WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 55 |

Правда, на основе имитационного научения у«зрителей», очевидно, не могут формироваться инструментальные навыки. Об этомсвидетельствуют, в частности, опыты американского исследователя Б.Б.Бека, вкоторых павианы-«зрители» наблюдали за употреблением орудия при решении задачиу сородича. «Зрители» не оказались способными к имитационному решению стольсложной задачи, но впоследствии они намного чаще и интенсивнее, чем до опытов,манипулировали этим орудием. Это показывает активирующую рольаллеломиметического поведения и невидотипичного имитационного манипулированияпри выработке сложных навыков в условиях общения.

Соотношения отдельных категорий и формподражания у животных можно проиллюстрировать схемой (по К.Э. Фабри– см. рис.17).

Эта схема неполная в том отношении, что неотражает явления подражания в области сигнализации и коммуникации (например,звукоподражание у птиц). Однако здесь нет принципиальных отличий от отмеченныхобщих закономерностей и характеристик, и поэтому данная классификация всоответствующих своих разделах вполне применима и для этой области. Так,например, к стимуляции видотипичного поведения -относится и стимуляциявидотипичной акустической сигнализации («хоровое пение» у лягушек или птиц),невидотипичному имитационному манипулированию соответствует подражание чужимзвукам и песням у птиц, а к облигатному имитационному научению относится, вчастности, освоение птенцами видотипичных звуков путем подражания пениювзрослых особей. Еще в 1773 г. английский ученый Д.Баррингтон воспитывалмолодых коноплянок совместно с птенцами жаворонков. В результате коноплянкиперенимали пение жаворонков. С тех пор аналогичные опыты ставились на птицахмногократно.

Что же касается обезьян, то в опытах,поставленных Н. А. Тих на молодых гамадрилах, намечались, правда нечетко,некоторые намеки на возможность выработки даже таких навыков, которые можнобыло бы квалифицировать как имитационное решение задач на основезвукоподражания (в этих опытах обезьяны получали пищевое подкрепление заподражание звукам, которым в их присутствии обучали другихобезьян).

Исходя из приведенной классификации можноопределить два принципиально различных подхода к изучению подражания уживотных.

Аллеломиметическое поведение изучается путемраздельного обучения изолированных друг от друга животных, которые затемсводятся вместе. Советский зоопсихолог Б. И. Хотин, например, обучал однихживотных (рыб, птиц, млекопитающих) реагировать положительно на определенныйсигнал, а других –отрицательно. После того как животные были сведены вместе и подвергнутывоздействию этого раздражителя, выяснилось, что преобладает: результатыобычного (неимитационного) научения или взаимная стимуляция. В результате можносудить о силе аллеломиметической реакции, т.е. инстинктивногоподражания.

При изучении же имитационного наученияживотные с самого начала общаются между собой. Одна особь (или несколькоособей) выполняет при этом роль «актера», т.е. обучается экспериментатором засоответствующее вознаграждение на виду у других особей – «зрителей». Если в результатепоследние без собственных упражнений и подкрепления вследствие одних лишьнаблюдений за действием «актера» также научаются решать поставленную емузадачу, то можно говорить о факультативном имитационном научении и даже обимитационном решении задач. Так, например, в экспериментах с обезьянами всеучаствующие в опыте животные устремляются к месту его проведения и внимательнонаблюдают, как вожак добывает и получает подкрепление. В итоге соответствующиенавыки формируются у всех «зрителей», что проявляется в успешном решении имитой же задачи в отсутствие вожака.

На этом примере видно, как проявляется ещеодна особенность, характерная для проявлений подражания в естественныхусловиях. Дело в том, что наряду с взаимным стимулированием к совместномувыполнению определенных (инстинктивных) действий в сообществах животныхдействует и фактор противоположного рода – подавление действий членовсообщества «господствующими» особями. Так, в приведенном примере обезьяныбоялись вплотную подойти к экспериментальной установке, а тем более брать пищуиз кормушки. Вместе с тем у обезьян существуют особые «примиряющие» сигналы,оповещающие доминирующую особь о готовности «зрителей» «только смотреть», чемобеспечивается возможность осуществления аллеломиметического поведения иимитационного научения. Отсюда явствует, что явления подражания сложным образомпереплетаются с внутригрупповыми отношениями животных.

* * *

Подводя итог обзору инстинктивного поведенияи научения у животных, вернемся еще раз к описанной ранее общей схемеповеденческого акта. Эта схема, разумеется, не отражает всего многообразиявариантов поведенческих актов в их конкретных проявлениях.

