WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 55 |

В полной мере манипулирование развертываетсяв игровом периоде онтогенеза. В рассматриваемом здесь периоде манипуляционнаяактивность появляется первоначально лишь в самых простых формах, особенно унезрелорождающихся животных. Так, например, детеныши хищных млекопитающих впервые дни или даже недели, а именно до начала функционирования дистантныхрецепторов, т.е. до открывания глаз и ушных проходов, в основном спят, а впромежутках преимущественно ползают в поисках соска и сосут.

По данным советского этолога Н.Н.Мешковой,первые движения детенышей носят характер простейшего манипулирования: детенышитрогают лапой родителей и своих собратьев, хватают их ртом в разных местахтела, нажимают на них мордочкой. Все эти действия еще весьма нечеткие инепродолжительные. У лисенка, по исследованиям того же автора, до 12-дневноговозраста (до прозрения) манипуляционная (нелокомоторная) активность развиваетсяследующим образом.

Первые манипуляционные движенияобнаруживаются уже у новорожденного, но в течение первых двух часов послерождения они существуют лишь в двух формах: 1) прикасания к объекту переднимконцом головы (конкретно это проявляется в поиске соска) и 2) хватания объектагубами (захват соска и прилегающих участков кожи ртом). Передние конечности вэтих действиях участия не принимают и отведены в стороны.

Затем в течение первых двух суток с моментарождения к этим двум формам добавляются еще пять, которые на этом этапе такжесвязаны только с сосанием и сопутствующими ему действиями (расталкивание другихдетенышей при движении к соску, поиск соска, отгребание шерсти на животематери, придавливание или ритмичное толкание лапами живота рядом с соском вовремя сосания). Эти манипуляции характеризуются прежде всего тем, что детенышначинает действовать передними лапами и появляются боковые движения головы (вчастности, при расталкивании собратьев). Передние лапы прикасаются к объекту(телу матери) и передвигаются по нему одновременно с головой или жесамостоятельно, без ее участия.

Последнее имеет место в тех случаях, когдалисенок разгребает одними передними лапами шерсть на животе матери илипридавливает его сразу обеими лапами.

Далее, вплоть до прозрения, положениесущественно не меняется, появляется лишь еще одна форма манипулирования– захватывание объектас поочередным придавливанием его обеими передними конечностями. Это имеет местотогда, когда лисенок сосет и при этом ритмично нажимает на живот рядом с соскомто одной, то другой лапой.

Итак, к моменту открывания глаз лисенокобладает лишь восемью формами манипулирования, которые к тому же выполняютсяпреимущественно головой. Передние конечности играют в основном лишьвспомогательную роль и способны лишь к самым элементарным самостоятельнымдвижениям. Действия, выполняемые лишь одной передней конечностью, на этом этапеонтогенеза еще полностью отсутствуют. Все это свидетельствует о том, чтоманипуляционные функции головы, в частности челюстного аппарата, опережают всвоем развитии формирование функциональной системы передних конечностей,которые на первых порах еще недостаточно сильны для самостоятельногоманипулирования предметами (из восьми форм лишь одна выполняется толькоконечностями). Здесь, как и в дальнейшем ходе онтогенеза, отчетливо проявляютсяуже отмеченные раньше реципрокные отношения между этими двумя эффекторнымисистемами.

Познавательное значение раннегоманипулирования

Как видно из приведенного примера,активность незрелорождающегося детеныша млекопитающего направлена на этом,доигровом, периоде онтогенеза практически только на один объект – тело матери. Лишь попутноначинают появляться действия, направленные на собратьев, и то лишь дляустранения помех на пути к соску. Подлинно активного контактирования междудетенышами нет (устанавливается в основном пассивный контакт во времясовместного отдыха и сна). Активные действия, направленные на другие, особенно«биологически нейтральные», объекты, еще отсутствуют полностью. Этообстоятельство резко сужает познавательное значение манипуляционной активностина раннем этапе онтогенеза, так как детеныш получает лишь ограниченную иоднообразную информацию.

. Совершенно иная картина наблюдается,естественно, у зрелорождающихся животных, которым раннее развитие эффекторных исенсорных способностей позволяет уже в первые дни после появления на светвступать в многообразные отношения с компонентами среды. Этап раннегоформирования манипуляционной активности и связанного с этим постепенногосозревания познавательных способностей у этих животных выпадает. Обиологическом значении этой специфической особенности зрелорождения ужеговорилось в начале главы в связи со взглядами Л. А. Орбели.

