WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 50 | 51 || 53 | 54 |   ...   | 55 |

Развивая свои идеи, А.Н. Леонтьев исходилиз того, что не только у человека, но и у животных психика «включена» вовнешнюю деятельность и зависит от нее, что «всякое отражение формируется впроцессе деятельности животного».* Он подчеркивал, что психический образявляется продуктом, практически связывающим субъект с предметнойдействительностью, что отражение животными среды находится в единстве с ихдеятельностью, что психическое отражение предметного мира порождается ненепосредственными воздействиями, а теми процессами, с помощью которых животноевступает в практические контакты с предметным миром: первично деятельностьюуправляет сам предмет и лишь вторично его образ как субъективный продуктдеятельности. По А.Н. Леонтьеву, возникновение и развитие психики обусловленотем, «что выделяются процессы внешней деятельности, опосредующие отношенияорганизмов к тем свойствам среды, от которых зависит сохранение и развитиеих жизни».** На каждом новомэтапе эволюции поведения и психики животных возникает все более полнаяподчиненность эффекторных процессов деятельности объективным связям иотношениям свойств предметов, во взаимодействие с которыми вступает животное.Предметный мир как бы все более «втягивается» в деятельность. Именно отхарактера этих связей, по мнению А.Н. Леонтьева, зависит, «будет ли отражатьсяи насколько точно будет отражаться в ощущениях животного воздействующее на негосвойство предмета».*** При этом «материальную основу развития деятельности ичувствительности животных составляет развитие их анатомическойорганизации»,**** т.е. морфологические структуры, в частности, нервная система,развивается вместе с деятельностью.

* Леонтьев А.Н.Проблемы развития психики. 3-е изд. М., 1972. С. 162.

** Там же. С.159.

*** Там же. С.212.

**** Там же. С. 163.

Напрашивается вывод о том, что деятельностьживотного является источником познавательных способностей животных и что«познание мира» происходит у животных только в процессе и в итоге активноговоздействия на окружающую среду, т.е. в ходе осуществления поведенческих актов.Чем более развиты, следовательно, двигательные возможности животного, тем вышеи его познавательные способности. Можно поэтому сказать, что уровеньпсихического отражения у тех или иных животных зависит от того, в какой мереони способны оказать воздействие на компоненты среды, насколько разнообразны иглубоки эти воздействия, а это в конечном итоге зависит от развития ихдвигательного аппарата. В этом мы видим воплощение теории деятельности взоопсихологии и значение этой теории для успешного решения вопросов развитияпсихики животных в процессе филогенеза (равно как и онтогенеза).

Как подчёркивал А.Н. Леонтьев, при изучениипроисхождения и развития психики необходимо учесть, что материальным субстратомпсихического отражения не обязательно является нервная система.Неудовлетворительность «нейропсихизма», согласно которому возникновение психикисвязано с появлением нервной системы, по А.Н. Леонтьеву, «заключается впроизвольности допущения прямой связи между появлением психики и появлениемнервной системы, в неучете того, что орган и функция, хотя и являютсянеразрывно взаимосвязанными, но вместе с тем связь их не является неподвижной,однозначной, раз и навсегда зафиксированной, так что аналогичные функции могутосуществляться различными органами».* Поэтому нельзя ставить возникновениепсихики «в прямую и однозначную связь с возникновением нервной системы, хотя напоследующих этапах развития эта связь не вызывает, конечно, никакогосомнения».* Таким образом, Леонтьев подошел к проблеме происхождения и развитияпсихики с глубоко осознанным пониманием диалектического характера этогопроцесса: от наиболее примитивных, зачаточных форм, субстратом которых являетсяменее дифференцированная материя – протоплазма, к высшим формам психического отражения, возникающимна основе все более дифференцированной нервной ткани. Напрашивается вывод, чтопереход от, можно, очевидно, сказать, «плазматического» психического отраженияк «нервному», связанный с появлением тканевой структуры у животных организмов,является подлинным диалектическим скачком, ароморфозом в эволюции животногомира. Нет нужды доказывать, что такой диалектико-материалистический подход кэволюции психики в корне отличается от плоско-эволюционистического, посуществу, метафизического подхода, при котором усложнение поведения и психикиживотных однозначно связывается ТОЛЬКО (и притом часто произвольно) сизменениями в строении нервной системы.

* Там же. С. 10.

