WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 43 | 44 || 46 | 47 |   ...   | 55 |

Биологическую ограниченность интеллектаантропоидов вскрывает и анализ экспериментальных данных. Так, Ладыгина-Котспоказала, что зрительные образы, представления человекообразных обезьянявляются значительно более слабыми, чем у человека, и всегда связаны скомпонентами окружающей обстановки (ситуационная связанностьпредставлений).

Эта ограниченность интеллектуальногоповедения неоднократно проявлялась в опытах Ладыгиной-Котс, когда шимпанзедопускал «нелепые» ошибки при употреблении предметов, предоставленных ему длявыталкивания приманки из трубы. Так, например, он пытался втолкнуть в трубукусок фанеры вопреки явному несоответствию ее ширины и принимался обгрызать еголишь после ряда таких неудачных попыток. Подчас неадекватность действийобусловливалась преобладанием деструктивного манипулирования (рис. 47). Крометого, была проведена специальная серия опытов, в которых обезьяне даваласьтруба, закрытая с одного конца, и крючок. Если приманка, заложенная в такуютрубу, была прикреплена к нити, шимпанзе легко вытягивал ее оттуда. Несмотря наэто обезьяна не сумела адекватно применить крючок и, более того, чаще всегоотламывала загнутую его часть как мешавший элемент. Ладыгина-Котс писала поэтому поводу, что «шимпанзе оказался неспособным перейти от шаблонногопривычного приема выталкивания приманки прямым, гладким единичным орудием киспользованию приема притягивания к себе крюком», и усматривала в этом«недостаточную пластичность психики шимпанзе, ограниченность егомышления».*

* Ладыгина-КотсН.Н. Конструктивная и орудийная деятельность высшихобезьян (шимпанзе). М., 1959. С. 247.

Шимпанзе, по Ладыгиной-Котс, «не в состояниисхватить сразу существенныеособенности в новой ситуациии установить новые связи наоснове осмысливания непосредственно воспринимаемыхотношений между предметами».*

* Там же.

Рис. 47. Предметы, предлагавшиеся шимпанзе,при использовании которых обнаруживалась ограниченность интеллектуальногоповедения этой обезьяны: палочки пригодны для выталкивания приманки из трубытолько в связанном виде, обезьяна же развязала их и пыталась применитьпоодиночке; крестовидно соединенные планки надо было соединить вместе,сдвинутые же под углом – распрямить до прямой, как это показано на нижней части рисунка.Вместо этого шимпанзе прежде всего разъединил планки и пытался применить их поотдельности (опыты Ладыгйной-Котс)

Этот вывод Ладыгиной-Котс подтверждаетсяэкспериментами и других исследователей. Так, шимпанзе показал ситуационнуюсвязанность своих представлений и неспособность охватить существенное изменениев прежней ситуации в следующем опыте: шимпанзе предлагается с помощью палкиподкатывать яблоко к клетке вокруг невысокой стенки. После овладения обезьянойэтим навыком убирается часть стенки непосредственно перед клеткой, в результатечего было бы удобнее непосредственно притягивать яблоко палкой. Тем не менееобезьяна продолжает выполнять прежнее сложное, трудное действие, отталкиваяяблоко от себя и обводя его вокруг стенки (опыт Э. Г. Вацуро, рис.48).

Рис. 48. Опыт Вацуро, вскрывающийограниченность и качественное своеобразие интеллекта человекообразных обезьян.Пояснения см в тексте

Даже самые сложные проявления интеллектаобезьян представляют собой в конце концов не что иное, как применение в новыхусловиях филогенетически выработанного способа действия. Ведь давно ужеподмечалось сходство притягивания приманки с помощью палки с притягиваниемплода, растущего на ветке. Войтонис и Ладыгина-Котс указывали на то, чторазвитая способность обезьян к практическому анализу связана с особенностями ихпитания; высокоразвитые сенсомоторные функции руки, их сочетание со зрением икак следствие отличительные познавательные способности обезьян Фабри объясняетфункциональными особенностями их хватательных способностей (см. гл. 3) и т.д.Эта биологическая обусловленность всей психической деятельности обезьян,включая и антропоидов, и является причиной отмеченной ограниченности ихинтеллектуальных способностей, причиной их неспособности к установлениюмысленной связи между одними лишь представлениями и их комбинированием вобразы. Неспособность же мысленно оперировать одними лишь представлениями снеизбежностью приводит к неспособности понимать результаты своих действий,понимать истинные причинно-следственные связи. Это возможно лишь с помощьюпонятий, которые у обезьян, как и у всех других животных, по указанным причинамвсецело отсутствуют.

В заключение приходится признать, чтопроблема интеллекта животных еще совершенно недостаточно изучена. По существудо сих пор проведены обстоятельные экспериментальные исследования только надобезьянами, преимущественно высшими, в то время как о возможностиинтеллектуальных действий у других позвоночных еще почти нет доказательныхэкспериментальных данных. Вместе с тем, как уже говорилось, сомнительно, чтобыинтеллект был присущ только приматам.