Несмотря на первоначальную ограниченностьпознавательной функции манипуляционной активности у незрелорождающихсяживотных, мы имеем здесь дело с началом процесса, который в ходе онтогенезаприобретает все большее значение для психического развития особи (см. следующуюглаву). В этой связи интересно отметить, что зрелорождающиеся животные (птицы имлекопитающие) вообще сравнительно мало манипулируют, во всяком случае в ходедальнейшего онтогенеза этот компонент их поведения, как и другие, сравнительномало прогрессирует.

Особенно четко значение манипулированиявыступает при сравнении его с запечатлением. И в этом и в другом случае мыимеем внешне не подкрепляемую деятельность, причем генетически фиксированную,врожденную (все животные одного вида манипулируют в целом одинаковым образом).И в том и в другом случае эта деятельность специально направлена нараспознавание элементов окружающего мира, на различение знакомого и незнакомого(при запечатлении –«своя» мать и «не свои» особи), на формирование индивидуального опыта. В обоихслучаях имеет место упражнение и совершенствование эффекторносенсорныхспособностей, «моторное» и «сенсорное» научение: животные учатся адекватноупотреблять свои органы движения и чувств, причем научение это совершаетсякомплексно.

Но существенная разница между запечатлениеми манипулированием состоит в том, что запечатление строго фиксировано тем, чтооно направлено лишь на объекты видотипичных, инстинктивных действий, в то времякак манипулирование не ограничено никакими рамками: объектом манипулированияможет быть любой объект вообще. Более того, особая роль манипулирования вразвитии психики и заключается в том, что она лишь первоначально в началепостнатального онтогенеза, направлена исключительно на биологически высоковалентные объекты, т.е. объекты инстинктивных действий. Полностью же и внаиболее сложных формах манипуляционная активность развертывается тогда, когдапредметная деятельность подрастающего животного распространяется и на«биологически нейтральные» объекты. Это происходит, когда молодое животноеначинает играть. Именно тогда начинает сказываться ведущее познавательноезначение манипуляционной активности, ее роль как важнейшего фактора «латентногонаучения», накопления индивидуального опыта «впрок».

Глава 4 РАЗВИТИЕ ПСИХИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИВ ЮВЕНИЛЬНОМ (ИГРОВОМ) ПЕРИОДЕ

Общая характеристика игры уживотных

Как уже отмечалось (см. ч. 2, гл. 1), оювенильном (или игровом) периоде развития поведения можно говорить толькоотносительно детенышей высших животных, у которых развитие поведениясовершается перед половым созреванием в форме игровой активности. Поэтомутолько о таких животных и пойдет здесь речь. У других животных – а их подавляющее большинство– индивидуальноеразвитие поведения ограничивается описанными в предыдущей, главе процессамисозревания врожденных форм поведения, облигатного и факультативного научения,равно как элементарными формами исследовательского поведения.

Игры животных давно привлекают вниманиеисследователей, но тем не менее они до сих пор еще плохо изучены.Сформулированные в разное время взгляды по этому вопросу в основном можнообъединить вокруг двух концепций, впервые выдвинутых еще в прошлом веке, содной стороны, Г.Спенсером, а с другой – К.Гроосом.

В первом случае игровая активность животногорассматривается как расход некоей «избыточной энергии», как своего родасуррогат «естественного приложения энергии» в «настоящих действиях» (Спенсер).Этот взгляд, акцентирующий эмоциональные аспекты игры, получил новое воплощениев современных представлениях о «вакуумной активности», наглядным примеромкоторой являются описанные Лоренцем «действия вхолостую», т.е. инстинктивныедвижения, выполняемые при отсутствии соответствующих ключевых раздражителей.Правда, Лоренц указал и на существенные различия между игрой и «вакуумнойактивностью».

Основной недостаток трактовки игры у животныхкак реализации «избыточной энергии» заключается, как отмечал С.Л. Рубинштейн, вотрыве этой формы активности от ее содержания, в ее неспособности объяснитьконкретные функции игры в жизни животных. Вместе с тем этологическая концепцияо «действиях вхолостую» проливает некоторый свет на возможные элементыэндогенной мотивации игрового поведения животных.

Во втором случае мы имеем дело с «чистофункциональной» трактовкой игровой деятельности как упражнения в особо важныхсферах жизнедеятельности. Вслед за Гроосом игру рассматривал как «практику длявзрослого поведения» и К.Ллойд-Морган. Он подчеркивал, что игра позволяетмолодому животному без риска упражняться в жизненно важных действиях, ибо вэтих условиях ошибки не влекут за собой пагубных последствий: в ходе игрывозможно совершенствование наследственных форм поведения еще до того какнедостатки поведения роковым образом «предстанут перед судом естественногоотбора».