** Там же. С. 11.

Итак, намеченный А.Н. Леонтьевым подход кпроблеме зарождения и развития психики приводит к выводу, что наличие нервнойсистемы не является исходным условием развития психики, что, следовательно,психическая деятельность появилась раньше нервной деятельности. Очевидно,последняя возникла на таком уровне жизнедеятельности, когда осуществлениежизненных функций стало уже настолько сложным, что возникла необходимость втаком специальном регуляторном аппарате, каковым и является нервная система.Затем же, уже в качестве органа психического отражения, нервная система(точнее, высшие отделы центральной нервной системы) стала необходимой основой ипредпосылкой для дальнейшего развития психики. Этот сложный вопрос требует,конечно, специального рассмотрения, которое вышло за рамки этой статьи. Отметимлишь, что формирование нервной системы определялось решающими функциональнымиизменениями (коренными изменениями в жизнедеятельности организмов), т.е. имелместо примат функции перед формой.

Важно отметить и указание А. Н. Леонтьевана то, что «если бы не существовало перехода животных к более сложным формамжизни, то не существовало бы и психики, ибо психика есть именно продуктусложнения жизни»,* что характер психического отражения «зависит отобъективного строения деятельности животных, практически связывающей животное сокружающим его миром. Отвечая изменению условий существования, деятельностьживотных имеет свое строение, свою, так сказать, "анатомию". Это и создаетнеобходимость такого изменения органов и их функций, которое приводит квозникновению более высокой формы психического отражения».** Как мы видим, A.Н. Леонтьев отчетливо отстаивал положение о примате функции в эволюции психики:изменившиеся условия адаптации к окружающей среде обусловливают изменениестроения деятельности животных, вследствие чего меняется строение органов и ихфункционирование, что в свою очередь приводит к прогрессивному развитиюпсихического отражения. Другими словами, А.Н.Леонтьев положил в основу своейконцепции развития психики положение о том, что сущность этого процесса, егопервопричина и движущая сила есть взаимодействие, представляющее собойматериальный жизненный процесс, процесс установления связей между организмом исредой. Тем самым А. Н. Леонтьев распространил на сферу психического отраженияизвестное положение марксистской философии о том, что всякое свойствораскрывает себя в определенной форме взаимодействия.

* Там же. С. 26.

** Там же.

В разработанной А. Н. Леонтьевым периодизацииразвития психики, охватывающей весь процесс эволюции животного мира, выделяютсястадии элементарной сенсорной психики, перцептивной психики и интеллекта. Этобыло тем более знаменательно, что, за исключением В.А. Вагнера, усилиясоветских зоопсихологов (Н.Ю.Войтониса, Н. Н. Ладыгиной-Котс и др.) былинаправлены на изучение психики обезьян и не касались более низких уровнейэволюции психики. Концепция стадиального развития психики, предложенная А. Н.Леонтьевым, являлась поэтому новым словом в науке, особенно на фоне традиционноупрощенного и сейчас уже неприемлемого деления на три якобы последовательные«ступени» – инстинкт,навык и интеллект. Концепция А.Н.Леонтьева принципиально отличается от такогопонимания сущности эволюции поведения и психики прежде всего тем, что в ееоснову положен не формальный признак деления всего поведения животных наврожденное (якобы «низшее») и благоприобретаемое («высшее»). Сейчас уже хорошоизвестно, что врожденное, инстинктивное поведение не является более примитивнымпо сравнению с индивидуально приобретаемым (научением), что, наоборот, оба этихкомпонента эволюционировали совместно, представляя единство целостногоповедения, и что соответственно на высших этапах филогенеза мощноепрогрессивное развитие получили как процессы научения, так и инстинктивные(генетически фиксированные) компоненты поведения животных.

К сожалению, однако, упомянутыеупрощенческие, по существу метафизические, представления об этапах эволюцииповедения животных, соответствующие уровню знаний 20-х годов, подчаспреподносятся и поныне, особенно в работах некоторых физиологов. Так, например,В.Детьер и Э.Стеллар предлагают даже неизвестно по каким количественным даннымвычерченное изображение кривых, из которых явствует, что простейшие сильнытаксисами, у «простых» () многоклеточных же появляется, причем сразу «наполной мощности», рефлекс, насекомые являются всецело «инстинктивными» и«рефлекторными» животными, рыбы в основном также, но немного способны кобучению, птицы –наполовину «инстинктивными», наполовину «обучающимися», а млекопитающие– вполне обучающимися.При этом одна категория якобы сменяет другую: таксисы будто окончательноисчезают у птиц и низших млекопитающих, рефлексы и инстинкты теряют всякоеприспособительное значение у низших приматов, которые якобы, как и низшиемлекопитающие, адаптируются с помощью обучения и (приматы) отчасти – мышления. Все это всецелопротиворечит современным знаниям о поведении животных. Можно, например,напомнить, что такситы, эти ориентирующие компоненты любого поведенческогоакта, непременно присущи поведению всех без исключения животных, а такжечеловеку.

