WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 || 30 | 31 |   ...   | 55 |

Для многих видов животных доказано, что еслидетенышей лишить возможности совместно играть, то во взрослом состоянии сфераобщения окажется заметно ущемленной или даже искаженной. Так, у морских свинокэто выражается в сохранении инфантильного поведения, даже после полногополового созревания, и в ненормальных реакциях на сородичей и других животных(П. и И. Кункель). Самцы крыс нуждаются для выполнения воспроизводительнойфункции в раннем игровом общении с другими крысятами. В этих играх содержатсяосновные двигательные элементы взрослого самцового поведения. У норок самцынаучаются нормальному общению с брачным партнером в ходе совместных игр начинаяс 10-недельного возраста; щенки койота, выращенные без игрового общения,обнаруживали повышенную агрессивность и т.д.

Особенно отчетливо значение совместных игрдетенышей для дальнейшей жизни особи проявляется у обезьян. О пагубныхпоследствиях лишения молодых обезьян возможности играть со сверстниками (илидругими животными) убедительно свидетельствуют эксперименты многихисследователей, в частности Харлоу и его сотрудников. Как и у других животных,обусловленные этим нарушения обнаруживаются у взрослых особей прежде всего в ихнеспособности к нормальному общению с себе подобными, особенно с половымипартнерами, а также в материнском поведении. Характеризуя роль игры в развитииобщения у обезьян, известные исследователи поведения, приматов С. Л. Уошберн иИ. де Воре подчеркивали, что без игры невозможно развитие нормальных формобщения и стадного поведения в целом. Молодые обезьяны учатся общаться друг сдругом в «игровых группах», т.е. группах совместно играющих детенышей, где они,по Уощберн и де Воре, «практикуют умения и формы поведения взрослойжизни».

Важно отметить, что функцию партнера по игрес успехом может осуществлять другое животное или даже, человек. Об этомсвидетельствует, например, то обстоятельство, что при изолированном выращиваниидетенышей обезьян, имевших возможность играть только с людьми, формированиеполноценных форм общения происходит без помех. Аналогично обстоит дело и удетенышей хищных млекопитающих, в частности медвежат и волчат, когдавоспитывающий их человек или другие животные (например, собака) заменяютестественных игровых партнеров. Все эти животные в дальнейшем оказываютсявполне способными к нормальному общению с сородичами.

Познавательная функция игровой активностиживотных

Игра и исследовательскоеповедение

В ходе игры молодое животное приобретаетразнообразную информацию о свойствах и качествах предметов в окружающей егосреде. Это позволяет конкретизировать, уточнять и дополнять накопленный впроцессе эволюции видовой опыт применительно к конкретным условиям жизниособи.

В трудах ряда авторитетных ученых отмечаетсясвязь игры с исследовательской деятельностью (Гроос, Бич, Ниссен, Лоренц идр.), но при этом отмечаются и различия между этими категориями поведения.Возражая против взгляда на игру как на «игру природы», якобы не имеющуюзначения для сохранения вида, Лоренц подчеркивал ее большое значение для«исследовательского научения», ибо в ходе игры животное относится практически ккаждому незнакомому предмету как к потенциально биологически значимому и темсамым выискивает в самых различных условиях возможности для существования.Особенно это относится, по Лоренцу, к таким «любопытствующим существам»(«Neugierwesen»), как врановые птицы или крысы, которые благодаря чрезвычайноразвитому исследовательскому поведению сумели стать космополитами. Аналогичнымобразом видный немецкий этолог О.Келер указывал на то, что игра является«практически непрестанным поиском проб и ошибок», в результате чего животноемедленно, случайно, но подчас и внезапно научается тому, что весьма важно длянего.

Правда, другие специалисты высказываютмнение, что сходство между явлениями игры и исследовательского поведенияявляется лишь внешним и не имеет существенного значения. Такой точки зренияпридерживаются, например, Хамильтон и Марлер. Однако никем не ставилось подсомнение, что приобретение информации путем игры осуществляется по меньшей мерев сочетании с «собственно» исследовательской деятельностью. Безусловно, невсякая ориентировочно-исследовательская деятельность является игрой, как иознакомление с окружающим осуществляется у молодого животного не только вигровой форме. Но в каждой игре содержится в той или иной степениисследовательский компонент.

Особенно это относится к играм с предметами,к манипуляционным играм, но опять-таки не всякое манипулирование являетсяигрой. (Не является, например, игрой манипулирование пищевыми объектами вовремя еды или гнездостроительным материалом во время сооружения гнезда.) Номанипулирование «биологически нейтральными» объектами или же биологическизначимыми, но вне их адекватного применения является ни чем иным, какигрой.

