WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 41 | 42 || 44 | 45 |   ...   | 52 |

После пяти занятий начались изменения. Мелиза,казалось, начала видеть себя как личность, отдельную от других людей. Онаначала выражать свои чувства, мысли и представления о самой себе. Когда япопросила ее нарисовать красками свою семью, она рисова­ла, поглощенная этим занятием безсвойственных ей ранее постоянных вопросов, не обнаруживая желания получитьподтверждение правильности каждого своего действия. Она говорила о каждом членесемьи: «Моя мама играет, она ведет себя глупо. Мой папа о чем-то серьезноговорит с мамой и они ссорятся... Я всегда внима­тельно смотрю, когда они ссорятся.Мне это не нравится. Я боюсь». Когда я попросила ее нарисовать краскамичто-либо, что вызывает у нее грусть, она нарисовала себя, сидящей в своейкомнате, и продиктовала: «Мне не нравится сидеть в моей комнате. Я чувствуюсебя плохо, когда иногда должна сидеть в своей комнате». Когда мы обсудили сней, как случается, что мать отправляет ее в свою комна­ту, она сказала: «Моя мама приходитв бешенство, потому что считает, что я не хочу делать то, о чем она меняпросит, что я всегда сама хочу ей говорить, что делать». Я спросила ее, хочетсяли ей говорить людям, что им делать. «Да! Но мои друзья не любят этого». Затеммы поиграли с ней в игру, где мы по очереди говорили друг лруту, что делать, к ее великомуудовольствию. Позднее, когда я попросила ее нарисовать красками что-нибудь,что' ей хочется, она нарисовала мальчика и продиктовала: «Это Дэвид. У неговсегда дурное на уме. Я не люблю Дэвида. Он часто бьет меня». Затем онанарисовала картинку со своим изображением и продиктовала: «Я схожу с ума здесь.Это просто настоящее безумие, что мама не позволяет мне делать то, что я хочу.Я не люблю, когда моя мать зовет меня. Я ненавижу это. Конец».

По мере того как Мелиза начала рассказывать осебе, своих чувствах, обо всем, что ей нравилось и не нравилось, формироватьясные представления о своей жизни, ее назойливость заметно уменьшилась.Казалось, что она стала лучше понимать себя, яснее себя ощущать, осознанно себявоспринимать и ей уже не нужно было цепляться за других людей, чтобыудостовериться в своем существовании.

Ребенок (или взрослый), который вынужденцепляться за других, имеет такое нечеткое чувство собственного Я, что ончувствует себя хорошо, только если может объединиться с кем-нибудь. Он можетсуществовать только в слиянии с другим человеком. Ощущение отделенное™ для негонеобычно и вызывает страх. Он не знает, где его Я начинается, а где кончается.Интенсивная потребность в идентификации приводит к тому, что он не можетпровести четкой границы между собой и другими.

Работа с такими детьми предполагаетпрогрессирующее увеличе­ние силы Я. Намнужно вернуть ребенка к самому себе, дать ему возможность такой идентификациисебя, которая будет для него приемлема. Мы можем начать с деятельности,включающей сенсор­ныеупражнения, двигательные упражнения и игры, которые дадут возможность ребенкупознавать свои чувства, свой образ, образ своего тела, интегрировать всё это,наконец приобрести навыки в осуществлении выбора, выражения собственногомнения, определе­ниясвоих потребностей, желаний, предпочтений и отвержений и научиться вербальновыражать осознанные потребности, желания и мнения.

Во время работы с ребенком всё это возникаетдля него из небы­тия.Ребенок — реальное,живое, значимое и уникальное человече­ское существо. Он может на какое-товремя утратить идентифика­цию самого себя. В процессе работы он начинает находить себя, егонавыки общения улучшаются и он больше не нуждается в том, чтобы «вешаться» надругих людей. Если до этого навязчивое поведение было для него способомвыживания, то теперь у него появляется выбор, ему становятся доступными другиеформы бытия.

