WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 59 |

Я здесь же решительно заявляю, что этовоззрение, так называемый "психологизм", в корне ложно и вредно. Ложно— потому, что ононикогда не приведет нас к торжеству дела, в чем мы убедимся еще впоследствии.Пагубно — потому, чтооно разрушает психологию, но отнюдь не логику и этику, которых оно едва-едвакасается. Господствующая теория ощущений привела к тому, что логика и этиказаняли второстепенное место некотором приложения к психологии в то время, каким подобало бы играть роль фундамента психологии. Вот этому-то обстоятельствумы и обязаны "эмпирической психологией" в ее теперешнем виде: груда мертвыхкамней, которую не в состоянии оживить никакое усердие, никакое остроумие, гдепрежде всего отсутствует даже отдельный намек на действительный опыт. Чтокасается безнадежных попыток превратить логику и этику, эти нежные юные побегидушевного мира, в определенную степень сложной психологической науки, то ярешительно высказываюсь против Брентано и его школы (Штумпф, Мейнонг, Ге-флер,Эренфельс), против Т. Липпса и Г. Гейманса, а также против аналогичных взглядовМаха и Авенариуса. Я принципиально присоединяюсь к тому течению, котороеотстаивается в настоящее время Виндельбандом, Когеном, Наторпом, Ф.И. Шмидтом,в особенности же Гессерлем (который также был психологистом, но впоследствиипришел к убеждению в совершенной неосновательности этой точки зрения). Этоименно то течение, которое выдвигает против психологически — генетического метода Юматрансцендентально —критическую идею Канта и с достоинством защищает ее.

Настоящая работа не ставит себе цельюразбор общих, сверхиндивидуальных норм действия и мышления. Ее задача скореезаключается в том, чтобы установить различия между людьми, причем она впротивовес основной мысли кантовской философии не рассчитывает на применяемостьсвоих положений к любым существам (хотя бы даже к нежным небесным"ангелочкам"). Из всего сказанного следует, что работа эта могла и должнаоставаться психологической, не принимая вместе с тем оттенка психологичности.Однако в дальнейшем изложении и именно там где появится необходимость, мы неоткажемся от некоторых формальных соображений или, в крайнем случае, отуказания, что в том или ином месте единственным судьей является логический,критический или трансцендентальный метод.

Название этой главы оправдывается иначе.Предыдущее, несколько пространное (что объясняется новизной избранного пути)изложение показало, что человеческая память находится в самых интимныхотношениях к вещам. Говорить о родстве с ними считалось, по-видимому,недостойным. Время, ценность, гений, бессмертие — все это раскрыло поразительнуюсвязь вещей с памятью, связь, о существовании которой до сих пор совершенно непредполагали. Это почти полное отсутствие всяких указаний должно иметь болееглубокое основание. Оно, кажется, лежит в тех нелепостях и несообразностях,которыми в столь сильной степени изобилуют теории памяти.

Здесь прежде всего следует обратитьвнимание на теорию, обоснованную еще в середине XVIII в. Шарлем Бонне иполучившую особенное распространение благодаря трудам Эвальда Геринга (и Е.Маха). Эта теория видит в памяти только "всеобщую функцию организованнойматерии" —реагировать на новые раздражения, более или менее аналогичные прежним, сбольшей легкостью и меньшей интенсивностью, чем на первоначальное раздражение.По этой теории феномены человеческой памяти исчерпываются опытом, добытым путемупражнения. Они являются особой формой приспособленности в ламарковском смысле.Бесспорно, существует нечто общее между человеческой памятью и фактами, вродеповышенной рефлексии при массовой по-вторности раздражении. Аналогичный элементлежит в основе того явления, что действие первого впечатления продолжительнеемомента раздражения, и в XII главе мы еще вернемся к разбору глубокогооснования этого родства. Тем не менее целая пропасть существует между такимиявлениями, как возрастание упругости мускула благодаря частой привычке ксокращению, или приспособленность морфиниста и потребителя мышьяка к восприятиювсе более значительных доз яда, с одной стороны, и воспоминанием человека освоих прежних переживаниях — с другой. В первом случае в каждом новом переживании мы видимотчетливые следы старого, во втором — раньше пережитое состояние сноваоживает в сознании со всеми своими индивидуальными чертами. Новый моментвыступает с такой яркостью, как в свое время протекал старый. А потому полноеотождествление этих двух явлений до того бессмысленно, что можно отказаться отдальнейших рассуждений об этом обще-биологическом взгляде.

