WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 33 | 34 || 36 | 37 |   ...   | 59 |

Пора поэтому оставить разговоры о какой-тоэмпирической апперцепции и признать раз навсегда, что Кант был глубоко прав,признавая одну только трансцендентальную апперцепцию. Но если неугоднорасстаться с опытом в качестве средства изучения, то тогда остается толькорасплывчатая, безнадежно пустая атомистика ощущений с ее ассоциативнымизаконами. Психология же при этом, с точки зрения своей методы, должнапревратиться в придаток к физиологии и биологии, как у Авенариуса. Последнийочень тонко разработал один только, и то весьма узкий, отдел всей нашейпсихической жизни, но его труд не вызвал дальнейшего развития идей, лежащих вего основе, за исключением немногих, кстати, очень неудачныхпопыток.

Таким образом, отсутствие философской точкизрения в изучении нашей души вполне показало, что оно не может привести нас кпостижению истинной сущности человека, что никакие утешения не могут намдоставить гарантии того, что мы таким путем когда-нибудь в будущем достигнемжелательных результатов. Чем лучше психолог, тем скучнее ему изучатьсовременные системы психологии. Так все они вместе и каждая порознь прилагаютвсяческие усилия к тому, чтобы по возможности меньше обращать внимание на тоединство, которое только и является основой каждого психического явления. Темсильнее поражает нас своей неожиданностью последний отдел каждой такойпсихологии, трактующий о развитии единой гармонической личности. Это единство,которое представляет собою истинную бесконечность, думали создать из большегоили меньшего числа определяющих его элементов. "Психология как опытная наука"хотела найти условие всякого опыта в самом опыте! Подобные попытки вечнорушатся и вечно возобновляются, так как умственное течение, подобноепозитивизму и психологиз-му,не исчезнет до тех пор, пока будут существоватьпосредственные и оппортунистические головы, пока не переведутся натуры,неспособные довести свою мысль до ее окончательного завершения. Кто, подобноидеализму, дорожит душой и не хочет ею жертвовать, тот должен отказаться отпсихологии. Кто создает психологию, тот убивает душу. Всякая психология хочетвывести целое из отдельных его частей, представить его в виде чего-тообусловленного. Но более вдумчивый взгляд признает, что частные явлениявытекают здесь из целого, как своего первоисточника. Так психология отрицаетдушу, а душа, по своему понятию, отрицает всякую науку о себе: душа отрицаетпсихологию.

В этом исследовании мы решительновысказались в пользу души и против комичной и вместе с тем жалкой психологиибез души. Для нас является еще вопросом, можно ли совместить психологию сдушой, можно ли вообще науку, ищущую раскрытия законов причинности и норммышления и желания, поставить рядом с свободой мышления и желания. Дажепринятие особой "психической причинности" мало поможет делу: психология,показав наконец свою собственную неспособность, дает тем самым блестящеедоказательство в пользу понятия свободы, понятия вообще осмеянного ипоруганного.

Этим мы еще не провозглашаем новой эры вобласти рациональной психологии. Напротив, если согласиться с Кантом, тотрансцендентальная идея души является для нас руководящей нитью при восхождениив ряду условий вплоть до необусловленного, а не наоборот, т.е. при "схождении кобусловленному". Нужно только отвергнуть все попытки вывести этонеобусловленное из обусловленного, вывод, который неизменно преподносится нам вконце какой-нибудь книги в 500 — 1500 страниц. Душа есть регулирующий принцип, который долженлежать в основе и руководить нами при всяком истинно психологическом, но неотносящимся к области анализа ощущении, исследовании. В противном случае,сколько старания, любви и понимания мы ни вложили бы в это дело, всякоеизображение психологической жизни человека в самой существенной части своейстрадало бы роковым пробелом.

Совершенно непонятно, откуда взялосьстолько мужества у исследователей легко разделаться с понятием "я" только натом основании, что "я" не поддается восприятию в той форме, в какой мывоспринимаем цвет апельсина или вкус щелочи. Тем более странно, что этиисследователи даже не пытались анализировать такие чувства, как стыд и вина,вера и надежда, страх и раскаяние, любовь и ненависть, тоска и одиночество,тщеславие и восприимчивость, жажда славы и потребность в бессмертии. Каким инымпутем хотят Мах и Юм объяснить один только факт стиля, как не с помощьюиндивидуальности Далее: животные ничуть не боятся своего отражения в зеркале,но ни один человек не в состоянии будет провести свою жизнь в зеркальнойкомнате. Может быть, этот страх следует себе объяснить "биологически","дарвинистически" страхом перед своим двойником (которого, интересно заметить,нет у женщины) Стоит только назвать слово двойник для того, чтобы вызватьсильнейшее сердцебиение у мужчины. Здесь эмпирическая психология совершеннобессильна, здесь нужна глубина. Ибо как можно все эти явления свести котдаленной стадии дикости. животности, когда человечество лишено было тойбезопасности, которую в состоянии доставить одна только цивилизация, как этосделал Мах, признав страх у маленьких детей пережитком онтогенетическогоразвития Я об этом только вскользь упомянул с тем, чтобы по ставить на вид"имманентным" и "наивным реалистам", что в них самих имеется много такого, очем они...

