WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 39 | 40 || 42 | 43 |   ...   | 52 |

Я думаю, что невозможно защитить детей оттравмы, связанной с разводом. Они сильно опасаются угрозы раскола. Где онибудут жить Что с ними будет Изменится ли существующее положение вещей В ихвоображении возникают ужасные картины, выходящие далеко за пределы реальнойситуации. Книга Richard Gardner [13], предназначенная для детей, помогает преодолетьрастерянность, которая может у них возникнуть. Я рекомендую эту книгу какотличное руководство, позволяющее родителям заглянуть в область чувств, которыемогут возникать у детей. В другой книге, адресо­ванной родителям, R. Gardner [12], предлагает хорошие сжатыерекомендации, которые психотерапевт может дать родителям, стре­мящимся защитить детей оттравматических переживаний.

Я думаю, что родители должны уметьраспознавать ситуации, в которых их дети разделяют некоторые из эмоций,возникающих вокруг развода. Часто дети глубоко прячут свои чувства, потому чтоне хотят причинять родителям дополнительной боли и горя. Не существует способазащитить детей от этих чувств, равно как и от чувств, возникающих в ответ накакую-либо другую травмирующую ситуацию. Они имеют право на чувства, и ихчувства следует при­знавать, принимать и уважать.

Мать Келли была озабочена тем, что еесемилетняя дочь обна­руживала признаки беспокойства в связи с разводом. Ее мучиликошмарные сновидения, она ходила во сне, ссорилась с сестрой, часто плакала поничтожному поводу и беспокойно вела себя в шко­ле. В процессе моей работы с Келливыяснилось, что многие ее переживания были в той или иной степени связаны сотцом. Когда я попросила Келли нарисовать ее семью, она сказала: «Я не хочурисовать папу. Это напоминает мне то время, когда папа и мама были вместе». Этозаявление открыло нам путь к беседам о том времени, когда все они жили вместе.На следующем занятии Келли поместила девочку в кукольный домик с тщательнорасставленной мебелью. Она сказала: «Эта девочка живет одна. Ее мать и отецбыли убиты на войне». Затем мы обсуждали ее чувства, связанные с одиночествомпосле ухода отца.

В другой раз она построила домик из песка,расположила там людей, а потом динозавров, которые напали на людей и убили их.В этой сцене Келли смогла частично выразить свою тревогу.

Пятилетняя девочка, родители которой толькочто расстались, изобразила на песке сценку, которая включала всех членов семьии диких животных. Лев напал на фигурку отца, и Дженни похоронила его в песке,заметив при этом: «Отца убили, и теперь из всех, кто остался, у меня толькомама».

Я. Чем это обернулось для них всех

Дженни. Это очень печально. Всеплачут.

Я. Ты плакала, когда твой папа переехал вдругой дом

Дженни. Да.

Я. Тебе его сильно не хватает.

Дженни. Да. Но мне удается повидаться с ним,он устраивает нам встречи.

Другая девочка (8 лет) сумела выразить своичувства по поводу развода родителей, когда я попросила ее изобразить в видекараку­лей цветнымикарандашами, что-нибудь одно, связанное с разводом родителей и вызвавшее ееотрицательные эмоции, что-нибудь, вызывающее положительные чувства, что-нибудьсвязанное с отри­цательными и что-нибудь, вызывающее средние ощущения, а такжечто-то по собственному выбору. Она разделила лист бумаги на четыре части ипопросила меня озаглавить их «Плохое», «Хорошее», «Нечто среднее» и«Правильное». Под надписью «Плохое» она нацарапала черные каракули ипродиктовала подпись: «Нет обеда, и мы не собираемся вместе, перед тем какложиться спать». Под заголовком «Хорошее» она изобразила розовые каракули ипродик­товала: «Мы видимотца чаще и вместе занимаемся чем-нибудь». «Нечто среднее» она начертилаголубыми каракулями и продиктова­ла: «Иногда я чувствую, что всё в порядке, а иногда нет». И,нако­нец, под«Правильно» она нарисовала что-то бирюзовое и продикто­вала «Развод — это правильно, потому что они небыли счастливы вместе».

Позднее, когда я попросила девочку нарисоватькартинку, на которой было бы изображено самое плохое и самое хорошее в еежизни, она нарисовала большое здание и написала: «Худшее в моей жизни— это ходить в школу».На другой картинке, где она была изображена на одной стороне листа рядом сосвоим другом, а на другой —с отцом и матерью, она написала: «Самая хорошая вещь в моей жизни— это иметь друзей, скоторыми можно играть, и родителей». Потом она взглянула на меня, улыбнулась идобавила: «Даже если они в разводе».

 

Соматические симптомы

 

Недержание мочи в постели можно считать однимиз примеров того, как ребенок выражает себя. Я говорю ребенку и его родителям,что такое недержание мочи может быть проявлением здорового стремления ксамовыражению. Если ребенок не нашел адекватного способа выразить то, что емубыло нужно, он начинает выражать это другим способом. Если бы он не нашелтакого пути, неудов­летворенные потребности могли бы найти свое отражение всимпто­мах бронхиальнойастмы или развитии экземы. Я не считаю случай­ным совпадением то, что многие дети,страдающие недержанием мочи в постели, добродушны, общительны и редко выражаютгнев.

