, которое гнало бы его подальше от местапроисшествии. Женщина же внутренне почти лихорадочно подтверждает весь этотпроцесс. Она становится истеричкой, если отказывается признать, что в глубинедуши она также жаждала подобной встречи с мужчиной.

Далее, мысль о чужом половом акте никогдане в состоянии всецело поглотить мужчину, который стоит вне этого переживания иподнимается над ним. Для него, собственно, чужой половой акт совершенно несуществует. Женщина же мысленно преследует весь это процесс, но несамодеятельно, а в лихорадочном возбуждении, очарованная мыслью о том, чторядом с ней происходит.

Правда, очень часто интерес мужчины поотношению к другому человеку, который составляет для него неразрешимую загадку,может простираться вплоть до сферы половой жизни последнего. Но то любопытство,которое до известной степени толкает ближнего к сексуальности, свойственнотолько женщинам и обнаруживается у них всегда, как по отношению к женщинам, таки к мужчинам. Женщину прежде всего интересуют в человеке его любовные связи.Поскольку она составила себе ясное представление об этом пункте, мужчинаостается для женщины загадочным и привлекательным в интеллектуальномотношении.

Отсюда еще раз вытекает, что женственностьи сводничество — двасовершенно тождественных понятия. На этом положении должно было бы, собственно,закончится чисто имманентное исследование предмета.

Но моя задача идет еще дальше. Мне кажется,что я уже успел наметить связь между женщиной, как чем-то положительным, каксводницей, и женщиной, как чем-то отрицательным, совершенно лишенной высшейжизни, жизни монады. Женщина является воплощением одной идеи, которая именно всилу этого обстоятельства никогда не может дойти до ее сознания: эта идея естьпрямая противоположность идеи души. Сосредоточены ли у нее мысли, как у матери,на брачном ложе, или она, подобно проститутке, предпочитает вакханалию,стремится ли она основать вдвоем семью или она жаждет массовых поглощенийвенериной горы — вовcex этих случаях дело идет об идее общения, той идее, которая путем смешениясовершенно уничтожает границы индивидуумов.

Здесь одно способствует другому: эмиссаромполового акта может бить существо, лишенное индивидуальности, границ. Не безоснования ход доказательства раскинулся до тех пределов, каких он не достигални в одном исследовании этого же явления, ни в какой-либо другойхарактерологической работе. Тема очень благодарная именно потому, что здесьраскрывается связь между всякой высшей жизнью с одной, и всякой низшей жизнью сдругой стороны. Здесь всякая психология и философия найдут лучший пробныйкамень, на котором каждая из них могла бы себя испытать. Вот почему проблемамужчины и женщины остается одной из наиболее интересных глав всякойхарактерологии. Теперь также ясно станет, почему я ее именно выбрал объектомстоль обширного и пространного исследования.

В этом именно пункте, на которомостановилось наше исследование, нам, без сомнения, уже открыто предложатвопрос, который до сих пор едва лишь зарождался в уме читателя: неужели этоисследование признает женщину человеком Не следует ли ее, по мнению автора,отнести к животному или растительному царству Ведь согласно его воззрению, онаобладает одним только чувственным существованием и лишена высшей жизни не вменьшей мере, чем животные. Она так же мало причастна к вечной жизни, как и всепрочие организмы, для которых личное бессмертие не оставляет ни потребности, нивозможности. Всем им в одинаковой степени чужда метафизическая реальность, онине имеют бытия — ниженщина, ни животное, ни растение, все они одни только явления, но не вещь всебе. Согласно нашему взгляду, проникшему в глубочайшую сущность человека,последний является зерцалом вселенной. Он — микрокосм. Женщина же абсолютнонегениальна, она не живет в глубокой связи со всебытием.

Я приведу прекрасное место из "МаленькогоЭйольфа" Ибсена, где жена говорит мужу:

Рита: В конце концов мы же тольколюди.

