WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 35 | 36 || 38 | 39 |   ...   | 59 |

Нет также ни одной женщины, которая необладала бы побуждениями матери. Но я должен тут же заметить, что гораздо чащевстречал в женщинах резко выраженные черты абсолютной проститутки, чем чертыматеринства, развитые до такой степени, что совершенно вытеснили бы из неевсякое подобие проститутки.

Самый поверхностный анализ понятияматеринства приводит нас к заключению, что желание иметь детей является главнойи основной целью жизни матери. Для абсолютной проститутки, напротив, актоплодотворения совершенно потерял эту цель. Таким образом всестороннееисследование поставленного нами вопроса должно прежде всего выяснить отношениематери и проститутки к следующим двум явлениям: к ребенку и к актусовокупления.

Мать и проститутка различаются прежде всегопо характеру их отношения к ребенку. Центром тяжести для проститутки являетсямужчина, для матери —ребенок. Пробным камнем в этом вопросе может служить отношение к дочери. Еслиженщина не завидует сравнительной молодости и красоте своей дочери, ее успехаму мужчин, вполне отождествляя себя с нею и радуясь ее поклоникам, как будтосвоим собственным, только такая женщина может быть названа матерью.

Абсолютная мать, все помыслы которойсосредоточены только на ребенке, становится матерью через любого мужчину.Замечено, что женщины, которые в детстве много внимания уделяли куклам, любилидетей и охотно ухаживали за ними, не особенно разборчивы в отношении мужчины.Они берут себе в мужья первого попавшегося молодца, который в состоянии еекой-как обеспечить и расположить к себе ее родителей и родствеников, когда жетакая девушка становится матерью, то каков бы ни был ее муж, она никогда одругом мужчине не думает (конечно, в идеальном случае). Для абсолютнойпроститутки, даже в детском ее возрасте, дитя является синонимом ужаса.Впоследствии она пользуется ребенком только как средством создать обманчивыеидиллические отношения матери к ребенку, отношения, которые всецело рассчитанына то, чтобы растрогать мужчину и привлечь его к себе.

Она — женщина, которая ощущаетсильнейшую потребность нравиться всем мужчинам. Но так как абсолютной матери несуществует, то можно в каждой женщине найти, по крайне мере, следы этойпотребности, которая распространяется на всех без исключения мужчин вмире.

Здесь мы подошли только к формальномусходству между абсолютной матерью и абсолютной кокоткой. Строго говоря, они обене предъявляют никаких требований к личности своего полового дополнения. Однаберет любого мужчину, который ей может быть полезен в ее желании иметь ребенка,и когда этот ребенок уже налицо, ей другого мужчины не надо: только в этомсмысле ее можно назвать "единобрачной". Другая же отдается первому попавшемусямужчине, который может доставить ей эротическое наслаждение: он является длянее самоцелью. Здесь, таким образом, сходятся эти две крайности, и мы имеемоснование надеяться, что исходя из этот мы проникнем в сущность женщинывообще.

В самом деле: всеобще распространенныйвзгляд, которого я раньше сам придерживался, взгляд, что женщина — однобрачна, а мужчина— многобрачен,следует считать крайне ложным. Как раз наоборот. Нас не должен вводить взаблуждение тот факт, что женщины иногда подолгу выжидают и, где этопредставляется возможным, выбирают того мужчину, который может сообщить имвысшую ценность —мужчину благороднейшего, известнейшего, "первого среди всех". Этой потребностьюженщина отличается от животного, которое вообще не стремится приобрестикакую-либо ценность ни перед самим собою, ни через себя (как мужчина), ни переддругими, ни посредством других (как женщина). Но только дураки могут свосхищением говорить об этом явлении, которое убедительнейше говорит нам о том,насколько женщины лишены самоценности. Эта потребность несомненно жаждетудовлетворения, но в ней мы никак не видем нравственной идеи моногамии. Мужчинав состоянии всюду раздавать свою ценность, он может перенести ее на женщину, онможет и хочет ее подарить. Но он никак не может, подобно женщине, приобрестисвою ценность в качестве подарка от другого человека. Женщина поэтому стараетсяприобрести для себя возможно больше ценности, останавливая свой выбор именно натом человеке, который в состоянии ей дать наивысшую ценность. У мужчины же воснове брака лежат совершенно другие мотивы. Первоначально он является для негозавершением идеальной любви, исполнением его заветных желаний, хотя бы оченьуместно было бы и спросить, действительно ли это так. Далее, он насквозьпроникнут исключительно мужской идеей верности (которая предполагаетбеспрерывность, умопостигаемое "я"). Очень часто приходится слышать, чтоженщина добросовестнее соблюдает верность, чем мужчина, что для мужчиныверность является бременем, которое он сам, несомненно по свободной воле и вполном знании, взвалил на себя. Он может иногда отказаться от этогосамостеснения, но он вечно будет чувствовать в этом поступке вину свою. Когдаон нарушает супружескую верность, он при этом лишает слова свою умопостигаемуюсущность. Для женщины же измена является интересной, пикантной игрой, в которойпринимает участие не идея нравственности, а мотив безопасности и доброго имени.Нет ни одной женщины, которая в мыслях никогда не изменяла бы своему мужу икоторая вместе с тем ставила бы себе это в упрек. Ибо женщина вступает в брак,полная трепетного, бессознательного желания, и нарушает его, так как она лишенавневременного "я", полная таких же ожиданий и так же бессмысленно, как изаключила его. Мотив верности заключенному договору —принадлежность одного толькомужчины. Связующая сила раз данного слова — вещь, недоступная пониманиюженщин. Все факты, которые обыкновенно приводят в доказательство верностиженщины, мало говорят против высказанного взгляда. Такая верность является илирезультатом интенсивной половой связи (Пенелопа), или она представляет собойженскую покорность, покорность собаки, бегущей по пятам, покорность,соединенную с цепкой привязанностью, которую можно сравнить с физическойблизостью, характеризующей женское сострадание (Кэтхен фонГейльброн).