Почему человека неприятно задевает, когдаговорят, что он принадлежит к ницшеанцам, гербартианцам, вагнерианцам и т.д.Словом, когда его подводят под определенное понятие Ведь такой случай наверноеприключился и с Махом, когда кто-либо из милых друзей хотел его причислить кпозитивистам, идеалистам и т.п. Неужели он серьезно думает. что чувство,которое вызывают в нас подобные определения со стороны других людей, можноисчерпывающе объяснить полной уверенностью в одиночности совпадения "элементов"в одном человеке, что это чувство есть не что иное, как оскорбленный расчетвероятности Однако это чувство не имеет ничего общего с тем явлением, когдамы, например, не согласны с каким-нибудь научным тезисом. Его не следуетсмешивать также с тем чувством, которое испытывает человек, когда он сампричисляет себя, например, к вагнерианцам. В глубочайших основах этого чувствакроется положительная оценка вагнерианства, так как сам говорящий — вагнерианец. Человек искреннийвсегда сознается, что подобным признанием он имел в виду возвысить Вагнера. Впризнаниях других людей мы чувствуем, что человек имел в виду как раз обратное.Отсюда мы видим, что человек может о себе сказать очень много такого, что емукрайне неприятно слышать от других.

Где же источник этого чувства, котороесвойственно даже людям, низко стоящим Он находится в сознании, может быть,даже очень неясного, своего "я", своей индивидуальности, которая чувствует себястесненной подобными определениями. Этот протест есть зародыш всякоговозмущения.

Как-то нелепо с одной стороны признаватьПаскаля и Ньютона великими мыслителями, а с другой стороны приписывать им целыйряд самых бессмысленных предрассудков, с которыми "мы" давно уже расстались.Действительно ли мы ушли уже так далеко от того времени со всеми нашимиэлектрическими дорогами и эмпиричесими психология-ми Неужели, действительно,культура (если только существуют культурные ценности) измеряется состояниемнауки, которая всегда имеет характер социальный, но не индивидуальный, числомлабораторий и народных библиотек Является ли культура чем-то внешним поотношению к человеку, не лежит ли она прежде всего в нем самом

Можно, конечно, ставить себя выше Эйлера,величайшего математика всех времен, который говорит: "То, что я делаю внастоящий момент, когда пишу письмо, я делал бы совершенно так же, если бынаходился в теле носорога". Я не берусь защищать эту мысль Эйлера, она оченьхарактерна для математика, художник никогда ничего подобном не сказал бы. Темне менее, я считаю глубоко неосновательным видеть в ней один только смешнойкурьез и оправдывать Эйлера общей "ограниченностью его времени", не дав себетруда понять содержание этой мысли.

Итак, невозможно обойтись без понятия "я" впсихологии, по крайней мере, по отношению к мужчине. Приходится, правда,сомневаться, совместимо ли это понятие с номотетической психологией вВиндельбандовском смысле, имеющей своей целью установить определенныепсихологические законы. Но это обстоятельство нисколько не умаляет значениянашего положения о необходимости понятия "я". Быть может, психология вступит натот путь, который был указан ей в одной из предыдущих глав и, таким образом,превратится в теоретическую биографию. Только тогда она познает истинныеграницы всякой эмпирической психологии.

Тот факт, что всякое исследование мужскойпсихологии в конечном счете сталкивается с чем-то неделимым, неразлагаемым, сineffabile, поразительно совпадает с тем, что равномерные явления "duplex","multiplex personality" раздвоения или умножения человеческого "я", наблюдалисьтолько у женщин. Психика абсолютной женщины разложима до последнего атома.Мужская психика не поддается полному разложению на составные части. Этого не всостоянии сделать самая совершенная характерология, не говоря уже обэксперименте. В ней заключено ядро сущности, не поддающееся дальнейшемуделению. Ж —агрегат,а потому она диссоциируема, делима.

Поэтому-то так смешно и забавно слышатьразговоры гимназистов (гимназист, как платоновская идея) о женской душе, оженском сердце и его мистериях, о душевном складе современной женщины и т.д.Вера в женскую душу является, кажется, в настоящее время и доказательствомвыдающихся качеств акушера. По крайней мере, женщины очень охотно слушают,когда им говорят о женской душе, хотя они отлично (в форме гениды) знают, чтовсе это — ерунда.Женщина — сфинкс!Ничего более нелепого нельзя было сказать! Вряд ли какая-нибудь чепухапревзойдет эту! Мужчина бесконечно загадочнее, несравненно сложнее. Достаточновыйти на улицу, чтобы убедиться, что у женщины нет ни одного такою выражениялица, которое сразу не стало бы ясным и понятным для нас. Как бесконечно бедену женщины регистр ее чувств, ее настроений! Вместе с тем мы на лице мужчинычасто видим такое выражение, которое можно отгадать только в результатепродолжительного напряжения мысли.