С физиологической гипотезой неразрывносвязано учение об ассоциации, как теории памяти. Эту связь можно проследитьисторически — в лицеГартли, материально же она основывается через понятие привычки. По этой теориипамять представляется механической игрой соединения представлений,подчиняющейся определенным законам (от одного до четырех). При этом онаупускает из виду, что память (беспрерывная память мужчины) есть явлениеволевое. Я могу что-нибудь вспомнить, если я этого действительно хочу, хотя быэто мне обошлось ценою подавления в себе состояния сонливости. В состояниигипноза, который воскрешает в памяти все позабытое, воля другого выступаетвзамен сильно ослабевшей собственной воли. Это лишний раз доказывает, чтотолько воля отыскивает целесообразные ассоциации, что ассоциация вызываетсяпутем более глубокой апперцепции, Здесь пришлось забежать вперед, в дальнейшеммы займемся вопросом об отношениях между ассоциационной и апперцепционнойпсихологиями и постараемся дать надлежащую оценку обеим.

Итак, ассоциационная психология разбиваетпсихическую жизнь на отдельные составные части, с другой стороны — пытается снова соединитьсродственные друг другу единицы. В связи с ней стоит третье заблуждение:несмотря на вполне основательные возражения, выдвинутые почти одновременноАвенариусом и Геффдингом (особенно последним), она все еще смешивает память сузнаванием. Узнавание какого-либо предмета не должно вовсе покоиться насамостоятельном воспроизведении старого впечатления, хотя бы в некоторой частислучаев новое впечатление и склонно было вызвать старое. Но рядом с этимсуществует не менее значительное число случаев, когда непосредственноеузнавание не намечает никакого дальнейшего движения ощущения, как бы ни к чемудальнейшему не стремится, но виденное, слышанное и т.д. выступает с какой-тоспецифической "окраской" ("tinge"— сказал бы Джеме). Это тот особенный "характер", который Авенариусобозначает именем "das Notal, а Геффдинг — "качеством знакомости". Длячеловека, возвращающегося на родину, каждая дорога, тропинка представляется"знакомой", хотя он не может вспомнить даже того дня, когда он ходил по ней, незнает ее названия и, пожалуй, не ориентируется в ней. Мне может "показатьсязнакомой" какая-нибудь мелодия, хотя бы я не знал, где и когда мне приходилосьее слышать. Этот "характер" (в понимании Авенариуса) знакомости, интимности ит.д. витает, так сказать, над чувственным впечатлением. Анализ ничего еще незнает об ассоциациях, которые в "связи" с моим новым ощущением должны еще, помнению кичливой псевдопсихологии, вызвать то непосредственное чувство. Анализможет весьма отчетливо отличить эти случаи от тех, в которых уже слегка и едвазаметно (в форме гениды) старое переживание действительноассоциируется.

И с индивидуально психологической точкизрения подобное различие является вопросом необходимости. Выдающийся человекхранит в себе столь яркое сознание непрерывного прошлого, что, например, прикаждой новой встрече знакомого на улице он воспроизводит прежнюю встречу, каксамостоятельное переживание. У менее одаренного человека каждая встречавызывает обыкновенное чувство знакомости, облегчающее ему узнавание. Это имеетместо даже тогда, когда прежняя встреча могла быть воспроизведена со всемисвоими подробностями.

В заключение зададимся вопросом, обладаютли и другие организмы, кроме человека, способностью возродить в своем сознаниипрошедшие моменты своей жизни, при этом следует строго отличать эту способностьот всех сходных с ней свойств. На этот вопрос придется с большой вероятностьюответить отрицательно. Если бы животные способны были уноситься своей мыслью впрошлое или предвосхищать будущее, то они не могли бы оставаться целыми часамина одном месте без всякого движения, а ведь подобное спокойное состояниеявляется для них характерным. Животные обладают способностью узнавать и чувстваожидания, как, например, собака, приветствующая своего господина послемноголетнего отсутствия, свиньи у ворот мясника или кобыла, которую ведут наслучку. Но они совершенно лишены воспоминания и надежды. Они способны узнаватьпри помощи "Notal", но память у них отсутствует.

Итак, память представляет собоюопределенное свойство высших сфер психологической жизни человека. Кроме того,она, как было указано, является достоянием исключительно последнего. Поэтомунет ничего удивительного в том, что она стоит в самой тесной связи с предметамитакого высокого значения, как понятие ценности и времени, как потребностьбессмертия, которая едва ли тревожит животный мир, как гениальность, доступнаятолько человеку. Больше того, следует ожидать, что логические и этическиефеномены, которые, по-видимому, подобно памяти, отсутствуют у всех прочих живыхсуществ, приходят каким-нибудь образом в соприкосновение с памятью. Этоожидание может оправдаться только при существовании единого понятия о человеке,о некоторой глубочайшей сущности человечества, понятия, которое проявляется вовсех отдельных качествах его. Задача наша — найти эту связь.

