WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 42 | 43 || 45 | 46 |   ...   | 55 |

Чрезвычайно важной предпосылкойинтеллектуального поведения является и способность к широкому переносу навыковв новые ситуации. Эта способность вполне развита у высших позвоночных, хотя ипроявляется у разных животных в разной степени. В. П. Протопопов приводитследующий пример переноса приобретенного опыта в новую ситуацию у собаки.Первоначально подопытная собака научилась открывать нажатием лапы щеколду надверце «проблемной клетки», в которой находилась приманка. В других опытах таже собака научилась затем подтягивать зубами и лапами кусок мяса за веревку,которая лежала перед ней на полу. После этого была создана третья ситуация,содержавшая элементы первых двух: на клетке, применявшейся в первой ситуации,щеколда была поднята на такую высоту, что собака не могла ее достать лапой, нок щеколде привязывалась веревка, потянув за которую можно было ее открыть.Когда собака была подведена к клетке, она сразу же, без всяких других проб,схватила зубами веревку и, потянув, открыла щеколду. Таким образом, задача быланемедленно решена в новой ситуации, несмотря на то что прежние элементырасполагались в ней совсем по-иному: веревка висела, а не лежала горизонтальнона полу, на конце ее было привязано не мясо, а щеколда, которая к тому женаходилась на другом месте – наверху. К тому же щеколда отпиралась в первых опытах движениемлапы, а затем – спомощью зубов. «...Новый навык, – пишет по этому поводу Протопопов, – вырабатывается сразу, "внезапно",но эта внезапность... обусловлена вполне определенными следами прошлого опыта,которые под влиянием стимула вступают путем как бы взрывчатого замыкания вновую временную связь, и создается новая нервная структура и новая реакция,отличающаяся от прежних двух и в рецепторной и эффекторной части... Подобныенавыки... могут по своему внешнему проявлению имитировать разумное поведение и,если не знать этапов их возникновения, можно прийти к ошибочнымантропоморфическим заключениям».*

* ПротопоповВ.П. Исследование высшей нервной деятельности вестественном эксперименте. Киев, 1950. С. 21–23.

К подобным антропоморфическим выводампришел, например, Н. Р. Ф. Майер, признавший крыс способными «рассуждать».Обоснованием этого заключения послужили результаты его экспериментов повыработке у крыс отсроченных реакций, в ходе которых эти животные оказались всостоянии связывать элементы прежнего опыта, которые раньше никогда несочетались в их поведении. Как было показано, это происходило и в опытахПротопопова с собакой.

Итак, способности высших позвоночных кразнообразному манипулированию, к широкому чувственному (зрительному)обобщению, к решению сложных задач и переносу сложных навыков в новые ситуации,к полноценной ориентации и адекватному реагированию в новой обстановке наоснове прежнего опыта являются важнейшими элементами интеллекта животных. И всеже сами по себе эти качества еще недостаточны, чтобы служить критериямиинтеллекта, мышления животных. Тем более, как указывалось, невозможно признатьтакими критериями, например, высокоразвитые способности к оптическому обобщениюу пчел.

Критерий интеллектуального поведенияживотных

Отличительная особенность интеллектаживотных заключаются в том, что в дополнение к отражению отдельных вещейвозникает отражение их отношений и связей (ситуаций). Отчасти это имеет,конечно, место и при некоторых сложных навыках, что лишний раз характеризуетпоследние как переходную форму к интеллектуальному поведению животных. Этоотражение происходит в процессе деятельности, которая по своей структуре,согласно Леонтьеву, является двухфазной.

Мы уже видели, что сложные навыки животныхбольшей частью являются многофазными. Однако эти фазы, будь это вскарабкиваниекрысы с площадки на площадку с помощью подтягиваемой лестницы илипоследовательное отмыкание затворов «проблемного ящика», по существу своемуявляются лишь цепью, суммой однозначных равнокачественных этаповпоследовательного решения задачи. По мере же развития интеллектуальных формповедения фазы решения задачи приобретают четкую разнокачественность: преждеслитая в единый процесс деятельность дифференцируется на фазу подготовления ифазу осуществления. Именно фаза подготовления составляет характерную чертуинтеллектуального поведения. Как указывает Леонтьев, интеллект возникаетвпервые там, где возникает процесс подготовки возможности осуществить ту илииную операцию или навык.

В конкретных экспериментальныхисследованиях двухфазность интеллектуальных действий проявляется, например, втом, что обезьяна достает сперва палку, чтобы затем с помощью этой палки сбитьвысоко подвешенный плод, как это имело место в широко известных опытахнемецкого психолога В. Кёлера. В других экспериментах обезьяна могла овладетьприманкой лишь в том случае, если сперва оттолкнет ее от себя палкой к такомуместу, где ее (после обходного движения) можно достать рукой (рис.44).