Дети, которые доходят до крайности встремлении угодить взрослым, представляются чрезмерно послушными, испытываютаналогичное чувство неуверенности. Они ищут подтверждения таким путемправильности своих действий, принимая правила, которые часто навязываютсявзрослыми. Видеть взрослых, которые по-пре­жнему живут этими детскимистереотипами, непривычно. Они никогда не могут сказать »нет» кому-либо, неимеют собственных идей и собственного мнения, назойливо послушны и стремятсявести себя хорошо до такой степени, что воспринимаются как туповатые иутомительные в общении.

Все дети хотят одобрения и все они получаютего в пределах своих способностей быть «хорошими», следовать указаниям и вестисебя «правильно». Но они проявляют также способности выражать гнев, протест,несогласие, стоять на собственных ногах и выражать свою точку зрения в случаенесогласия с другими. Нам нужно по­мочь детям, которые ведут себя «слишком хорошо», найти себя,открыть в себе другие стороны личности, которые поначалу пред­ставлялись им ужасными иустрашающими. Тогда они смогут сво­бодно выбирать способ самовыражения, проявляться любымжелае­мым путем и выйтииз замкнутого круга одного поведенческого стиля. Ребенок, который стремитсяугождать, затрачивает на это больше сил. Он постоянно направляет энергию вовне,а не тратит ее на удовлетворение собственных потребностей.

Терапевту необходимо решить, как обеспечитьребенку возмож­ностьсамовыражения. Такой ребенок скромно и неназойливо ждет, что вы объясните ему,как этого достичь. Занятия с теми детьми, которые нуждаются в идентификации,одобрении и положительной оценке, предполагают предоставление свободы выбора.«Нарисуй что-нибудь, что тебе нравится или чего хочется, что вызывает у тебя удовольствие». «Вотдве игры. В какую из них мы будем играть». Всё это важно. Постепенно мыприблизимся к тому, чтобы ребенок сумел выражать уверенность всебе.

Четырнадцатилетний Фрэнк был «чрезмерноугодлив». Он жил у своих многочисленных родственников, после того как его матьи отец погибли во время несчастного случая, когда ему было семь лет. Теперь егосестра, которая была приблизительно на восемь лет старше его, вышла замуж иочень хотела, чтобы Фрэнк жил с ней. Ее муж был дружелюбно настроен, и онипредпринимали всё возможное, чтобы сделать его жизнь уютной. Сестра мальчикапришла посоветоваться, потому что чувствовала, что ее брат «уж слишкомхороший». Отношения в семье не были свободными и простыми. Фрэнк делал всё, очем его просили, никогда не говорил, пока его не спрашивали, никогда ни на чтоне жаловался. Сестра Фрэнка и ее муж убеждали его: что бы не случилось, их дом— это и его дом тоже.Чрезмерная угодливость Фрэнка вызывала в доме некоторуюнапряженность.

Фрэнк очень плохо контактировал и со мной.Иногда я чувство­вала,что его абсолютное согласие со всем вызывает у меня фруст-рацию. Но, заставивсебя использовать все экспрессивные техники, я смогла достичь контакта сФрэнком. В роли куста роз он сказал: «Я нахожусь перед домом... Он может бытьзаброшен. Я не вижу людей. Может быть, я дикий. Может быть, однажды кто-топозаботится обо мне. Я нахожусь в середине пустоты. Я ничего не знаю о своихкорнях. У меня есть шипы. Я не знаю, расту ли я. Вокруг меня сорняки. Я неодинок... Я не чувствую одиночества. Сорняки составляют мне компанию». Яощущала его нежелание отнести любое из этих утверждений к себе. Я оченьделикатно повторила каждое утверждение так, как я записала их под егодик­товку: «Он можетбыть заброшен». Тыкогда-нибудь чувствовал, что ты заброшен Нерешительно, запинаясь, он, наконец,ответил: «Да. Я чувствовал себя так, когда был маленьким. Когда погибли моиродители».