Мужчина создал моногамию. Своим источникомона имеет идею мужской индивидуальности, которая в потоке времени остаетсянеизменной, именно поэтому она для своего полного завершения вечно требуетодной и той же сущности. В этом смысле установление моногамии кроет в себекакую-то высшую идею. И для нас становится вполне понятным, почему она включенав число таинств католической церкви. Я предупреждаю: своими словами я не хочунаметить своего отношения к вопросу "брак или свободная любовь". На почверазличных уклонений от строжайшего закона нравственности, а такие уклонениясвойственны всякому эмпирическому браку, уже невозможно найти вполнеудовлетворительное решение выдвинутой проблемой: вместе с браком явилось насвет и его нарушение.

А все-таки только мужчина мог создать брак.Нет ни одного правового института, который был бы создан руками женщин. Всеправо принадлежит мужчине, женщине — только различные обычаи (поэтомусовершенно ошибочен взгляд, по которому законы развиваются из обычаев илинаоборот. Оба —совершенно различные вещи). Только мужчина чувствует потребность и обладаетдостаточной силой для того, чтобы ввести порядок в запутаннейшие половыеотношения. Это является выражением его общего стремления к порядку, правилу,закону. И кажется, что у многих народов на самом деле было некогда время, когдаженщина могла пользоваться большим влиянием на устои социальной жизни, но тогдане было ничего похожего на брак: эпоха патриархата есть эпохамногомужества.

Различное отношение матери и проститутки кребенку дает повод к дальнейшим весьма ценным выводам. Женщина, в которойпреобладают черты проститутки, и в сыне своем прежде всего видит мужчину, и ееотношение к нему всегда носит половой характер. Так как нет женщины, котораявсецело была бы матерью, то едва уловимый оттенок полового влияния сына на своюмать можно заметить повсюду. Поэтому-то я и считаю отношение к дочери самымнадежным масштабом материнской любви. Не подлежит сомнению, что каждый сынстоит в известных половых отношениях к своей матери, хотя бы эти отношения былитщательно скрыты от взоров как сына, так и матери. Эти отношения яркосказываются в том факте, что для многих мужчин мать является главным объектомих половых фантазий во время сна ("Сон Эдипа"). У некоторых это проявляется враннем периоде их половой зрелости, а у других и позже, но как в том, так и вдругом случае, подобные фантастические картины совершенно вытесняются извоображения сына в бодрствующем сознании. Что и в действительных отношенияхистинной матери к своему ребенку заключается глубокий половой элемент, в этомможно убедиться на том бесспорном факте, что кормление ребенка грудьюдоставляет матери чувство мучительного наслаждения. Это так же несомненно, каки тот анатомический факт, что под сосками женских грудей находится эректильнаяткань, раздражением которой, как доказано физиологами, можно вызвать сокращениематочной мускулатуры. Как пассивность, которая обусловлена фактом сосанияребенком молока, так и тесное физическое прикосновение во время кормления,представляет поразительную аналогию с ролью женщины в акте оплодотворения. Этимобъясняется прекращение месячных регул во время кормления и нам до некоторойстепени становится понятным неясная, но очень глубокая ревность мужчины даже кгрудному ребенку. Но кормление ребенка — исключительно материнскоезанятие. Чем женщина сильнее приближается к типу проститутки, тем меньше у неебудет желания самой кормить ребенка, тем меньше она в состоянии будет этосделать. Поэтому нельзя отрицать того, что в отношении матери к ребенку ужезаключено нечто родственное отношению между женщиной и мужчиной.