Производилось и много других экспериментов,в которых обезьяны должны были решить задачу с употреблением орудия (чаще всегопалки). Так, в опытах Г.З.Рогинского шимпанзе, имевшие опыт манипулированияпалками, сразу употребляли таковые для доставания приманки. Но низшие обезьяны,кроме одной (павиан чакма), к этому оказались не сразу способны. Все жеРогинский отвергает мнение В.Кёлера о наличии разрыва между психикойчеловекообразных и низших обезьян.

Рис. 44. Схема сложной задачи, для решениякоторой обезьяна должна привязанной к дереву палкой оттолкнуть плод в ящикечерез щель к противоположной (решетчатой) стенке, а затем обойти ящик. Прикорм(и) первоначально виден как через решетку, так и через щель в стенке, но неможет непосредственно браться рукой (опыт Кёлера)

Советский зоопсихолог Л. С. Новоселовасумела своими исследованиями выявить генезис употребления палок при решениисложных задач у шимпанзе. Она показала, что употребление палки формируется какиндивидуально-приспособительное действие, но не является врожденной формойповедения. При этом намечается несколько этапов – от оперирования всей рукой какрычагом к специализированным действиям кистью, которая уже не только удерживаетпалку, но и направляет ее движения в соответствии со специфическими свойствамиорудия.

Н. Н. Ладыгина-Котс детально изучала ушимпанзе процесс подготовки и даже изготовления-орудия, необходимого длярешения технически несложной задачи – выталкивания приманки из узкойтрубки. На глазах у шимпанзе в трубку закладывалась приманка таким образом, чтоее нельзя было достать просто пальцами. Одновременно с трубкой животномудавались различные предметы, пригодные для выталкивания прикорма посленекоторой их «доработки» (рис. 45). Подопытная обезьяна вполне (хотя и невсегда немедленно) справлялась со всеми этими задачами.

Рис. 45. Экспериментальное изучениеорудийной деятельности у шимпанзе (опыты Ладыгиной-Котс). Некоторые предметы,предъявленные обезьяне (ветка, палка, обмотанная веревкой, изогнутая испиралевидно закрученная проволока, проволочная сетка, кусок плетенойкорзины)

В этих опытах также четко выступаетдвухфазность интеллектуального действия: приготовление орудия – первая, подготовительная фаза,доставание приманки с помощью орудия – вторая фаза. Первая фаза внесвязи со следующей фазой лишена какого бы то ни было биологического смысла.Вторая фаза – фазаосуществления деятельности – в целом направлена на удовлетворение определенной биологическойпотребности животного (в описанных опытах – пищевой).

По Леонтьеву, первая, подготовительная фазапобуждается не самим предметом (например, палкой), на который она направлена, аобъективным отношением палки к приманке. Реакция на это отношение и естьподготовка второй фазы, фазы осуществления, которая направлена на объект(«цель»), побуждающий всю деятельность животного. Вторая фаза включает, такимобразом, в себя определенную операцию, закрепляемую в виде навыка.

Большое значение как один из критериевинтеллектуального поведения имеет и то обстоятельство, что при решении задачиживотное пользуется не одним стереотипно выполняемым способом, а пробует разныеспособы, которые являются результатом ранее накопленного опыта. Следовательно,вместо проб различных движений, как это имеет место при неинтеллектуальныхдействиях, при интеллектуальном поведении имеют место пробы различных операций,что позволяет решить одну и ту же задачу различными способами. Перенос и, пробыразличных операций при решении сложной задачи находят у обезьян свое выражение,в частности, в том, что они практически никогда не пользуются орудиямисовершенно одинаковым образом.

Таким образом, при интеллектуальном поведениимы имеем дело с переносом операции, причем этот перенос не требует, чтобы новаязадача была непосредственно сходной с прежней. Операция, как отмечает Леонтьев,перестает быть неподвижно связанной с деятельностью, отвечающей определеннойзадаче. И здесь мы можем проследить преемственность от сложныхнавыков.

Поскольку интеллектуальное поведение животныххарактеризуется отражением не просто предметных компонентов среды, а отношениймежду ними, здесь осуществляется и перенос операции не только по принципусходства вещей (например, преград), с которыми была связана данная операция, нои по принципу сходства отношений, связей вещей, которым онаотвечает.

Формы мышления

На основе многолетних экспериментальныхисследований Ладыгина-Котс пришла к выводу, что мышление животных имеет всегдаконкретный чувственно-двигательный характер, что это мышление в действии,причем эти действия являются всегда предметно-отнесенными. Такое мышление вдействиях, по Ладыгиной-Котс, представляет собой практический анализ и синтез,который при орудийной деятельности осуществляется в ходе непосредственногообращения с объектами, в ходе их обследования, обработки и применения. Но приэтом не исключаются, а, наоборот, играют большую роль те обобщенные зрительныепредставления, о которых шла речь выше.