Ясно, что полноценная теория игр животныхдолжна включить в себя синтез положительных моментов концепции обоих этихнаправлений. Тем не менее до настоящего времени одни исследователи решительноотрицают функциональное значение игр молодых животных для формированиявзрослого поведения, другие, наоборот, видят в последнем все значение игр. Приэтом отрицательная оценка зачастую сопровождается ссылкой на возможностьсозревания взрослого поведения без упражнения в ювенильномвозрасте.

Так, известный голландский зоопсихологФ.Бойтендайк, выступая против концепции Грооса, утверждал, что игра важнатолько непосредственно для играющего, приводя его в положительное эмоциональноесостояние, но не для его будущего. Инстинктивные формы поведения, поБойтендайку, созревают независимо от упражнений; там же, где наблюдаетсяупражнение в каких-то действиях, это не игра. Критику концепции Бойтендайка далД.Б.Эльконин, указав, в частности, на то, что Бойтендайк недооценилориентировочно-исследовательскую функцию игры.

Значение игры для формирования взрослогоповедения животных отрицается также и некоторыми другими зоопсихологами. Рядученых оставляют вопрос об упражняющей функции игры открытым (например,П.Марлер и В.Гамильтон), другие видят в игре некую «пара-активность»(А.Броунли), неспецифическую «мнимую деятельность» (М.Мейер-Хольцапфель),«самоподкрепляющуюся активность» (Д.Морис), «образцы» взрослого поведения(К.Лойзос) и т.д. Мейер-Хольцапфель называет одним из критериев игровогоповедения «пробование», основанное на любопытстве. Существенно также, что играимеет место лишь тогда, когда не выполняются подлинные инстинктивные действия.Темброк также отстаивает «автономность» игровой активности и считает возможнымдать лишь негативное определение игр как поведенческих актов, функцию которых,как он пишет, нельзя непосредственно уяснить ни из действия, ни из ихрезультатов.

Все же Темброк допускает, что играувеличивает альтернативы поведения особи по отношению к окружающему миру, апутем включения элементов научения, возможно, формируются новые системыповедения в моторной сфере. Вслед за Лоренцем Темброк сравнивает игру с«действиями вхолостую». Игра тоже является «незавершенной», но указанныедействия определяются мощной внутренней мотивацией и выполняются в жестких,невариабельных формах, в то время как игра во многих случаях зависит от внешнихфакторов, в частности от объектов игры, и выступает в весьма лабильных формах.Вместе с тем и для игрового поведения существуют поисковые (подготовительные)фазы и собственные ключевые раздражители, как это имеет место при типичноминстинктивном поведении. Игра часто направлена на «биологически нейтральныеобъекты», которые в остальное время не привлекают внимания животного. В отличиеот сходных инстинктивных действий (например, борьбы или ловли добычи) игровыедействия выполняются многократно и неутомимо. В итоге Темброк считает игрысвоеобразными инстинктивными действиями с самостоятельными мотивационнымимеханизмами.

Иного мнения придерживается швейцарскийученый Г.Хедигер. Подчеркивая факультативный характер игры, он указывает на то,что в отличие от всех инстинктивных действий для выполнения игровых действий несуществует специальных эффекторных образований, не существует никаких особых«органов игры». При этом он ссылается и на работы другого швейцарскогоученого-физиолога В.Р.Хесса, который установил, что в мозгу кошки нет «центраигры», в то время как для всех инстинктивных действий такие центры можнообнаружить путем введения микроэлектродов.

Опираясь на исследования, проведенныесовместно со своими сотрудниками, А.Д.Слоним высказывает мнение, что вопределенные сроки постнатального развития инстинктивные реакции вызываютсяподпороговыми внешними раздражениями или даже только внутренними стимулами,возникающими в самом нервно-мышечном приборе. Возникшая в последнем случае«спонтанная» деятельность и проявляется в игровой активности. Хотя этаактивность и не зависит от внешней среды, она может усиливаться условнымирефлексами или внешними воздействиями (например, температурными).

Возвращаясь к вопросу о функциональномзначении игры, необходимо отметить, что в настоящее время большинствоисследователей все же считают, что игра служит подготовкой к взрослой жизни инакоплению соответствующего опыта путем упражнения, причем как в сенсорной, таки в моторной сфере. В последнем случае информация, поступающая реафферентнонепосредственно от эффекторных систем, обеспечивает их «налаживание», выработкуоптимального «режима действий».

В этой связи уместно упомянуть опредположении, высказанном Элькониным, что игра препятствует чрезмерно раннейфиксации инстинктивных форм деятельности и развивает все необходимые дляориентации в сложных и изменчивых условиях афферентно-двигательные системы. Какювенильное упражнение рассматривает игру также Торп. По Торпу, игра служит дляприобретения животными навыков и для ознакомления с окружающим миром. Особоезначение Торп придает при этом манипулированию предметами.

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 55 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.