Важно подчеркнуть далее, что всякоеманипулирование, особенно игровое, всегда включает в себя исследовательскийкомпонент. Более того, манипулирование «биологически нейтральными» предметамипредставляет собой высшую форму ориентировочно-исследовательской деятельности.С другой стороны, без игры молодое животное может ознакомиться со свойствамитолько объектов, имеющих для него непосредственно биологическое значение.Игровое манипулирование предметами особенно стимулируется появлением новых илималоизвестных объектов. Роль новизны предметных компонентов среды вманипулировании особенно подчеркивал для обезьян еще Войтонис.

Развитие двигательных способностей всегдасопряжено с исследованием окружающей среды. Можно сказать, что всевозрастающееприобретение информации о компонентах среды является функцией развивающейсядвигательной активности, ориентация которой во времени и пространстве в своюочередь осуществляется на основе этой информации. Именно в этом находит своевыражение единство моторных и сенсорных элементов поведения, развивающихся входе игры.

В наименьшей мере исследовательскийкомпонент представлен в играх, служащих лишь своего рода «физическимиупражнениями»; в наибольшей же мере – там, где имеет место активноевоздействие на объект игры, особенно деструктивного порядка, т.е. вманипуляционных играх. Последние могут в некоторых случаях приобрести значениеподлинных «исследовательских» игр (см. ниже).

Особое место занимают опосредованные игры, вчастности «трофейные» игры, когда, очевидно, можно говорить даже о совместномпознавании объекта игры при совместных двигательных упражнениях. Однако этиигры все же служат прежде всего средством общения между животными иустановлению определенных отношений между ними, как это имеет место и придругих совместных играх. К тому же нельзя, конечно, быть уверенным, что при«трофейных» играх партнеры действительно воспринимают структурные изменения вобъекте игры как таковые, ибо их внимание устремлено друг на друга.

Инстинктивные основы игровогопознавания

В начале постнатального онтогенезаврожденное узнавание и запечатление служат для первичной ориентации и срочногонакопления наиболее необходимого для особи индивидуального опыта. Однако, какуже указывалось, и на протяжении дальнейшей жизни особи врожденное узнавание изапечатление не теряют своего значения, хотя, разумеется, и проявляютсяпо-иному. Запечатление, например, играет важную роль в формированииродительского поведения («обратное запечатление»), врожденное узнавание жевыступает на протяжении жизни особи в разных формах как составная частьинстинктивного поведения (узнавание ключевых раздражителей).

В ювенильном периоде, как тоже ужеотмечалось, упомянутые врожденные компоненты в основном сливаются с игровойактивностью, образуя ее инстинктивную основу. При этом накопление сугубоиндивидуального (факультативного) опыта переплетается с видотипичным,инстинктивным приобретением информации, основанным на врожденномузнавании.

Врожденное узнавание дает играющемуживотному прежде всего возможность узнать о пригодности определенного предметаили индивида к включению его в игру, руководствуясь при этом соответствующимиключевыми раздражителями. Последние представляют собой пусковые стимулыпартнера или определенные свойства замещающего объекта, воспринимаемые в самомобобщенном виде (например, само движение объекта игры). Так, Лоренц приводитследующие признаки, которыми должен обладать объект охотничьей игры котенка вкачестве ключевых раздражителей: маленькое, округлое, мягкое, все, что быстродвижется, катаясь или скользя, и, главное, все, что «убегает». И в ходе самойигры с партнером или заменяющим его предметом молодое животное реагирует наключевые раздражители, управляющие упражнением и развитием соответствующихинстинктивных действий.

Можно, очевидно, сказать, что если иметь ввиду упражнение и развитие инстинктивных действий, то молодому животному, посути дела, «все равно», с чем и кем играть, лишь бы объект игры или игровойпартнер обладал соответствующими ключевыми раздражителями.

Если же, наоборот, иметь в видупознавательную ценность игры, то именно эти ключевые раздражители приводятмолодое животное к биологически наиболее важным для него компонентам среды иобеспечивают тем самым всестороннее ознакомление с ними. Иными словами,врожденное узнавание является здесь необходимой предпосылкой познания носителейключевых раздражителей уже на перцептивном уровне. Говоря словами Лоренца,путем игры котенок научается узнавать, «что такое мышь». Речь идет здесь именноо мыши как таковой, а не о совокупности присущих ей пусковых стимулов(маленькое, округлое и т.д.), которые воспринимаются животным как ощущенияпутем врожденного узнавания.

Расширение функции в игровом познавании

При переходе компонентов доигровогоповедения в ювенильный период обогащение и трансформация первичных элементовисследовательского поведения совершаются в процессе игры по тем жезакономерностям, что и развитие двигательных и коммуникативных компонентовраннего постнатального поведения.

