WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 41 | 42 || 44 | 45 |   ...   | 59 |

Всякая эротика полна сознания любви. Вревности проявляется вся шаткость той почвы, на которой зиждется любовь.Ревность есть обратная сторона любви. Она показывает, насколько безнравственналюбовь. В ревности воздвигается власть, господствующая над свободной волейближнего. Она вполне понятна с точки зрения развитой теории: ведь с помощьюлюбви истинное "я" любящего всецело сосредоточивается в лице его возлюбленной,а человек всегда и всюду чувствует (кстати, в силу очень понятного, но тем неменее ошибочного заключения) за собою право на свое "я". Однако следуетпризнать, что она тут же выдает себя. Мы видим, что она полна страха, а страх,как и родственное ему чувство стыда, всегда простирается на определенную вину,совершенную нами в прошлом. Вот когда мы убеждаемся, что в любви хотят достичьтого, чего не следует добиваться на этом пути.

Вина, которую человек совершает в любви,есть желание освободиться от того сознания вины, которое я называл раньшепредпосылкой и условием всякой любви. Вместо того, чтобы взять на себя своювину и постараться в дальнейшем искупить ее, человек стремится в любвиосвободиться и забыть ее. Это стремление сделаться счастливым. Вместо того,чтобы самодеятельно осуществлять в себе совершенство, любовь раскрывает переднами уже осуществленную идею, превращает чудо в действительность; правда, этаидея осуществляется в другом человеке, поэтому любовь есть самая тонкаяхитрость, но она дает нам освобождение от собственных пороков, освобождение,которое можно достичь так легко, без всякой борьбы. Таким образом объясняетсятеснейшая связь, которая существует между любовью и потребностью в искуплении(Данте, Гете, Вагнер, Ибсен). Всякая любовь есть только жажда искупления, ажажда искупления —безнравственна (см. конец VII главы). Любовь ставит себя в положение полнейшейнезависимости от времени и причинности. Без собственного содействия она хочетвнезапно и непосредственно достигнуть чистоты. Поэтому она сама в себезаключает невозможность, так как она чудо внешнее, а не внутреннее. Она никогдане в состоянии будет достигнуть своей цели, и меньше всего у тех людей, вторыев особенно сильной степени расположены к ней. Она является наиболее опаснымсамообманом потому, что производит впечатление будто она сильнее всех толкаетнас на путь борьбы за добро. Она может произвести облагораживающее влияние налюдей средних, человек же обладающий более тонкой и чуткой совестью, будетвсячески противиться неотразимому действию ее чар.

Человек любящий ищет в любимом существесвою собственную душу. В этих пределах любовь свободна и не подлежит действиютех законов полового притяжения, которые мы выставили в первой части этоготруда. Там, где психическая жизнь женщины обладает такими достоинствами,которые легко поддаются идеализации, любовь находится под неотразимым инастойчивым влиянием ее в сторону усиления этого чувства, даже принезначительных физических достоинствах и при весьма слабо развитом половомдополнении. Но нет никакой возможности расцвести этому чувству любви там, гдеупомянутая "интроекция" стоит в самом непримиримом противоречии сдействительностью. И несмотря на всю их противоположность, все же сексуальностьи эротика кроют в себе нечто аналогичное. Сексуальность пользуется женщиной,как средством удовлетворения своей страсти и произведения на свет телесногоребенка. Эротика же рассматривает женщину, как средство для достиженияценности, и духовного ребенка, продуктивности. Бесконечно глубокий, хотя,по-видимому, мало понятый смысл кроется в словах платоновской Диотимы, чтолюбовь относится не к прекрасному, а к созиданию, к зачатию в прекрасном, кбессмертию в духовном, как низменное половое влечение относится к продолжениючеловеческого рода. В ребенке, как телесном, так и духовном, отец жаждет тольконайти себя: конкретное осуществление своего "я", которое составляет сущностьлюбви, есть ребенок. Поэтому художник так часто обращается к женщине, когдахочет создать произведение искусства. "Когда человек не без зависти смотрит наГомера, Гезиода и других выдающихся поэтов, на те великие создания, которые ониоставили после себя и которые доставили им неувядаемую славу и бессмертнуюпамять среди людей, тогда всякий кается, что он предпочел бы иметь такихдетей... Вы преклоняетесь перед Солоном, так как он создал законы, выпреклоняетесь перед многими другими греками и варварами, которые создали многопрекрасных творений и проявили многообразную добродетель. Ради их детей высоздали им священные капища, а ради создания человеческих детей — ничего и никому несоздали".