Но во всех этих вариантах остается в силеосновная закономерность: каждое действие животного начинается с внутреннегостимула, который в виде потребности активирует животное, кладет начало егопоиску раздражителей. Это начало, как и общее- направление этого поиска, всегдагенетически фиксировано, равно как и конец – заключительные движения животногов завершающей фазе как пройти этот путь от начала до конца между этими «жесткозапрограммированными» основными элементами поведения – зависит от лабильных компонентовповедения животного, от его умения быстро и правильно ориентироваться во всехконкретных ситуациях, в которые оно попадает.Как мы видели, особоезначение это имеет в начале пути.

У высших животных факультативное научение,сопряженное с формированием операций, является основным средством дляпродвижения к завершающей фазе. Но поскольку операция направлена на преодолениепреграды, т.е. условий, в которых дан объект завершающего поведения, то здесьособенно важна более полноценная по возможности ориентировка животного вовремени и пространстве. Ясно, что эта ориентировка будет тем более совершенной,чем выше уровень психической деятельности животного, его познавательныеспособности. Наибольший эффект обеспечивают в этом отношении высшие психическиефункции, особенно интеллектуальные способности, придающие всему поведениюживотного наибольшую гибкость и адаптивность. К этому вопросу мы еще вернемсяпри рассмотрении эволюции психики.

Часть II

РАЗВИТИЕ ПСИХИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЖИВОТНЫХВ ОНТОГЕНЕЗЕ

Глава 1 ПРОБЛЕМА ОНТОГЕНЕЗАПОВЕДЕНИЯ

Врожденное и приобретаемое виндивидуальном развитии поведения

Психическую деятельность можно познать лишь впроцессе ее развития, и поэтому основное внимание зоопсихолога должно бытьобращено на индивидуальное и историческое становление поведения животных.Именно так понимал изучение психической деятельности животных В.А.Вагнер,подчеркивая, что это изучение может быть строго научным лишь при применениидвух методов, составляющих единство: онтогенетического, основанного насравнении фактов из жизни особи, и филогенетического, основанного на сравнениифактов из жизни вида. Вместе эти два метода составляют единый биогенетическийметод.

В этой части мы рассмотрим вопросыиндивидуального, онтогенетического развития поведения; историческому,филогенетическому аспекту будет посвящена следующая часть.

Как было показано, при анализе любогопроявления психической деятельности встает прежде всего вопрос о врожденных иприобретаемых компонентах поведения. Но, как показывает уже сама постановкавопроса, решение его по необходимости предполагает изучение онтогенезаповедения, которое только и позволяет судить о том, что же получает особь внаследство от предыдущих поколений в генетически фиксированном врожденном видеи чему она должна самостоятельно научиться в порядке приобретенияиндивидуального опыта. Таким образом, коренной вопрос зоопсихологии обинстинкте и научении во многих отношениях сливается с проблемой онотогенезаповедения.

Еще со времен Ламарка и Дарвина ученым былоясно, что поведение взрослого животного формируется из врожденных иблагоприобретаемых элементов, но их удельный вес, взаимоотношения и изменения входе индивидуального развития служили предметом разногласий и горячих споров.Американский зоопсихолог Кллойд - Морган, например, дал в своей известной книге«Привычка и инстинкт», вышедшей в самом конце XIX в., глубокий анализ проблемыврожденного и приобретаемого в поведении животных, построенный целиком наонтогенетическом подходе. Он писал, что «деятельность, являющаяся результатомкоординирования подобранных (в результате индивидуального опыта. – К.Ф.) 10% первоначально бессвязныхдвижений, есть новый продукт, и этот продукт есть результат усвоения,приобретения, а не наследуется в качестве определенного, координированногодействия. Как скульптор создает статую из куска мрамора, так усвоение создаетдействие из массы данных случайных движений. Или как архитектор строит собор изнеопределенной массы материала, выбирая надлежащие части, придавая им форму,соединяя их, так приобретение создает привычный облик из данного количестванеопределенных движений, выбирая, видоизменяя эти движения и приводя их визвестные отношения. Приобретается определенное, координированное, реактивноеили ответное действие. Но, – продолжает Морган, – есть известные действия, которые определены с самого дня рождения,которые наследуются готовыми и сочетание или координирование которых тотчаспосле рождения уже отличается полным совершенством».* В качестве примера такогорода действий Морган ссылается на плавание молодой водяной курочки, впервыевходящей в воду, или сооружение кокона шелковичным червем «без всякойпредварительной практики или опыта». «Определенность и координированиедействий, – пишет он,– в данном случае неиндивидуальны, а заимствованы от предков».*

* Ллойд-МорганК. Привычка и инстинкт. Спб., 1899. С. 21–22.