Глава 3 ЭВОЛЮЦИЯ ПСИХИКИ ИАНТРОПОГЕНЕЗ

С древнейших времен человек пытался как-тоосознать свое отношение к миру животных, искал признаки сходства и различия вповедении последних. Об этом свидетельствует та исключительная роль, которуюиграет поведение животных в бесчисленных древних сказках, легендах, верованиях,культовых обрядах и т.п.

С зарождением научного мышления проблема«души» животного, его психики и поведения стала важной составной частью всехфилософских концепций. Как уже отмечалось при обсуждении проблемы инстинкта инаучения, часть древних мыслителей держалась мнения о близком родстве иодинаково высоком уровне психической жизни человека и животных, другие же,наоборот, отстаивали превосходство человеческой психики, а иные категорическиотрицали всякую ее связь с психической деятельностью животных. Как и в другихобластях знания, теоретические построения античных ученых, лишь отчастиоснованные на непосредственных наблюдениях, определяли затем на протяжениитысячелетия и более взгляды на поведение животных, если не считать ненаучныхклерикально-догматических толкований средневековья.

Предшественники творцов эволюционногоучения отказались от произвольных толкований о сходстве и различиях психикиживотных и человека и обратились к фактам, которые добывало зарождающеесянаучное естествознание. Так, уже Ж. О. Ламеттри обратил внимание на сходствостроения мозга человека и млекопитающих. При этом он отметил, что у человеказначительно больше мозговых извилин.

В борьбе за эволюционное учение, стремясьобосновать положение о непрерывности развития всего органического мира какединого целого, Ч. Дарвин и его последователи односторонне подчеркивалисходство и родство всех психических явлений начиная от низших организмов дочеловека. Особенно это относится к отрицанию Дарвином качественных различиймежду психикой человека и психикой животных. Как бы приближая человека кживотным и «поднимая» до него последних, Дарвин приписывал животнымчеловеческие мысли, чувства, воображения и т.д.

Одностороннее понимание генетическогородства психики человека и животных было- как уже отмечалось, подвергнутокритике В.А Вагнером. Вагнер подчеркивал, что сравнение психических функцийживотных надо проводить не с психикой человека, а с психикой форм,непосредственно предшествующих данной группе животных и за ней следующих. Приэтом он указывал на наличие общих законов эволюции психики, без познаниякоторых невозможно понимание человеческого сознания. Такой эволюционный подходпозволяет достоверно выявить предысторию антропогенеза, и в частностибиологические предпосылки зарождения человеческой психики.

При этом, однако, необходимо учесть, чтосудить о происхождении человеческого сознания, как и о процессе антропогенезавообще, можно лишь косвенно, лишь по аналогии с тем, что наблюдаем у нынеживущих животных. Эти животные, однако, прошли длительный путь адаптивнойэволюции, и их поведение носит глубокий отпечаток специализации к особымусловиям их существования.

Если, к примеру, взять высших позвоночных,к которым в биологическом отношении относится и человек, то здесь наблюдаетсяряд боковых ответвлений в эволюции психики, не имеющих отношения к линии,ведущей к антропогенезу, а отражающих лишь специфическую биологическуюспециализацию отдельных групп животных. Наиболее яркий пример представляютсобой в этом отношении птицы. То же относится и к млекопитающим, отдельныеотряды которых воплощают подобную специализацию к специфическому образу жизни.И даже в отношении приматов мы должны считаться с той же специализацией, причемныне живущие антропоиды в ходе своего развития от вымерших общих с человекомпредков не только не приблизились к человеку, а, наоборот, отдалились. Поэтомуони, судя по всему, находятся сейчас на более низком психическом уровне, чемэтот предок.

Отсюда следует также, что все, даженаиболее сложные, психические способности обезьян всецело определяютсяусловиями их жизни в естественной среде, их биологией, а с другой стороны,служат только приспособлению к этим условиям. Особенности образа жизниобусловливают специфические особенности психических процессов, в том числе имышления обезьян.

Обо всем этом важно помнить, когда речьидет о поиске биологических корней и предпосылок зарождения человеческогосознания. По поведению ныне существующих обезьян и других животных мы можемсудить лишь об уровнях и направлениях психического развития, ведших к человеку,и об общих закономерностях этого процесса.

Проблема происхождения трудовойдеятельности

Эволюция гаптических и сенсорных функцийвысших млекопитающих

Общеизвестно, что решающий факторпревращения животного предка – ископаемой человекообразной обезьяны - в человека был открыт околоста лет тому назад Ф. Энгельсом: труд, создавший человека, создал ичеловеческое сознание. Трудовая деятельность, членораздельная речь, а на ихоснове и общественная жизнь определяли развитие человеческой психики и, такимобразом, являются отличительными критериями психической деятельности человекапо сравнению с таковой животных. Поэтому для выяснения конкретных условийвозникновения сознания необходимо отыскать в мире животных возможныебиологические предпосылки этих форм человеческой деятельности и проследитьвероятный путь их развития.