Материнство такая же всеобщая черта, как исексуальность, и та, и другая проявляются у различных существ с неодинаковойсилой, Женщина, которая является воплощением материнства, должна раскрывать этучерту не только в отношениях к своему кровному ребенку, но прежде всего вотношениях ко всем людям без исключения. Правда, впоследствии интерес ксобственному ребенку до того поглощает все остальное, что такая женщина вслучае конфликта поступает крайне слепо, несправедливо, иногда даже безжалостнопо отношению к другим. Интереснее всего здесь отметить отношение девушки-материк своему возлюбленному. Женщина-мать, еще будучи девушкой, проявляет чистоматеринские чувства к мужчине, которого она любит, и даже к тому мужчине,которой впоследствии должен стать отцом ее ребенка. Он уже сам в известномсмысле ее ребенок. В этой именно черте, одинаково свойственной как матери, таки любящей женщине, проявляется глубочайшая сущность этого типа женщин: онаименно и есть тот корень, вечно живой, сросшийся с почвой, вечнораспускающийся, от которого единичный мужчина отделяется, как индивидуум, иперед которым он чувствует всю свою мимолетность. Это именно та мысль, котораязаставляет каждого мужчину с большей или меньшей сознательностью видеть вженщине-матери, даже в девушке-матери, какую-то идею вечности и котораявозводит беременную женщину в степень какой-то возвышенной идеи (Золя).Колоссальная самоуверенность рода, но ничего больше, кроется в молчании этихсуществ, перед которым мужчина чувствует себя моментами очень ничтожнойвеличиной. В подобные минуты мир и спокойствие сходят в его душу, высшая иглубочайшая тоска умолкает в нем и он готов себя уверить, что женщина сообщилаему самую глубокую тайну связи человека с миром. Тогда он сам превращается вребенка любимой им женщины (Зигфрид у Брунгильды в третьем акте), в ребенка, накоторого мать смотрит с радостной улыбкой, для которого она бесконечно многознает, за которым умеет ухаживать, которого умеет укрощать и держать под уздой.Но это продолжается один миг. Зигфрид решительно сбрасывает гнет мыслей,навеянных Брунгильдой. Ибо сущность мужчины заключается в том, что он свергаетс себя эту власть и возносит себя над ней. А потому роль отца менее всегоспособна удовлетворить глубочайшую потребность его духа, потому мысльраствориться и исчезнуть в бесконечности рода является для него ужасной.Наиболее пессимистическое из всех произведений мировой литературы: "Мир какволя и представление" в самой потрясающей главе своей:"Смерть и ее отношение кнеразрушимости нашей сущности в себе" объявляет эту бесконечность воли родаединственно мыслимым бессмертием.

Эта уверенность рода имеет своимрезультатом мужество и бесстрашие матери в противоположность неуверенности иробости проститутки. Это не моральное мужество, не мужество индивидуальности,которое вытекает из глубокой ценности истины и непреклонности внутреннесвободного существа. Оно скорее является жизненной волей рода, который черезпосредство матери берет под свою защиту ребенка и даже мужчину, Противоположныепонятия мужества и трусости распределяются между матерью и проституткойсовершенно так же, как и понятия надежды и страха: надежда свойственна матери,страх — проститутке.Абсолютная мать всегда и при всяких обстоятельствах, так сказать, "надеется". Всуществовании рода лежит ее бессмертие, а потому она не знает страха смерти.Проститутке, наоборот, смерть внушает жесточайший ужас, несмотря на то, что ейсовершенно чужда потребность в индивидуальном бессмертии.

Вот еще одно доказательство того, наскольколожен взгляд, по которому жажда личного бессмертия обусловлена страхом исознанием физической смерти. Женщина-мать всегда чувствует свое превосходствонад мужчиной. По ее мнению, она для него — спасательный круг. Она защищенасо всех сторон замкнутой цепью поколений, подобна гавани, из которой выплываютвсе новые корабли. Мужчина же, один плывет далеко в открытом, бурном океане.Даже в самой глубокой старости мать еще вполне готова к тому, чтобы принять иохранить своего ребенка. Этот момент, как мы увидим из дальнейшего, глубокозаложен в психике матери уже во время зачатия, во время же беременности ясновыступает момент защиты и питания. Сознание превосходства проявляется также поотношению к возлюбленному. Женщина-мать особенно восприимчива ко всему наивномуи детскому, к простоте мужчины. Гетера же любит его изысканность, тонкость егонатуры. В матери глубоко изложена потребность учить своею ребенка, одарять его,хотя бы этот ребенок был ее возлюбленным. Гетера же сгорает от желания, чтобымужчина ей импонировал, чтобы она во всем была обязана ему. Женщина-мать, какпредставительница целого рода, питает чувства глубокой любви ко всем членам его(в этом смысле и дочь является матерью своего отца). С появлением же ребенкавсе интересы ее сосредоточиваются исключительно на нем, все прочее уже незанимает ее внимания ни в малейшей степени. Женщина-проститутка никогда небывает так любвеобильна и узкосердечна, как мать.

Pages:     | 1 |   ...   | 35 | 36 || 38 | 39 |   ...   | 59 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.