В качестве примера можно указать нарасширение функции в сфере исследовательского поведения у незрелорождающихсямлекопитающих, в частности хищных. На начальном этапе постнатального развитиядетеныша получаемая им в гнезде информация является минимальной. С началом жеигрового этапа двигательная активность детеныша претерпевает глубокиепреобразования, охарактеризованные выше; начинают функционировать дистантныерецепторы, начинается полноценное общение с матерью и собратьями. Все этокоренным образом изменяет и, главное, обогащает воспринимаемую детенышеминформацию об окружающей его среде. Наконец, с выходом детеныша из гнезда вновьнаступает коренное, на этот раз решающее, изменение его двигательной,коммуникативной и соответственно познавательной деятельности. Все егоповеденческие акты выполняются уже в совершенно новых условиях: объектамивоздействия являются уже не только материнская особь, собратья инемногочисленные предметы внутри гнезда, но ими становятся прежде всего многиеразнокачественные предметы с различной биологической валентностью. А этоустановление новых связей с компонентами среды обеспечивает поступление мощногопотока разнообразной жизненно необходимой информации. Огромную роль играют ипоявляющиеся в это время индивидуальные игры с предметами, доставляющиемолодому животному особенно много разнообразных сведений о потенциальнобиологически значимых объектах. Именно к этой категории игры относятся в первуюочередь и манипуляционные игры с «биологически нейтральными»предметами.

Итак, в ходе онтогенеза все большерасширяется и усложняется познавательная деятельность развивающегося животного,имеет место типичное расширение функции, а поскольку исследовательскоеповедение после выхода из гнезда обращается на качественно совершенно новыеобъекты, отчасти можно говорить и о явлениях смены функции.

Высшие формы игровой исследовательскойдеятельности животных

При всем многообразии форм игры ихобъединяет большая общая подвижность животного, большое разнообразиепроизводимых им телодвижений и интенсивное перемещение в пространстве (рис.23). Наиболее ярко это выступает, конечно, в играх, которые носят чистолокомоторный характер, выражаясь в разных формах интенсивного передвижения, иликоторые направлены на собственное тело (игра с собственным хвостом и т.п.).Однако, как мы видели, и в других категориях игровой активности развиваютсяпрежде всего двигательно-сенсорные координации (например, глазомер) и общиефизические способности (ловкость, быстрота, реактивность, сила и т.п.).Одновременно упражняются определенные элементы поведения в функциональныхсферах питания, защиты и нападения, размножения и др., совершенствуются иразвиваются средства общения, устанавливаются отношения с сородичами, причеминогда в виде иерархических взаимоотношений. При всем этом происходитрекомбинация элементов доигрового поведения, в результате чего формируются исовершенствуются новые проявления видотипичного, инстинктивного поведения наболее высоком уровне. Как было показано, игровое поведение направляетсяключевыми раздражителями независимо от их носителя, но одновременно животноеприобретает жизненно важную информацию об этих носителях, об их внешнем виде ио некоторых их физических качествах (вес, прочность, подвижность и т.п.).Однако в целом при всех рассмотренных до сих пор играх происходит лишьповерхностное ознакомление с компонентами среды, чем и ограничиваетсяпознавательный компонент этих игр.

У молодых обезьян (у низших обезьянпреимущественно в возрасте 2–5 лет) наблюдаются манипуляционные игры совсем иного рода, которыенеобходимо признать играми высшего типа (Фабри). В противоположностьрассмотренным играм этот тип игры характеризуется прежде всего сложными формамиобращения с предметами при незначительной общей подвижности животного: лишьизредка меняя свое местонахождение, животное подолгу и сосредоточенноманипулирует предметом, подвергает его разнообразным, преимущественнодеструктивным воздействиям или даже воздействует им на другие объекты. Впоследнем случае иногда выполняются манипуляции, сходные с орудийнымидействиями взрослых обезьян (рис. 24).

Рис. 23. Игра детеныша обезьяны(макака-резуса): раскачивание на ветке, случайно застрявшей в петлях сетчатойстенки, когда детеныш бегал, прыгал и лазал с ней по клетке (опыты Фабри)

Рис. 24. Манипуляционные игры молодых низшихобезьян с проволочками (пример игры высшего типа). А–И– игры с железнойпроволокой: А – царапанье субстрата концомпроволоки, Б–всовывание проволоки в отверстие и надавливание на свободный конец пальцами,В– «вплетение»проволоки в сетчатую стенку клетки, Г–И– вкладывание проволоки (Ж) в щельполки и последующее манипулирование ею под полкой; К–О– игра с алюминиевойпроволокой, случайно принявшей вид крючка в результате интенсивногообкусывания: НК–вид«крючка», Л– О–просовывание проволоки сквозьсетку с последующим протягиванием ее (исследование Фабри)

Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 || 30 | 31 |   ...   | 55 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.