Труд с самого своего зарождения был ручным,таким же по необходимости было и изначальное человеческое мышление. Усовременных обезьян, как уже отмечалось, оно так и осталось чисто «ручныммышлением». Рука –орган и продукт человеческого труда: развившись из руки обезьяны, став органомтруда, человеческая рука достигла благодаря труду, причем только благодарятруду, как подчеркивал Энгельс, «той высокой ступени совершенства, на которойона смогла, как бы силой волшебства, вызвать к жизни картины Рафаэля, статуиТорвальдсена, музыку Паганини».*

* ЭнгельсФ. Диалектика природы. М., 1949. С. 133.

Таким образом, рука (ее развитие икачественные преобразования) занимает центральное место в антропогенезе как вфизическом, так и в психическом отношении. При этом основную роль сыграли ееисключительные хватательные (гаптические) способности (рис. 49). Биологическиепредпосылки зарождения трудовой деятельности необходимо, следовательно, искатьпрежде всего в особенностях хватательной функции передних конечностеймлекопитающих.

Здесь мы сталкиваемся с весьма интереснымвопросом: почему, собственно, именно обезьяны стали предками человека Почемуначало развитию разумных существ не могла дать другая группа млекопитающих, темболее что хватательная функция не является привилегией только обезьян. Впоисках ответа на эти вопросы Фабри изучал в сравнительном аспекте у обезьяны идругих млекопитающих взаимоотношения между главной (локомоторной) идополнительными (манипуляционными) функциями передних конечностей и установил,что решающее значение имели для процесса антропогенеза антагонистическиеотношения между главной и дополнительными функциями передних конечностей.Активное участие одновременно обеих передних конечностей в обращении спредметами в манипулировании связано с частым их освобождением от функций опорыи передвижения, что препятствует специализации к длительному быстромубегу.

Рис. 49. Гаптические движения рук обезьян(по Даниловой)

Вместе с тем при редукции манипуляционныхфункций страдают прежде всего хватательные способности конечностей. Как ужераньше указывалось, часть дополнительных функций передних конечностей переходитпри этом к ротовому аппарату. В наименьшей степени дополнительные, и в томчисле хватательные, функции подавлены у медведей, енотов и некоторых другихмлекопитающих (преимущественно хищных и грызунов), но и здесь эволюциядвигательной активности определялась антагонизмом между главной идополнительными функциями их передних конечностей.

Единственное исключение среди млекопитающих,по Фабри, составляют приматы. Основная, и главное, первичная форма ихпередвижения состоит в лазанье путем хватания веток, и эта форма локомоциисоставляет, таким образом, основную функцию их конечностей. Но такой способпередвижения сопряжен с усилением подвижности пальцев и сохранениемпротивопоставления первого пальца остальным, что гармонично сочетается стребованиями, предъявляемыми манипулированием предметами. Поэтому у обезьян, ипритом только у них, главная и дополнительная функции передних конечностей ненаходится в антагонистических отношениях, а гармонично сочетаются друг сдругом.

Это обстоятельство составляет одно изнаиболее существенных отличий эволюции двигательной активности приматов. Наоснове гармоничного сочетания манипуляционных функций с локомоцией и ихвзаимного усиления и стало возможным столь мощное развитие тех исключительныхдвигательных возможностей, которые возвысили обезьян над остальнымимлекопитающими и заложили основу формирования специфических двигательныхспособностей человеческой руки.

Как показали далее исследования Фабри,благодаря отсутствию антагонизма между функциями передней конечности приматов уних опять-таки в отличие от других млекопитающих гаптическая функция рукиразвивалась одновременно по двум направлениям: 1) в сторону увеличения полногообхватывания предметов и 2) в сторону увеличения гибкости, вариабельностихватательных движений. А ведь только такое развитие могло служить достаточнойэволюционный основой для зарождения употребления орудий труда. В этом кроетсяодна из причин (если не главная причина), почему только обезьяна могла датьначало эволюции в сторону человека.

Важно также отметить, что в результатеособого развития гаптики у обезьян «человеческая кисть, – как пишет известный советскийантрополог М.Ф.Нестурх, – в общем сохранила основной тип строения от ископаемыхантропоидов... Для осуществления трудовых действий, тончайших манипуляций имастерских движений достаточным оказалось сравнительно небольшоеморфологическое преобразование кисти».*

* НестурхМ.Ф. Приматология и антропогенез. М., 1960. С.65.

Pages:     | 1 |   ...   | 43 | 44 || 46 | 47 |   ...   | 55 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.