Используя набор карточек в игре «Составьрассказ по картин­кам»,Фрэнк рассказал мне такую историю: «Вот толпа. Среди толпы умирающий человек,священник, мальчик, леди, собака. Они пострадали во время кораблекрушения. Ониплыли в океане, но долго не могли достичь земли. Родные умирающего человекаплачут».

Я. Фрэнк, который из них ты Побудь в ролиодного из них.

Фрэнк (долго разглядывает фигуры накартинках). Я собака.

Я. Расскажи мне, что происходит с тобой как ссобакой.

Фрэнк. Ладно. Я наблюдаю за всем и жду, чтопроизойдет. Я ничего не в силах сделать. Мне страшно. Мне очень страшно.

Я. Что-нибудь из этого напоминает тебе твоюжизнь

Фрэнк (глядя на меня, со вздохом). Да. Яничего не мог сделать, после того как мои родители умерли. Я боялся. Я простодолжен был отдаться на волю судьбы, куда бы меня не посылали.

Фрэнк смог выразить свое горе, гнев и страх поповоду того, что его отправляли куда-нибудь прочь. Он начал использоватьвоз­можность быть самимсобой не только со мной, но и в своем соб­ственном мире.

Время от времени мне встречается ребенок,который выглядит таким хрупким, что я опасаюсь, как бы он не сломался. Такойребе­нок выглядитсобственной тенью. Он нуждается в том, чтобы с моей помощью выработать навыки,которые дали бы ему возможность обрести самого себя. Я начинаю с безопасных, ненесущих угрозу упражнений. Сначала ему нужно давать возможность возвращатьсяназад от уже сделанного: стереть картинку, нарисованную мелом на доске иликрасками с помощью пальцев, разрушить сооружения из песка. Постепенно онначинает позволять себе большее постоянство самовыражения. Когда он сможетпозволить себе давать выход чувствам, он часто начинает казаться и физическиболее крепким. Таким ребенком была Тара. Когда Тара, тоненькая, хрупкая,робкая, научилась самовыражению с помощью рисования, лепки, сцен на песке,рассказов, она производила впечатление физически возму­жавшей и окрепшей. Важной. сторонойтерапии были подвижные игры. Она, казалось, получала удовольствие, открываясвое тело и всё, что оно способно было делать. Она начала приходить в восторгот самой себя, от жизни.

 

Одиночки

 

Некоторые не стремящиеся к общению детиобладают достаточными ресурсами, чтобы постоянно быть чем-нибудьзаняты­ми и находитьсвой собственный путь. Они могут проводить много времени, перебирая коллекциимарок или посвящая себя другим увлечениям. Некоторые дети с головой уходят вкниги (хотя такие составляют меньшинство), а другие значительную часть своеговремени посвящают телевидению. Такие занятые одиночки обычно не попадают в полемоего зрения. Все же, хотя ощущение комфорта в одиночестве свидетельствует оздоровой уверенности в себе, мы все нуждаемся в обретении равновесия в жизни, всбалансирован­ностивремени, которое проводим в одиночестве и которое делим с другимилюдьми.

Большинство детей, неизменно проводящих свойдосуг в одино­честве (вотличие от тех, которым игры со сверстниками физически недоступны), избегаютобщения с другими детьми, потому что боятся быть отвергнутыми. Дети, которыенуждаются в помощи психотерапевта, как правило, обнаруживают ряд нарушений,кроме стремления быть в одиночестве. Они достаточно напористы, чтобыобнаруживать упрямство, несговорчивость, гиперактивность, агрес­сивное или асоциальное поведение,терроризировать родителей, уходить из дому или активно избегать обучения вшколе. В то же время в процессе терапии мы часто видим, что они не просто многовремени проводят в одиночестве, но что у них нет близких друзей и что онидействительно одиноки.