Это не одна только формальная аналогия илислучайное словесное совпадение, когда мы говорим о духовной плодовитости,духовном зарождении и продуктивности или, следуя за Платоном, о духовных детяхв более глубоком смысле. Как телесная сексуальность является попыткойорганического существа дать своему образу, своим формам длительноесуществование, так и каждая любовь в основе своей есть стремление окончательнореализовать нашу душевную форму, нашу индивидуальность. Здесь находится тотмост, который связывает волю к собственному увековечению (так можно было быназвать то, что есть общего у сексуальности и эротики) с ребенком. Половоевлечение и любовь —оба они являются попытками реализовать свое "я". Первое хочет увековечитьиндивидуум путем телесного изображения, вторая— увековечить индивидуальность вее духовном идеальном подобии. Только гениальный человек знает абсолютнобесчувственную любовь. Только он стремится создать вневременных детей, вкоторых получает выражение его глубочайшая духовная сущность.

Эту параллель можно проследить еще дальше.Многие, вслед за Новалисом, неоднократно повторяли, что половое влечениесодержит в себе нечто родственное жестокости. Эта "ассоциация" имеет глубокоеоснование. Все, что рождено от женщины, должно непременно умереть. Передранней, преждевременной смертью в каждом существе вспыхивает сильнейшее половоевлечение — этопотребность оставить по себе какое-нибудь создание. Таким образом, половой актне с одной только психологической, но также этической и натурфилософской точкизрения кроет в себе глубочайшее родство с убийством: он отрицает женщину, онотрицает также мужчину. В идеальном случае он лишает их обоих сознания с тем,чтобы дать жизнь ребенку. Для этического мировоззрения вполне понятно, чтовсякое создание, возникшее таким путем, должно непременно погибнуть. Но длявысшей эротики, как и для низшей сексуальности, женщина не является самоцелью,а только средством дать возможно полное и чистое отражение "я" любящегочеловека. Произведения художника представляют собою не что иное, как егонеизменное "я" на различных этапах его жизненного пути, "я", которое он большейчастью приписывает той или иной женщине, хотя бы эта женщина являлась плодомего богатой фантазии.

Реальная психология возлюбленной женщиныпри этом всегда исключается: в тот момент, когда мужчина любит женщину, он неможет проникнуть взором в ее духовную сущность. В любви обыкновенно нестановятся к женщине в отношения взаимопонимания, которые являются единственнонравственными отношениями между людьми. Нельзя любить человека, которого вполнезнаешь, так как тогда вместе с тем Узнаешь и о всех несовершенствах, которыеему присущи, как человеку, любовь же простирается только на совершенство.Любовь к женщине возможна только тогда, когда ее мало смущают действительныекачества, истинные желания и интересы, которые исключительно занимают даннуюженщину и которые окончательно противятся сосредоточению высших ценностей в ееличности. Любовь предполагает безграничный произвол в подмене психическойреальности любимого существа совершенно иной реальностью. Попытка найти вженщине свою собственную сущность вместо того, чтобы видеть в женщине толькоженщину, необходимо предполагает пренебрежение ее эмпирической личностью. Этапопытка, таким образом, исполнена жестокости по отношению к женщине. В этомименно заключается корень эгоизма всякой любви, всякой ревности, эгоизма,который видит в женщине только несамостоятельный, зависимый предмет обладания,но который не обращает внимания на ее внутреннюю духовную жизнь.

На этом кончается параллель междужестокостью эротики и жестокостью сексуальности. Любовь есть убийство. Половоевлечение отрицает тело и душу женщины, эротика — опять-таки отрицает душу.Совершенно низменная сексуальность видит в женщине или аппарат дляонанирования, или родильную машину. По отношению к женщине нельзя совершитьболее гнусного поступка, как обвинить ее в бесплодии. Если же какой-нибудькодекс признает бесплодие женщины легальным поводом к разводу, то уж, вероятно,более мерзкого пункта в нем найти нельзя. Высшая эротика беспощадно требует отженщины, чтобы она удовлетворяла потребности мужчины в обожании, чтобы она даласебя любить самым беспрепятственным образом, ибо мужчина хочет видеть в нейидеал свой осуществленным, он хочет вместе с ней создать духовное дитя. Такимобразом любовь антилогична, так как она пренебрегает объективной истиной оженщине и совершенно отрешается от ее действительной созданности. Любовь, крометого, жаждет иллюзии мысли и настойчиво добивается обмана разума. Больше того.Она антиэтична по отношению к женщине, так как она насильно хочет навязать ейпритворство и обман, полнейшее совпадение ее желаний с желаниями другого,чуждого ей человека.

Эротика пользуется женщиной в качествесредства умерить и сократить борьбу сил, она требует от женщины только спуститьту ветвь, по которой мужчине легче будет взойти на высоту полногоискупления.