Для целей этого исследования возьмемобщеизвестный факт, что у лжецов плохая память. Никто уже не спорит, что"патологический лжец" почти совершенно "лишен памяти". В дальнейшем я вернусьеще к лжецам —мужчинам. Вообще говоря, они являются исключением. Если иметь в виду то, чтобыло сказано относительно памяти женщин, то ясно будет, что это придетсяпоставить рядом с только что упомянутым по-ложением относительно недостаточнойвоспоминательной способности лжецов. Отсюда всевозможные предостережения противлживости женщин в пословицах, поэзии и сказках. Ясно: человек, у которого едвамерцает искра сознания того, что он пережил, прочувствовал, когда-нибудьговорил, очень часто будет врать, если он, конечно, не лишен дара речи. Такомучеловеку нелегко будет подавить в себе импульс лжи в тех случаях, когда егопомыслы направлены к достижению каких-либо практических целей. Искушениесолгать должно быть особенно сильно в тех случаях, когда память лишена тойбеспрерывности, которой обладают мужчины, когда она сосредоточивается наотдельных бессвязных изолированных моментах вместо того, чтобы подниматься надними или, по крайней мере, подчинить их собственным проблемам. Особенно резкоэто проявляется, когда существо не способно отнести, подобно М все своипереживания к единому носителю их, когда отсутствует апер-цепционный "центр",который сосредоточивает в себе все прошедшее, как нечто единое, когда человеклишен сознания единства и неизменности своей сущности в многообразных жизненныхположениях своих. Бывает, что и мужчина себя иногда "не понимает". Убольшинства из них является вполне обычным, что, воспроизводя в сознании свое,прошлое, вне какой-либо связи с феноменами психической периодичности, никак немогут признать себя носителями прежних переживаний. Они часто отказываютсяпонимать, как могли они то или другое думать, сделать и т.д. Несмотря на это,они отлично знают и чувствуют, что в свое время они думали и делали именно это,они даже нисколько не сомневаются в этом. Это чувство тождественности вразличных жизненных положениях совершенно отсутствует у настоящей женщины. Дажев тех единичных случаях (они несомненно бывают), когда ее память поразительнохороша. Последняя совершенно лишена свойства непрерывности. В потребности себяпонять проявляется сознание единства мужчины, который в данный момент себя непонимает, но эта потребность предполагает, несмотря на временноесамонепонимание, постоянное единство и неизменность. Женщина никогда не всостоянии понять себя, размышляя о прошедшем, но она не ощущает никакойпотребности себя понять. Это можно заключить из ее поверхностного отношения ксловам мужчины, когда тот говорит именно о ней. Женщина не интересуется собою,поэтому нет женщины-психолога, нет психологии женщины, написанной женщиной. Еепониманию совершенно недоступны конвульсивные, чисто мужественные усилияпредставить свое прошлое в виде логически и причинно упорядоченной,беспрерывной цепи последовательных переживаний, так же мало понимает онастремление установить определенное соотношение между началом, серединой иконечным пунктом индивидуальной жизни.

Здесь, на границе двух областей, уместнобудет перекинуть мост к логике. Существо, подобное Ж, абсолютной женщине,которое не в состоянии познать свою тождественность в различные последовательносменяющие друг друга моменты, не постигнет также идентичности объекта мышленияза различные периоды времени. Если же обе части, т.е. субъект и объект,подвержены изменению, то мы таким образом лишены так сказать, координатнойсистемы, к которой можно было бы отнести это изменение, а ведь без нее мысовершенно не в состоянии даже заметить изменение. Действительно, существо,лишенное способности благодаря мизерной памяти своей высказать суждение, чтопредмет сохранил все свои черты и остался неизменным по истечении известногопромежутка времени, не в состоянии будет оперировать в каком-нибудь длинномвычислении с математическими постоянными величинами. Подобное существо (я берукрайний случай) не в состоянии будет при помощи своей памяти преодолеть тотбесконечно малый промежуток времени, во всяком случае психологическинеобходимый для того, чтобы высказать суждение, что в ближайший момент А неизменилось, что оно осталось тем же А, словом, высказать суждение тождества А =А. Ему так же затруднительно будет произнести суждение противоречия, котороепредполагает, что А не тотчас же исчезло с поля зрения мыслящего субъекта, впротивном случае последний не мог бы отличить А от не А, от того, что не естьА, чего именно он, в силу ограниченности своего сознания, не может одновременноохватить своим взором.

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 59 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.