Дети-одиночки часто остаются такими и ставвзрослыми. Мно­гие изтаких детей упорно отрицают, что у них есть какие-либо трудности вовзаимоотношениях с товарищами (и это, действитель­но, верно), что в конечном счете имнужны только родители, хотя родители «пилят» их за то, что они «не выходят издома и не заводят друзей». Этим детям нужна обстановка, в которой их принималибы такими, как они есть. Это единственное, что иногда может придать им силы имужество начать строить взаимоотношения с другими людьми и устанавливатьконтроль с ними по своей собственной воле.

Многие из одиночек втайне ощущают свое отличиеот других детей. Иногда они чувствуют себя настолько отличающимися, что ведутсебя противоположно тому, что им свойственно, пытаясь быть похожими на другихнасколько это возможно. Конечно, в определенном возрасте большинство детейотличается значительной степенью конформности, стремясь быть похожими друг надруга или на тех, кем они себя воображают. Даже те, кто в своем поведении идетпротив принятых «норм», делают это совместно с какой-нибудь группой. Желаниебыть похожим на других указывает на поиски своего Я, попытки идентификации себя как членанекоего желаемо­госообщества. Но одиночки, которые чувствуют, что любой другой столь сильноотличается от них, оказываются перед трудной проб­лемой.

Одна из основных задач в работе с этими детьмии их семьями — этоподчеркнуть, что неповторимость следует беречь. Слишком часто родители хотят,чтобы все их дети были схожи, и пытаются добиться конформности. Родители должныуважать уникальные качества каждого ребенка.

Большинство детей пробуют разнообразныеспособы бытия, прежде чем отыскивают свой собственный. Но некоторым детям нужнав этом помощь и у них обычно наблюдаются такие наруше­ния поведения, которые служатсигналом такой потребности. К несчастью, в это время вокруг них может неоказаться никого, кто мог бы заметить этот сигнал. Когда мы, работая содиночками, способствуем повьплению их самооценки, усилению ихидентифика­ции иукреплению самостоятельности, они начинают обучаться установлению отношений сдругими детьми.

Одним из самых интересных упражнений, которыея проделы­ваю с детьми,чтобы драматизировать замечательные свойства из уникальности, являетсяупражнение с апельсинами. Я впервые прочитала об этом в книге George Brown [3]. В одной группеодиннадцати- и двенадцатилетних детей, в которой я использовала это упражнение,дети вспоминали о нем месяцами. Я приносила мешок с апельсинами, по одному накаждого ребенка. Мы рассмат­ривали все наши апельсины, обнюхивали их, сравнивали форму, сорт,держали в руках, перебрасывали туда и обратно, делали с ними всё что угодно,всё, что только можно было придумать до того, как съесть их. Затем мы очищалиих. Каждый из нас пробовал кожицу изнутри и снаружи, ощупывал пальцамиповерхность внутренней стороны. Затем мы тщательно очищали мякоть от белойпленки, обсуждая те ощущения, которые при этом у нас возникали. Мы разламывалинаши апельсины на части, затем исследовали одну часть, нюхали ее, облизывали и,наконец, съедали. Самой возбужда­ющей и интересной частью упражнения был обмен долькамиапель­сина друг сдругом. Мы обнаружили, что нет двух кусочков одинако­вого вкуса! Я считаю, что мойвосторг после этого открытия был больше, чем у всех остальных в группе. Одначасть апельсина была слаще, другая кислее, одна сочнее, другая немного посуше ит. д., но всё вместе взятое было еще более — восхитительно! Мы многошути­ли во времявыполнения этого упражнения и легко переходили к обсуждению детей в нашейгруппе — их сходству и различиям, каж­дое из которых былозамечательно.

Pages:     | 1 |   ...   | 41 | 42 || 44 | 45 |   ...   | 52 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.