WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 40 | 41 || 43 | 44 |   ...   | 59 |

В качестве исходной точки мы возьмемнесколько фактов, которые сопровождают начало всякой любви. Как уже былопоказано, чистота тела является в общем признаком нравственности и правдивостимужчины. По крайней мере, нечистоплотные люди едва ли обладают особеннойдушевной чистотой. И вот можно заметить, что люди, которые в общем малозаботятся о чистоте своего тела, в моменты исключительного нравственногоподъема начинают усерднее и чаще мыться. И люди, в общем далеко нечистоплотные,в период своей любви вдруг ощущают в себе потребность в физической чистоте. Этикороткие периоды, пожалуй, единственные во всей их жизни, когда тело у нихчисто, когда у них под рубашкой нет ни одного пятнышка. Перейдем к областидуховных переживаний и там мы заметим, что у многих людей начало любви связанос порывами самоосуждения, самообвинения, самобичевания. Совершаетсянравственный перелом: возлюбленная излучает нас каким-то внутренним светом,даже когда мы с ней ни разу не говорили, когда мы ее только видели как-то вдалинесколько раз. Нельзя признать, чтобы основания этого переворота скрывалисьгде-нибудь в существе возлюбленной.

Слишком часто мы видим в ней простодевчонку, или она глупа, как корова, или распутная кокетка, и она уже во всякомслучае лишена тех небесных неземных качеств, которыми наделяет ее любящиймужчина. Неужели допустимо, чтобы подобная конкретная личность являласьпредметом любви мужчины Не правильнее ли будет предположить, что она являетсяисходным пунктом более возвышенного душевного движения

Во всякой любви мужчина любит только себя.Но он любит себя не как субъективное существо, опутанное всякими слабостями инизостями, тяжеловесностью и мелочностью своей натуры. Он любит то, чем онхотел бы, чем он должен бы быть. Он любит свое интимнейшее, глубочайшее,умопостигаемое существо, свободное от гнета необходимости, от груд земногопраха. В своих временно пространственных проявлениях это существо смешано сгрязью чувственной ограниченности, оно не является чистым первозданнымизображением своим. Как бы ни углубился человек в созерцание своего существа,он чувствует в себе тьму и грязь. Он не находит той белой незапятнаннойчистоты, которую он так мучительно ищет в себе. И нет у нет более сильного,горячего, искреннего желания, чем желание оставаться всецело тем, что он есть.Но эту цель, к которой он так жадно стремится, он не находит в основахсобственного существа, а потому переносится своей мыслью в окружающую среду длятого, чтобы тем скорее достигнуть ее. Он проектирует свой идеал абсолютноценного существа, которого не в состоянии выявить в себе самом, на другоечеловеческое существо, в этом и только в этом кроется значение того, что онлюбит это существо. Но к этому акту способен только тот человек, который вчем-нибудь провинился и чувствует за собою вину: поэтому ребенок еще не всостоянии любить. Любовь изображает высшую, недосягаемую цель всякой страсти втаком виде, будто она уже где-то претворилась в действительность. а не витает вобразе абстрактной идеи. Она сосредоточивает эту цель в ее чистейшем инепорочнейшем виде на ближнем, выражая этим тот факт, что идеал любящего ещеочень далек от осуществления. Вот почему любовь снова вызывает порыв кдуховному очищению, будит в нас стремление к какой-то цели, которая насквозьпроникнута высшим духовным содержанием, а потому не терпит телесного единения свозлюбленной в сфере пространственной близости. Вот почему любовь являетсявысшим и могучим выражением воли к ценности. В ней, как ни в чем другом,раскрывается истинная сущность человека, неустойчивая между духом и телом,между чувственностью и нравственностью, свойственная как миру божественному,так и миру животному. Человек только тогда является во всех отношениях самимсобой, когда он любит'. Этим объясняется, что многие люди, только когда онивлюблены, начинают отличать собственное "я" от чужого "ты", которые, как былопоказано, являются не только грамматическими, но этическими соотносительнымипонятиями. Отсюда и важная роль, которую во всяком любовном отношении играютимена влюбленных. Отсюда становится понятным и тот факт, почему многие людитолько в любви приходят к познанию собственного существования и до того времениникак не могут проникнуться мыслью о том, что они обладают душою. Вот отчеголюбящий ни за какую цену не позволит себе осквернить возлюбленную своеюблизостью, а будет смотреть на нее издали для того, чтобы убедиться вдействительности ее, т. е. своего существования. Таким образом непреклонныйэмпирист благодаря любви превращается в мечтательного мистика, примером чемуможет служить отец позитивизма Огюст Конт, который перетерпел роковой переворотсвоего мышления после того, как познакомился с Клотильдой де Во. Не только дляхудожника, но вообще для человека, психологически существует одно: amo, ergosum.