Альмерс: Но мы сродни немного также небу иморю, Рита.

Рита: Ты — пожалуй, я нет.

Здесь совершенно ясно выражен взгляд поэта,которого так мало мы поняли, а потому и выдали за певца женщины. Этот взглядговорит что женщина совершенно лишена отношения к идее бесконечности кбожеству, так как у нее нет души. По индийскому воззрению, к Брахме стремятсятолько через Атмана. Женщина не микрокосм, она не создана по образу Божию.Человек ли она Может быть, животное Растение Эти вопросы покажутся оченьсмешными анатому, который a priori признает ложной основную точку зренияподобных проблем. Для него женщина является homo sapiens, отличный от всехдругих видов живых существ. В пределах человеческого рода женщина, по егомнению, так же соподчинена мужчине, как всякая самка соподчинена самцусоответственного вида и рода. И философ не вправе сказать: какое мне дело доанатомов! У него, пожалуй, мало надежды найти разрешение волнующих его вопросовс этой именно стороны, но он говорит об антропологических вещах, и если ондостиг истины, то она должна дать объяснение, она должна быть с успехомприменена и к морфологическому факту.

В самом деле! В состоянии своейбессознательности женщины, несомненно, стоят ближе к природе, чем мужчины.Цветы их сестры, и то, что они значительно ближе стоят к животным, чем мужчины,ясно видно из их большей склонности к содомии (мифы о Парсифале и Леде,отношение их к комнатной собачке содержит в себе гораздо больше чувственности,чем это обыкновенно себе представляют). Но женщины —люди. Даже Ж, которую мы рисуемсебе без всяких следов умопостигаемого "я", все же является неизменнымдополнением к М. Если тот факт. что особая половая и эротическая дополняемостьк мужчине сосредоточена в лице женщины и не представляет собою нравственногоявления, которым прожужжали уши защитники брака, то он, во всяком случае,обладает чрезвычайной важностью для проблемы женщины. Далее, животные толькоиндивидуумы, женщины — лица (если и не личности), они все-таки обладают внешней формойсуждения, хотя и лишены внутренней. Если им отказано в способности речи, то всеже следует за ними признать способность говорить. Правда, у них отсутствуетединство самосознания, но у них ведь есть некоторая память. У них естьсоответствующие суррогаты решительно всего, чем ни обладал бы мужчина. Эти-тоименно суррогаты способствуют смешению понятий, которое господствует в умахпоклонников женственности. Возникает своего рода амфисексуальность понятий, изкоторых многие (тщеславие— стыд-любовь, фантазия, страх, чувствительность и т. д.) имеют двазначения. мужское и женское.

Здесь мы, таким образом, затронули вопрос опоследней сущности противоположности полов. Сюда не входит вопрос о той роли,которую играют в животном и растительном царстве мужской и женский принципы.Здесь речь идет только о человеке. Наше исследование еще в самых зачатках своихясно подчеркивало тот факт, что эти принципы мужественности и женственностиследует принять не как метафизические идеи, а как теоретические понятия.Дальнейший ход нашего исследования показал, какие глубокие различия существуютмежду мужчиной и женщиной, различия, которые по крайней мере у людей выходятдалеко за пределы одной только физиологически-сексуальной природы их. Такимобразом, взгляд, согласно которому фактический дуализм полов есть выражениеустановленного природой распределения различных функций среди различныхсуществ, распределения, понимаемого в смысле разделения физиологического труда.Это взгляд, который, по моему мнению, получил особенно широкое распространениеблагодаря Мильн

— Эдварсу,совершенно неприемлем с нашей точки зрения. Не стоит терять слов о егоповерхностности, доходящей иногда прямо до смешного. Еще меньше следуетговорить об его интеллектуальной ограниченности. Дарвинизм особенно сильноспособствовал популяризации этого взгляда. Было уже чуть не всеобщераспространенным воззрением, что сексуально-дифференцированные организмы ведутсвое происхождение от низшей стадии половой нераздельности. Произошло это будтопутем победы, которую одержало существо, освобожденное от бремени этой функции,над другими более примитивными, обремененными работой, бесполыми или двуполымивидами. Но что такое именно "происхождение пола", как результат "преимуществразделения труда", "облегчения в борьбе за существование", представляет собоюсовершенно необыкновенное явление — это доказал с неопровержимой аргументацией задолго до появлениямогильных червей у праха Дарвина, Густав Теодор Фехнер.