Мать ребенка, с которым я работала, жаловаласьмне, что ее сын стал чаще проявлять раздражение с тех пор, как стал посещатьмои занятия и трактовала это как отсутствие улучшений. Она считала, что раз онсердится, то он несчастен. Я спросила ее, мочится ли он по-прежнему в постель,ходит ли во сне, бывают ли у него кошмар­ные сны и будит ли он по ночам всюсемью (именно эти явления заставили ее в свое время обратиться запсихотерапевтической помощью). Она казалась недоумевающей, а затем сказала:«Ах, это! У него уже нет этих явлений какое-то время».

Психотерапевтический подход к недержанию мочив постели (так же, как и к другим соматическим проявлениям), с моей точкизрения, включает в себя несколько составляющих. Во-первых, я предлагаю, чтобыродители—а иногда и всечлены семьи —делилисьсвоими переживаниями, связанными с этой ситуацией. Кроме того, я предпринимаюпопытку возложить ответственность за те или иные телесные функции на самогоребенка: он несет ответственность за недержание мочи в постели. Далее, ястараюсь помочь ребенку ощу­тить физические симптомы возможно более полно. Наконец, я хочупомочь ребенку овладеть более приемлемым способом выражать то, что емунеобходимо выразить. Я не делаю попыток установить пер­воначальную причину недержания. Меняне интересуют вопросы, связанные с тем, как ребенок приобретал опыт реализацииестест­венныхотправлений. Меня больше интересует настоящее положение вещей, способсуществования ребенка в его повседневной жизни.

Первостепенное значение имеет первое занятие сродителями и ребенком. Позднее, если я вижу, что другие члены семьивключа­ются втерапевтический процесс, важное значение приобретает се­мейная терапия. У каждого членасемьи возникают какие-то чувства по отношению к ребенку, который мочится впостели, и эти чувства могут влиять (а могут и не влиять) на этот процесс.Необходимо, чтобы эти чувства находили выход вовне и чтобы их разделялидру­гие. Большинствородителей делают разнообразные попытки реше­ния проблемы — от проявления доброго ипонимающего отношения до насмешек и сетований, от тщательного обтирания ребенкасухой простыней до попыток вообще не обращать внимания на мокрую постельребенка. Самые разнообразные чувства возникают у каждого в этой связи:беспокойство, стыд, чувство вины, тревога, огорчение, гнев. Большинство этихчувств непосредственно не разделяются с другими, а находят выход каким-либоиным путем. Важно, что хотя недержание мочи связано с невозможностью каким-либоиным образом выразить подавленные чувства, ни один ребенок не испы­тывает сознательного желаниямочиться в постель. Однако иногда родители считают, что ребенок сознательноделает это, чтобы разбу­дить их и добиться, чтобы его, неуютно чувствующего себя в мокройпахнущей мочой постели родители забрали к себе. Все эти чувства могут бытьпроработаны в процессе семейной психотерапии.

Следующий шаг заключается в том, чтобызаставить ребенка ощутить ответственность за то, что он мочится в постели. Этоочень важный предварительный шаг для прекращения недержания мочи. Я говорюребенку, что он должензаботиться о себе и что именно он должен делать это, а не кто-то другой. Емуследует ясно дать понять,

что он должен позаботиться о том, чтобыпроисходящее с ним прекратилось, даже если он пронзительно вопит: «Мне всёравно!» или утверждает, что мочится в постель случайно и непреднамеренно.Далее, важно, чтобы родители поняли, что ни они, ни ребенок не виноваты в этом.Ведь он просыпается в мокрой постели, а не они. Он может научиться менять себепостельное белье, стирать просты­ни. Родители должны взять на себя ответственность за такой выбор.Если ребенок слишком маленький (хотя большинство детей имеют дело с этойпроблемой в достаточно сознательном возрасте), он может просить о помощи, вкоторой нуждается. Родители должны усвоить, что недержание мочи в постели этоне та проблема, кото­руюможно решить, использую поощрения и наказания, одобрение и неодобрение. Похвалане приносит пользы в том случае, если ребенок не обмочится в постели, так жекак и обвинение в том случае, если он сделает это. Ведь мы не поощряем ребенказа то, что у него нетголовной боли, и мы не называем его идиотом, если у него болитголова.