Итак, любовь является феноменом проекции,подобно ненависти, но не феноменом равенства, как дружба. Основной предпосылкойпоследней является равноценность обоих индивидуумов. Любовь же всегда естьустановление неравенства, неравноценности. Любить значит приписатькакому-нибудь человеку или сделать его носителем всех тех ценностей, которымихотел бы обладать сам любящий. Чувственным отражением этого высшегосовершенства является красота. И для нас неудивительно, что человек любящийспособен сильно удивляться, даже ужасаться, когда узнает, что какая-нибудькрасивая женщина совершенно лишена всяких основ нравственности. Всю вину этойнизости, по его мнению, следует приписать исключительно природе, котораявселила "столько порочности" в "столь красивое тело". Для него непонятно что оннаходит женщину красивой только потому, что ее еще любит, в противном случае,его не трогало бы полнейшее несоответствие внешности с ее внутренним духовнымсодержанием. Уличная проститутка не может нам казаться красивой потому, что оназаведомо неспособна служить для нас проекцией ценности. Самое большее, что онав состоянии сделать, это удовлетворить вкус человека, весьма низко стоящего вморальном отношении. Она может быть возлюбленной человека безнравственного,сутенера. В этом пункте раскрывается перед нами отношение, прямопротивоположное моральному, ибо женщина совершенно индифферентна ко всемуэтическому, она только аморальна. Безнравственный преступник, которого всененавидят, или черт, который вызывает отвращение во всех людях, оба они ни вкоем случае не могут служить основой акта перенесения ценности. Женщина намдает эту основу. Так как она существо безразличное, она не творит добра, но ине грешит, и в ней ничто решительно не противится желанию человекасосредоточить свой идеал на ее личности. Красота женщины является лишьолицетворением нравственности, — но нравственность эта принадлежит мужчине, который перенес ее наженщину в высшем ее напряжении и завершении.

Всякая красота неизменно вызывает в наспопытку воплотить в ней высшую ценность" а потому все красивое рождает в насчувство удовлетворения по поводу чего-то найденного, чувство, перед которымумолкают страсти и эгоистические интересы. Всевозможные формы, которые человекнаходит красивыми, представляют собою не что иное, как число попыток воплотитьсамое высокое с помощью эстетической функции, которая стремится всенравственное и умозрительное облечь в образы. Красота есть символ совершенства.Поэтому красота неприкосновенна, она статична, а не динамична, и всякаяперемена в отношениях к ней уничтожает ее, уничтожает самое понятие ее. Любовьк собственной ценности, стремление к совершенству — вот что творит красоту вматериальном мире. Так рождается красота природы, красота, которой не знаетпреступник, ибо этика впервые создает природу. Этим объясняется, что природавсюду и всегда, от самых значительных и до самых мелких своих проявлений,производит впечатление чего-то законченного. Таким образом, закон природы естьчувственный символ закона нравственности, как и красота природы — чувственное отражениеблагородства души, как и логика есть осуществленная этика. Как любовь мужчинысоздает совершенно новую женщину вместо реально су шествующей, так и искусство,эротика, направленная на целый мир творит из мирового хаоса полноту реальныхформ. Нет красоты природы без определенной формы, определенного закона, как инет искусства без формы, нет красоты искусства, которая не подчинялась быопределенным правилам. Ибо красота природы воплощается в красоте искусства, какзакон природы в законе нравственности, как целесообразность природы в тойгармонии, прообраз которой безгранично властвует в душе человека. Природа,которую художник называет своим вечным учителем, есть созданная им самим нормаего творчества — не вконцентрации логических понятий, а в созерцательной бесконечности. Дляиллюстрации приведем математику. Она является реализованной музыкой (ненаоборот), она есть точное отражение музыки, перенесенной из царства свободы вцарство необходимости, а потому императивом для всех музыкантов являетсяматематика. Искусство создает природу, но не природа творитискусство.

После этих замечаний, которые представляютсобою продолжение и дальнейшее развитие взглядов Канта и Шеллинга, (а такженаходившегося под их влиянием Шиллера) на искусство, я вернусь к основной темеэтой главы. В интересах подлежащего разбора этой темы следует считатьдоказанным, что вера в нравственность женщины "интроекция" души мужчины вженщину и красивая внешность ее представляют собою один и тот же факт, чтопоследняя является чувственным выражением первой. Нам представляется вполнепонятным, когда говорят о "прекрасной душе" в моральном смысле, или когда этикуподчиняют эстетике, как сделали это Шэфтебери и Гербарт, а за ними и многиедругие, но следует заметить, что подобные положения являются полнейшимизвращением истинного отношения. Не следует забывать, что красота являетсяматериальным воплощением и осуществлением нравственности, что всякая эстетикаесть создание этики. Каждая отдельная, ограниченная временем попытка подобноговоплощения уже по самой природе своей должна быть иллюзорной, ибо она даеттолько ложное изображение достигнутого совершенства. Вот почему всякаяединичная красота преходяща, и всякая любовь к женщине терпит крушение, когдаженщина состарится. Идея красоты есть идея природы, она вечна, непреходяща,хотя бы все единично красивое, все естественное и не обладаловечностью.