Нельзя отдельно, изолированно исследовать ипостичь смысл мужчины и женщины. Значение может быть познано при совместномизучении и взаимном сопоставлении мужчины и женщины. В их отношении друг кдругу следует искать ключ к раскрытию обеих сущностей. Мы слегка коснулисьэтого отношения при попытке обосновать природу эротики. Отношение междумужчиной и женщиной есть не что иное, как отношение между субъектом и объектом.Женщина ищет своего завершения, как объект. Она — вещь мужчины или вещь ребенка.Она хочет, чтобы ее принимали только за вещь, что удачно скрывается вечнойрисовкой. Никто так скверно не понимает истинного желания женщины, как тот,который интересуется всем тем, что в ней происходит, который проявляет вниманиек ее чувствам и надеждам, ее переживаниям и духовной оригинальности. Женщина нехочет, чтобы к ней относились, как к субъекту. Она всегда и во всехнаправлениях (в этом именно выра-жается ее бытие женщины) хочет оставатьсяпассивной, хочет чувствовать волю, направленную на нее. Она не хочет, чтобы еестыдились или щадили, она вообще не хочет, чтобы ее уважали. Ее единственнаяпотребность заключается в том, чтобы ее желали, как тело, чтобы она находиласьв обладании чужих рук, как их собственность, как простое ощущение приобретаетреальность лишь тогда, когда оно выражено в понятии, т. е. когда онопревращается в известный объект, так и женщина доходит до своего существованияи ощущения его лишь тогда, когда они возводится мужчиной или ребенком, каксубъектом, на ступень объекта. Таким путем, путем подарка, она приобретает своесуществование.

Противоположность между субъектом иобъектом с точки зрения теории познания является с онтологической точки зренияпротивопоставлением формы и материи. Это противопоставление есть толькоперемещение первой из сферы трансцендентального в сферу трансцендентного, изопытно-критической области в область метафизическую. Материя, а именно то, чтоабсолютно индивидуализировано, что может принять какую угодно форму, но что неимеет определенных длительных свойств, так же мало обладает сущностью, какпростое ощущение —материя опыта, обладает самостоятельным существованием. Итак, противоположностьмежду субъектом и объектом относится к существованию (тем, что ощущениеприобретает реальность как объект, противопоставленный субъекту),противоположность же между формой и материей означает разницу в сущности(материя без формировки абсолютно бескачественна). Поэтому Платон с полнымоснованием мог и вещественность, массу, поддающуюся формировке, нечто само посебе бесформенное, легко принимающую любую форму глину, то, во что вливаетсяформа, ее место, то —вечно второе, назвать не сущим. Кого эти слова наводят на мысль о том, чтоПлатон имел здесь в виду пространство, тот низводит величайшего мыслителя настепень поверхностного философа. Мы нисколько не сомневаемся в том, что ни одинвыдающийся философ не станет приписывать пространству метафизическоесуществование, но он вместе с тем не скажет, что пространство лишено всякойсущности. Для дерзкого болтуна характерно именно то, что он считает пустоепространство "химерой", что оно для него "нечто". Только у вдумчивого мыслителяоно приобретает реальность и становится проблемой для него. Не сущее Платонаесть именно то, что для филистера кажется наиболее реальным, суммой всехценностей существования. Это не что иное, как материя.

Pages:     | 1 |   ...   | 49 | 50 || 52 | 53 |   ...   | 59 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.