Следующим шагом в работе, как только станетясным, кто дол­жен взятьна себя ответственность за недержание мочи в постели, является помощь ребенку висследовании им своего телаи недержа­ния мочи.Сначала я даю ребенку блокнот для регистрации случаев недержания мочи. Этопомогает ему лучше осознать и понять то, что он делает. Интересно, что когдаребенок регистрирует нежелатель­ные поступки, их число автоматически уменьшается. Если выиспользуете счетчик для игры в гольф, регистрирующий каждый случай, когда выначинаете грызть ногти, вы будете их грызть мень­ше. Как только ребенок начинаетотмечать случаи недержания мочи в постели, их частота резко уменьшается. Еслиребенок ведет запи­си, ямогу попросить его записывать в своем блокноте, какие чу­вства он испытывает, когдапросыпается в мокрой постели. Я также часто прошу детей нарисовать эти чувства.Когда мы работаем над такими картинками, начинают всплывать даже скрытыечувства. Geoige von Hilsheimer [51] описывает один интересный метод, помо­гающий ребенку осознать своителесные функции. Он предлагал детям, которые мочились в постели, деньги за то,чтобы они делали это, позволяя таким образом детям сознательно старатьсямочиться в постели, и это вело к лучшему контролированию функций.

Помогая детям с недержанием мочи в постелиначать осознавать свое тело, мы выполняем важную часть терапевтическойпроцедуры. Мы проделываем много физических упражнений, включаядыхатель­ную гимнастику,медитацию, различные движения, подвижные игры. Познание тела, овладениеконтролем за своим телом и двига­тельными навыками имеют очень большое значение.

Иногда на короткое время в течение фаз терапииотмечается учащение случаевнедержания мочи. У одного мальчика мочеиспускание в постели отмечалось гораздочаще, когда родители перестали на это реагировать. Возможно, он проверял,согласны ли его родители нести бремя забот, позволяя ему самому нести бремяответственности за ситуацию (они это делали) или же он разрешал себе это, чтобыполнее исследовать свое недержание. Последний и наиболее важный шаг в процессетерапии — помочьребенку выразить свои чувства, связанные с недержанием мочи и ^ другимиаспектами его существования. Интересно отметить, что ребенок часто продолжаетмочиться в постель даже тогда, когда первоначальная причина, настоящие иливоображаемые события, которые приводили к недержанию мочи, уже не существуют.Орга­низм уже образовалопределенный стереотип и не получил достаточ­ного стимула для его перестройки.Мочеиспускание в постели у ребенка прекратится, когда он начнет контролироватьсебя и когда он найдет новые способы выражения своих чувств. У него всегданайдутся чувства, требующие выражения, даже если всё в семье с какого-товремени будет благополучно.

Я детально обсуждаю здесь проблему недержаниямочи в посте­ли, потомучто это очень распространенный симптом. Я считаю, что работа с детьми, которыестрадают этим расстройством, не слишком отличается от работы с детьми, имеющимидругие физические рас­стройства, которые отражают психологические проблемы, хотя,ес­тественно, я должнаиспользовать различные варианты подхода в зависимости от специфическихособенностей проблемы.

Некоторые дети обнаруживают недержание кала вдневные часы. Все вокруг ощущают запах и понимают, что произошло. Часто этидети страдают от запоров, от усиленной кишечной перистальтики и врезультате—от болей вживоте. Недержание кала может проявить­ся в самое неподходящее время, ичасто дети скрывают свое испач­канное белье от родителей. Я никогда не могла понять, чтоудержи­вает детей отрассказа об этих явлениях и что приводит к такой неопрятности. Но я объясняюребенку, что это — одноиз выражений нормальной жизнедеятельности организма, необходимое длявыведе­ния токсическихпродуктов. Сокрытие этой потребности может рассматриваться как заместительноеявление для выражения про­блем иного рода.

Техника работы с детьми, перед которыми стоитэта проблема, во многом сходна с той, которая применяется в случаях снедержа­нием мочи. Частоя провожу занятия, в которых предоставляются максимальные возможности длявыражения скрываемого чувства раздражения. Многие дети с подобными нарушениями,которых я видела, часто проявляют враждебность, сарказм, высокуювербаль­ную активность,готовность к спорам. Но они никогда не выглядят так, как будто они полностьювыразили свое раздражение.

Иногда, тем не менее, поощряя проявлениясдерживаемого гне­ва, яобнаруживаю, что совершила ошибку. Я работала в течение достаточно длительноговремени с десятилетней девочкой, предо­ставляя ей большие возможности длявыражения своих переживаний во время работы с глиной, «батакой», куклами. Мыполучили мно­жествопроявлений гнева, но проблема оставалась. Затем появились временные улучшения,но любая стрессовая ситуация тотчас приводила к возобновлению всех нарушений.Во время одного занятия с сочинением рассказов я уловила в ее чувствах страх.Это был первый случай проявления страха. В последующем я обнаружи­ла, что это очень глубокое чувство,которое она тщательно скрывает. Одним из видов ее страха был страх утонуть. Онаумела плавать и никогда не проявляла внешне этого страха, отправляясь купаться.Никто, даже ее родители, не знали об этом. Мы тщательно прорабо­тали все аспекты страха. У нее небыло никаких воспоминаний, связанных с какими-либо проблемами во время купания,и не было близких людей, у которых были бы такие проблемы.

Pages:     | 1 |   ...   | 39 | 40 || 42 | 43 |   ...   | 52 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.