Наконец, мы пришли к разрешению вопроса отом, существует ли между психическими и физическими явлениями известныйпараллелизм или взаимодействие. В применении к Ж координирующим началом обоихрядов явлений следует признать психофизический параллелизм: по мере того, какженщина стареет, она теряет способность к психическому напряжению, котораяявляется средством для достижения ее половых целей и развивается вместе споследними. Мужчина никогда не стареет в столь сильной степени, как женщина.Духовная деградация для него не является необходимостью, в отдельных случаяхона проявляется в связи с физической деградацией. Меньше всего, наконец,проявляется старческое слабосилие у тех людей, которые обладают широко развитойдуховной мужественностью у гениев.

Недаром такие философы — параллелисты чистейшей воды, какСпиноза и Фехнер, были одновременно и самыми строгими детерминистами.Свободному, умопостигаемому субъекту М, который выбирает между добром и злом,руководствуясь своей волей, чужд психофизический параллелизм, который дляпсихических явлений требует той же последовательной причинности, как и дляявлений механических.

Этим разрешен вопрос о приниципиальнойточке зрения всякого психологического изучения полов. Этот взгляд сновавстречается с колоссальным затруднением в виде целого ряда фактов самогопоразительного свойства. Правда, эти факты лишний раз нам доказывают полнейшееотсутствие души у Ж и притом самым решительным образом, но с другой стороны онитребуют выяснения одной очень своеобразной черты в поведении женщины, черты,которая, как это ни странно, до сих пор еще не приобрела ни в одномпроизведении значения проблемы.

В свое время мы обратили уже внимание наясность, свойственную мышлению мужчины, в сравнении с той неопределенностью,которая господствует в мышлении женщины. Далее мы указывали, что функцияправильной речи, содержанием которой являются твердые логические суждения,влияет на женщину в качестве характерного полового признака мужчины. Но то, чтовозбуждает Ж в половом отношении, должно являться свойством М. Твердостьхарактера мужчины производит на женщину также чисто половое впечатление. Онапрезирает покладистого, уступчивого мужчину. В подобных случаях говорят онравственном влиянии женщины на мужчину, а между тем она стремиться толькоприобрести свое половое дополнение во всех его дополнительных качествах. Отмужчины женщины требуют мужественности. Они чувствуют свое незыблемое правовозмущаться и презирать того мужчину, который не оправдал их ожиданий в этомнаправлении. Как ни кокетлива, как ни лжива женщина, тем не менее ее раздражаети возмущает кокетство и лживость мужчины. Она может быть трусливой до последнейстепени, но мужчина должен быть храбр. Обыкновенно не хотят и знать о том, чтоэто все проявления полового эгоизма, который жаждет неомраченного наслаждениячерез свое дополнение. И вряд ли можно было бы найти где-нибудь в опыте болееубедительное доказательство бездушности женщины, чем в том факте, что женщинавсегда требует от мужчины души, что на нее приятно действует доброта, тогда какона сама далеко не добра. Душа есть половой признак, которого женщина требуетот мужчины совершенно так же и для тех же целей, для каких ей нужна мускульнаясила и щекочущие усы. Можно возмущаться грубостью этого выражения, но дело отэтого не изменится. Сильнее всего действует на женщину мужская воля. В этомотношении она обладает удивительно тонким чутьем. Она с точностью узнает, гдепод словами "я хочу" скрывается у мужчины напряженность и аффектация, и гдевидна истинная решимость. В последнем случае эффект получается самыйпоразительный. Как может женщина, являясь бездушной, чувствовать душу мужчиныКак может она, будучи аморальной, судить о его нравственности Как может оназнать о твердости его характера, если она сама, как личность, не обладаетхарактером Как может она чувствовать его волю, не имея сама воли

Вот формулировка той колоссально сложнойпроблемы, которая послужит предметом дальнейшего изложения.

Но прежде, чем приступить к разрешениюэтого вопроса, необходимо укрепить со всех сторон занятые нами позиции изащитить их от нападений, которые могли бы их хоть сколько-нибудьпоколебать.

Глава Х.Материнствоипроституция.

Главное выражение, которое без сомнениябудет выставлено против нашего исследования, заключается в том, наскольконайденные положения применимы ко всем женщинам. Для некоторых, даже для многихженщин это, пожалуй, и верно, но есть ведь еще и другие,..

Pages:     | 1 |   ...   | 33 | 34 || 36 | 37 |   ...   | 59 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.