** Там же. С. 22.

В отличие от такого всестороннего подхода кпроблеме онтогенеза поведения животных, при котором учитываются как генетическификсированные, так и индивидуально приобретаемые его компоненты иподчеркивается значение деятельности как ведущего фактора отбора и модификацииврожденных элементов поведения наряду с созреванием действий, не нуждающихся внаучении, позднее, особенно в 20–30-е годы нашего века, неоднократно делались попытки одностороннегорешения вопроса, сведения всего процесса развития поведения к действию лишьодной из этих категорий факторов. Так, Г.Е.Когхилл и Цин Янг Куо в Америке,В.М.Боровский в Советском Союзе отстаивали точку зрения, что все в поведенииявляется благоприобретенным, что животное должно всему научиться, причемначиная уже с эмбрионального периода. Этот взгляд, в модифицированном видеподчас встречающийся и поныне, являлся реакцией на переоценку генетическихфакторов и недооценку факторов среды в онтогенезе животных. Куо, к работамкоторого мы еще вернемся, считал, например, возможным писать о «психологии безнаследственности». Боровский при изложении своей концепции исходил изнеобходимости борьбы против телеологических взглядов на развитие организмов,согласно которым все в будущей жизни организма заранее предопределеноизначально действующими внутренними факторами.

Корни механистического взгляда, всецелоотрицающего наличие и роль внутренних факторов в развитии организма, уходят кфилософии Декарта, пытавшегося приложить принцип действия машины к поведениюживотных. Но в конце концов такое объяснение отличается от телеологическоголишь тем, что изначально действующие движущие силы выносятся из организмавовне.

Современное понимание взаимоотношенийврожденного и благоприобретенного в онтогенезе поведения животных исходит изпризнания не только наличия, но и взаимообусловленности этих компонентов. Впротивоположность вульгарно-материалистическому толкованию процесс онтогенезаповедения открывается нам во всей его сложности и противоречивости как подлиннодиалектическое формирование качественно нового в результате количественныхпреобразований первичных функциональных состояний развивающегося организма.Такое диалектико-материалистическое понимание онтогенеза характеризует, вчастности, теорию системогенеза П.К. Анохина.

Взаимопроникновение и различные сочетаниябезусловно- и условнорефлекторных элементов в онтогонезе поведения побудилиЛ.В.Крушинского выдвинуть тезис об «унитарных реакциях», под которыми онпонимает акты поведения, имеющие сходное внешнее выражение при различныхспособах их формирования. Унитарные реакции, по Крушинскому, представляют собой«единые, целостные акты поведения, в которых объединены, интегрированы условныеи безусловные рефлексы»,* они направлены «к выполнению определенного актаповедения, имеющего разные пути осуществления и в то же время определенныйшаблон конечного исполнения».** Соотношение условных и безусловных рефлексов вунитарной реакции не строго фиксировано, а сама она направлена на выполнениеодиночного приспособительного действия. В ходе онтогенеза унитарные реакцииинтегрируются, по Крушинскому, в форме «многоактного поведения», связанного собеспечением основных биологических потребностей организма. Эти формы поведенияне являются, однако, простой суммой унитарных реакций, а обладают гибкойструктурой, что позволяет животному приспосабливаться в процессе своегоразвития к самым различным условиям жизни.

* КрушинскийЛ.В. формирование поведения животных в норме ипатологии. М., 1960. С. 10.

** Там же. С. 11.

Биологическая обусловленность онтогенезаповедения животных

Процессы, совершающиеся в ходе онтогенеза,во многом обнаруживают те же закономерности, что и процессы филогенеза. Дляпонимания сущности формирования индивидуального поведения первостепенноезначение имеет тот факт, что морфофункциональные преобразования,характеризующие эволюцию животного мира, играют не меньшую роль и в онтогенезе.Так, известный советский зоолог Б.С. Матвеев показал, что на разных этапахонтогенеза позвоночных имеют место явления смены функций, о чем еще пойдетречь. Им же были глубоко проанализированы взаимоотношения развивающегосяорганизма с окружающей средой и выявлены важные закономерности, вытекающие изэтого взаимодействия. Изучив преобразования организации животных на разныхстадиях индивидуального развития, Матвеев пришел к выводу, что отношенияорганизма к условиям среды претерпевают в ходе онтогенеза существенныеизменения и на разных стадиях развития организмы приспосабливаются к средепо-разному. Особенно на ранних стадиях онтогенеза возможна далеко идущаяадаптивная перестройка в морфофункциональной сфере. Ведущими, по Матвееву,являются функциональные изменения экзосоматических, т.е. внешних, «рабочих»,органов, которые приводят к корреляционным сдвигам во всем организме как единойцелостной системе.

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 55 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.