В соответствии с этим Ладыгина-Котс считаетвозможным выделить две различные по сложности и глубине формы мышления (правда,только у человекообразных обезьян).

Первая форма характеризуется установлениемсвязей раздражителей (предметов или явлений), непосредственно воспринимаемыхживотным в ходе его деятельности. Это анализ и синтез в наглядно обозреваемойситуации. Примером может служить выбор обезьяной предметов, пригодных дляупотребления в качестве орудия, с учетом их величины, плотности, формы ит.д.

Вторая форма характеризуется установлениемсвязей между непосредственно воспринимаемыми раздражителями и представлениями(зрительными следами). Так, в описанных опытах, в которых шимпанзе приходилосьвыталкивать лакомство из трубы с помощью орудия, мыслительные операции такоготипа проявлялись в изготовлении орудия, например в распутывании клубкапроволоки и ее выпрямлении. Особенно убедительным доказательством существованияэтой высшей формы мышления является опыт, при котором обезьяне вместе с трубойдавалась дощечка значительно более широкая, чем диаметр трубы. Шимпанзеоказался в состоянии совершенно самостоятельно отчленять от доски узкие лучиныи использовать их в качестве орудия для выталкивания приманки изтрубы.

Подобное поведение обезьяны можно здесьобъяснить только тем, что у нее в ходе предыдущей деятельности сформировалосьобобщенное зрительное представление о предмете типа палки (но только в ситуацииданной задачи). Решающая роль предшествующего опыта в формировании подобныхзрительных "представлений достаточно четко выступает в этой же серииэкспериментов. Ведь еще до решения описанной задачи обезьяна накапливала опытпо «доработке» весьма различных предметов, среди которых были и фигурныедощечки (рис. 46), превращение которых в пригодные для решения задачи орудиябыло для шимпанзе делом не более трудным, чем обламывание боковых побегов ветки(рис. 45). Вместе с тем изготовление орудия из такой фигурной дощечки требуетотщепления части ее в продольном направлении. Подобные действия и накапливаемыйпри этом опыт и подготовили обезьяну к решению задачи с широкой дощечкой,которая ей давалась в одном из следующих экспериментов.

На основе установления связи обобщенногозрительного представления о необходимом предмете (типа палки) снепосредственным восприятием второго предмета (трубы), также данного вконкретной ситуации опыта, обезьяна сумела вычленить (по воображаемой линии!)часть из целого –лучину из доски, причем таким образом, что она оказалась пригодной служитьорудием для выталкивания приманки.

Рис. 46. Фигурные доски с расширениями наконцах или в середине, предлагавшиеся шимпанзе в опытахЛадыгиной-Котс.

Таким образом, шимпанзе в состоянии мысленноразлагать целые объекты на детали, равно как и сложные фигуры – на их составные части. Как ужеуказывалось, ведущую роль в поведении, и в частности в интеллектуальныхдействиях обезьян играют их руки, тактильно-кинестетическая чувствительностьруки. И. П. Павлов говорил поэтому с полным основанием о «ручном мышлении»обезьян. Сочетание тактильно-кинестетической чувствительности со зрением даетобезьяне большие преимущества для установления пространственно-временных связейдля практического анализа и синтеза. Именно это существенное расширение иуглубление сенсорной сферы легло у обезьян в основу того, что И. П. Павловобозначил как «улавливание постоянной связи между вещами» (или «нормальнойсвязи вещей»).*

* Павловские среды. Т. III. С.262.

Биологическая ограниченность интеллектаживотных

Наряду со всем этим надо четко представитьсебе биологическую ограниченность интеллектуального поведения обезьян. Как ивсе другие формы поведения, оно всецело определяется образом жизни и чистобиологическими закономерностями, рамки которых не может перешагнуть даже самаяумная обезьяна. Так, например, шимпанзе на воле каждый вечер устраивают себеискусно переплетенные спальные гнезда из ветвей и листьев, но, по свидетельствуанглийской исследовательницы поведения обезьян Дж. ван Лавик-Гудолл, ониникогда не сооружают навесов и остаются совершенно беззащитными под проливнымтропическим дождем.

Очень редко обезьяны пользуются на воле иорудиями. Правда, имеются отдельные наблюдения об орудийных действиях шимпанзепри добывании пищи или нападении. Но, как и другие человекообразные обезьяны,шимпанзе вполне обходятся в повседневной жизни без орудий. С другой стороны,другие позвоночные (каланы, галапагосские дятловые вьюрки и др.) систематическипользуются предметами в качестве орудий. Уже это указывает на то, что орудийныедействия сами по себе не обязательно являются критериями высокоразвитойпсихической деятельности животных.

Pages:     | 1 |   ...   | 42 | 43 || 45 | 46 |   ...   | 55 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.