Я далек от мысли отрицать героическоевеличие, которое содержит в себе высшая эротика, культ Мадонны. Как я могузакрывать глаза на величайшее явление, которое озарено именем Данте! В жизниэтого величайшего почитателя Мадонны лежит такая безграничная, безмернаяуступка ценности женщине, что один только дионисовский размах, с которым онотказался от своей ценности в пользу женщины, вопреки ее истинной сущности,производит впечатление чего-то грандиозного. Сколько самоотречения лежит в этомстремлении воплотить цель всех своих томлений в одном существе, ограниченномземной жизнью, и к тому же в девушке, которую художник еще девятилетниммальчиком видел всего один раз и которая, пожалуй, впоследствии превратилась вКсантиппу или просто в жирную гусыню! В этом лежит такой явный акт проекцииценностей, выходящих за пределы временно-ограниченного индивидуума, на женщину,которая сама по себе лишена всякой ценности, что нелегко также говорить противнего. Но значение всякой,. даже самой утонченной эротики сводится кбезнравственности троякого рода: во-первых, непримиримый эгоизм по отношению кэмпирической личности женщины, которая представляет из себя средство личногоподъема, а потому лишена самостоятельной жизни; во-вторых, нарушениеобязанностей по отношению к самому себе, бегство от себя, бегство ценности вчуждую ей страну, жажда искупления, а потому трусость, слабость, отсутствиедостоинства, какое-то отсутствие героизма; наконец, в-третьих, боязнь истины,которая не мирится с любовью, хлестко бьет ее по лицу, которой боится любовь,так как она стоит на самом пути к искуплению.

Безнравственность последнего родаокончательно не дает возможности выяснить истинную сущность женщины. Онаобходит женщину, так что мы никогда не в состоянии будем придти к томузаключению, что женщина сама по себе лишена всякой ценности. Мадонна— создание мужчины.Нет ничего, что ей соответствовало бы в действительности. Культ Мадонны нельзяпризнать нравственным, так как он закрывает глаза на действительность, так каклюбящий обманывает им самого себя. Культ Мадонны, о котором я говорю, этоткульт великого художника является во всех отношениях пересозданием женщины,которое возможно только тогда, когда мы окончательно отрешимся от эмпирическойреальности женщин. Интроекция совершается соответственно красоте тела и потомуона не может осуществить свою цель на женщине, которая резко противоречитсимволу красоты.

Цель такого пересоздания женщины илипотребность, в которой берет свое начало любовь, мы уже в достаточной степенивыяснили. Эта потребность является основной причиной того, что люди тщательнозакрывают уши, когда им говорят что-нибудь не в пользу женщины. Люди охотноклянутся в женской "стыдливости", восхищаются ее "состраданием", они склонныпризнать отменно нравственное явление в том, что девица потупляет взоры. Но ониникогда вместе с этой ложью не откажутся от возможности обращаться с женщиной,как средством для целей их собственных высших подъемов, они никогда не закроютэтого пути к своему искуплению.

В этом уже заключается ответ напоставленный нами в начале этой главы вопрос, каковы те мотивы, в силу которыхлюди так сильно уверовали в женскую добродетель. Мужчина не хочет отказаться оттого, чтобы превратить женщину в сосуд для его собственном совершенства, чтобывидеть в ней эту идею вполне реализованной, ибо ему тогда легче будет с помощьюженщины, вознесенной до степени носительницы высших ценностей, реализовать своедуховное дитя, свое лучшее "я". Недаром состояние влюбленного носит в себе всечерты сходства с состоянием творца. Им обоим свойственно исключительноеблаговоление ко всему, что живет, им чуждо понимание всех мелких конкретныхценностей, а потому они кажутся столь странными и смешными какому-нибудьфилистеру, вся реальность которого исчерпывается именно этими мелочамиматериальной жизни.

Великий эротик — гений, и всякий гений в основесвоей эротичен даже в том случае, когда его любовь к ценности, т.е. к вечности,к мировому целому не сосредоточилась в телесной оболочке какой-нибудь женщины.Отношение нашего "я" к миру, отношение субъекта к объекту уже является внекоторой степени повторением, в более высокой и широкой сфере, отношениямужчины к женщине, или, вернее, последний есть частный случай первого. Подобнотому, как комплекс ощущений превращается в объект, но при содействии субъекта ииз последнего точно так же женщина опыта, как реальное существо, уничтожаетсяженщиной эротики. Жажда познания есть мечтательная любовь к вещам, в которыхчеловек всегда и вечно находит только самого себя. Совершенно то же и слюбовью. Человек любящий впервые создает предмет своей любви, в тесном смыслеслова, и открывает в нем всегда свою собственную глубочайшую сущность. Такпревращается любовь в параболу для любящего: она стоит в фокусе параболы,сопряженном с бесконечностью...

Pages:     | 1 |   ...   | 41 | 42 || 44 | 45 |   ...   | 59 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.