Только иллюзия может в ограниченном,конкретном узреть бесконечность, только заблуждение может видеть в любимойженщине символ совершенства. Чтобы пересоздать основы полового влечения кженщине, необходимо сильно остерегаться, чтобы любовь к красоте неограничивалась одной только женщиной. Если всякая любовь к отдельным лицамоснована на указанном смешении, то не может быть никакой другой любви, кроменесчастной. Но любовь цепко ухватилась за это заблуждение. Она являетсянаиболее героической попыткой утвердить ценность там, где никаких ценностей несуществует. Любовь к ценности бесконечного, т.е. любовь к абсолютизму, к Богу,даже в форме любви к бесконечной, чувственно-созерцаемой красоте природы, какцелого (пантеизм) —вот она, эта трансцендентальная идея любви, eсли такая вообще существует.Любовь же к отдельной вещи, как и к женщине, есть уже отпадение от идеи. Онаесть вина.

Мотивы, в силу которых человек берет насебя эту вину, были показаны раньше. Всякая ненависть есть проекция низостинашей натуры на ближнего с тем, чтобы эта низость выступала перед нами в ещеболее ужасающей форме. Человек создал черта для того, чтобы где-нибудь вне себяузреть все собственные дурные наклонности. Таким путем человек проникаетсягордостью и силой борца со злом. Совершенно ту же цель преследует и любовь: онаоблегчает человеку борьбу за то совершенство, то добро, которое он бессилен ещеохватить в себе самом, как идею. И ненависть, и любовь поэтому ни что иное, кактрусость. Человек, который одержим сильной ненавистью, воображает себя невиннойчистотой, которой грозит опасность со стороны другого человека. Он правильнеепоступил бы, если бы сознался, что необходимо искоренить зло из его собственнойдуши, что оно гнездится нигде в другом месте, как только в его собственномсердце. Мы создаем черта для того, чтобы запустить в него чернильницей, толькотогда мы вполне удовлетворены. Вот почему вера в черта безнравственна: мыпользуемся его преступным образом в качестве момента, облегчающего нам борьбу исваливающего вину на другое существо, идею собственной ценности сообщаемдругому лицу. которое кажется нам для этого наиболее подходящим: сатанабезобразен, возлюбленная — прекрасна. Этим противопоставлением, распределением добра и зламежду двух лиц мы легче воспламеняемся в пользу моральных ценностей. Еслилюбовь к единичным вещам, в противовес любви к идее, есть нравственнаяслабость, то она должна проявляться во всех без исключения чувствахлюбящего.

Никто не совершает преступления, которогоон не познал бы путем особого чувства вины. Не даром любовь является наиболеестыдливым из всех чувств: у нее гораздо больше оснований стыдиться, чем учувства сострадания. Человек, которому я сочувствую, приобретает от менячто-то. В самом акте сострадания я уделяю ему часть своего воображаемого илидействительного богатства. Помощь есть лишь олицетворение того, что ужезаключалось в самом сострадании. Совершенно иначе обстоит дело с человеком,которого я люблю. От него я хочу получить что-то. Я хочу, по крайней мере,чтобы он не вторгался в мою любовь к нему своими отвратительными манерами илипошлыми чертами. Ибо с помощью любви я хочу, наконец, где-нибудь найти себявместо того, чтобы продолжить свои искания и умереть. От своего ближнего я нетребую ничего иного, кроме самого себя, хочу от него — себя.

Страдание стыдливо, так как оно ставитдругого человека ниже меня, оно унижает его. Любовь стыдлива, так как я ставлюсебя ниже другого человека. В любви исчезает гордость человека — вот отчего она стыдится. Такродственны между собою сострадание и любовь. Отсюда понятно, что любовьдоступна только тому человеку, которому доступно сострадание. И тем не менееони друг друга исключают: нельзя любить, жалея, нельзя жалеть, любя. Всострадании я —даритель, в любви я —нищий. В любви лежит самая позорная из всех просьб, так как она молит онаибольшем, о наивысшем. Поэтому она так быстро превращается в самую дикую, всамую мстительную гордость, когда предмет любви нечаянно или нарочно доводит доее сознания, о чем она собственно просила.

Pages:     | 1 |   ...   | 40 | 41 || 43 | 44 |   ...   | 59 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.