Проблемы психики животных не терпятупрощенчества, а тем более «глобальных» псевдорешений и дилетантскогоотношения, которые подчас встречаются в публикациях, авторы которых далеки отзоопсихологии, не считают нужным принять ее во внимание, но спешат выступить споверхностными, нередко надуманными сенсационными «объяснениями». Толькозоопсихологии, которая прежде всего является наукой об эволюции психики, поплечу задача научного познания закономерностей психики на всех уровняхфилогенеза, вплоть до подступов зарождения человеческого сознания.

Иногда в качестве решающего критерия эволюцииповедения и психики животных пытаются использовать степень сложности строенияцентральной нервной системы. В этих случаях за исходное принимаетсяморфологическая структура, якобы определяющая филогенетический уровень испецифику поведения. Разумеется, при решении вопросов эволюции психикинепременно надо учитывать строение и функции нервной системы изучаемых животных(наряду с другими их морфофункциональными признаками, например, двигательногоаппарата). Но, как мы уже неоднократно указывали, особенности макростроенияцентральной нервной системы, особенно головного мозга, далеко не всегдаотвечают особенностям поведения животных, уровню их психической деятельности.Достаточно указать, например, на птиц, психическая деятельность которых поуровню своего развития может быть приравнена к таковой у млекопитающих, в товремя как головной мозг у птиц лишен вторичного мозгового свода – серой коры больших полушарий(неопаллидума), содержащей высшие ассоциативные центры. Аналогично поражаетсложностью своего поведения, граничащего подчас с интеллектуальным, крыса, мозгкоторой является весьма примитивным по своему строению: с гладкой поверхностьюбольших полушарий, лишенной борозд (последние появляются среди грызунов изайцеобразных только у бобра, сурка и зайцев).

Тем не менее, нередко высказывается мнение,будто прогресс в эволюции поведения животных первично определяетсяморфологическими изменениями в центральной нервной системе (например,увеличением числа нейронов в результате мутации). Совершенно ясно, чтоединственно верным является противоположный подход, при котором признаетсяпримат функции перед формой (строением), подход, успешно осуществляемый и всоветской эволюционной морфологии. При решении вопросов развития психики (как вфило-, так и в онтогенезе) и вообще в любых зоопсихологических оценках этоозначает, что появляются вторично в результате изменения поведенияморфологические изменения, которые в свою очередь порождаются изменениями вобразе жизни, когда возникает необходимость в установлении новых связей скомпонентами окружающей среды. А поскольку поведение представляет собойсовокупность всех двигательных актов животного, то можно сказать, что связанныес эволюцией психики морфологические изменения были первично обусловленыизменениями в двигательной активности животного, биологическое значение которойи состоит в установлении жизненно необходимых для организма связей со средой.Конечно, надо при этом помнить, что мы имеем здесь дело с диалектическимпроцессом, ибо затем возникшие новые формы (морфологические образования иликоличественные изменения) уже в свою очередь оказывают направляющее,развивающее влияние на функцию (поведение). Но во всяком случае прогрессивныеизменения в нервной (и рецепторной) системе возникают как следствие адаптивныхизменений двигательной активности животного и сопряженных с ними адекватныхизменений в строении двигательного аппарата. Вот где следует искатьпервоисточник эволюционных преобразований в психической сфереживотных.

* * *

Со времени опубликования А.Н. Леонтьевымконцепции стадиального развития психики в процессе эволюции прошло более сорокалет, и можно с уверенностью сказать, что в целом эта концепция выдержала«проверку временем» и не утратила своего научного значения как общая теорияэволюции психики в мире животных. Но это сорокалетие было периодом поистинебурного развития науки о поведении животных, и за эти годы был накопленогромный материал, заставляющий нас во многом поновому посмотреть напсихическую деятельность животных и внести соответствующие поправки в прежниепредставления, в частности касающиеся оценки уровня психического развития тогоили иного систематического таксона животных. Пришлось нам внести существенныеуточнения в предложенную А.Н. Леонтьевым периодизацию эволюциипсихики.

Прежде всего оказалось необходимым ввести вэту периодизацию новые подразделения – уровни психического развития. Впределах как элементарной сенсорной, так и перцептивной психики мы выделилинизший и высший уровни развития, имея при этом в виду, что в дальнейшем следуетввести еще дополнительно промежуточные уровни. Эти уровни обозначают, посуществу, процесс развития самой элементарной или соответственно перцептивнойпсихики.

Pages:     | 1 |   ...   | 50 | 51 || 53 | 54 |   ...   | 55 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.