WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 52 |

Это поразительно удачный пример того, какважно не занимать­сяинтерпретациями как таковыми. Глядя на рисунок Сюзен, я мог­ла сказать себе, заметив, что еерисунок смещен в одну сторону лис­та бумаги и что она оставила большое пустое пространство: «Ага,этот ребенок несвободен и скован. Она испугана и всё таит внутри или она лишенадушевного равновесия». Некоторые из этих утверж­дений, возможно, верны. Может быть,Сюзен действительно чувст­вовала себя отгороженной и напряженной, когда изображала свой мир.Возможно, она чувствовала, что ее мир тесен, сжат и ограничен определеннымирамками. Я не могу быть полностью уверена в этом, но я знаю, что после того какСюзен попробовала визуализировать и нарисовать свой мир, а затем поделитьсявпечатлениями и проработать свой рисунок с нами, она оказалась способнойвзгля­нуть на белоепространство и допустила возможность, что там находится то, что произойдетдальше в ее жизни. Я почувствовала, что ее утверждение, ее голос и выражениелица в тот момент свидет­ельствуют об оптимизме, надежде, открытости и желанию идтинавстречу жизни.

Вот другое соображение по поводу работы сСюзен. Когда я снова перечитываю записи, я вижу, что мне, возможно, следовалобы немного дольше задержаться на «треугольнике» Сюзен, порыться поглубже в нейсамой, ее переживаниях. Возможно, мне следовало бы сказать: «Стань темтреугольником и опиши себя». Мне хотелось бы попросить ее: «Побудь каймойтреугольника и скажи, что ты делаешь». Возможно, она рассказала бы о том, какона защищает себя в своем мире. Я бы хотела попросить ее быть самойсердцеви­ной себя,центром, который казался мне таким огненным и полным энергии. Я могла быиспользовать углы треугольника. При ретрос­пективной оценке нечего и говорить,каким ценным этот мир мог бы быть. Сейчас мне представляется, что чувствособственного Я у Сюзен можно было бы усилить, если бы я проделалаэто.

Томми, девяти лет, изобразил серию кривых,нечто, похожее на холмы, и огромное улыбающееся солнце, выходящее из-за холмов(рис. 11). Он рассказал нам, что он — это маленькая точка за темнымхолмом, у самого его подножия. Некоторые из холмов были раскра­шены в яркие цвета, а некоторые былитемными. Он использовал кисточку, пастель, простой и цветной карандаши, чтобыдостичь различных оттенков. Он сказал: «Я дорога у подножия холмов и я хочувзобраться на них. Это сделать нелегко. Некоторые холмы приятные, а некоторыетрудные. Я могу отдохнуть и поиграть на не­которых холмах. Я стараюсь добратьсядо вершины, где солнце. Для этого потребуется много времени». Я попросила егобыть солнцем и поиграть с маленькой точкой.

Томми (в роли солнца). Я вижу, как ты приселотдохнуть. Тебе нужно проделать длинный путь. И все-таки ты это сделаешь. Явсегда здесь.

Он же (в роли точки). Я стараюсь. Я чувствую,что, похоже, предстоит длинный путь. Я вижу тебя там и ты даешь мне тепло. Ябуду стараться.

Сам по себе рисунок уже говорит о многом, чтоуходит глубоко во внутренний мир Томми. В процессе работы с рисунком я могла быпопросить его подробнее рассказать о каждом из его холмов, о том, как онощущает себя в качестве маленькой точки за холмом, на что это похоже— быть солнцем. Менявсегда поражает глубина чувств и внутреннее содержание, которое выражают детимладшего возраста. Когда я пишу об этом через 5 лет, я испытываю такой жетрепет, как тогда, когда я впервые слышала слова Томми, отражаю­щие его внутреннюю мудрость. Тримесяца спустя после этого заня­тия та же самая группа, включая Томми, работала с глиной. Яобъяснила детям, как делать абстрактные фигуры, которые могли бы быть их миромв настоящее время и определить с помощью символа свое место в этом мире. Томмивылепил высокую пирамиду с ма­леньким мячиком, покоящимся на вершине. Он описал свойглиня­ный мир, своичувства во время работы с глиной и под конец ска­зал: «А этот маленький шарик навершине — это я». Тотчас же один ребенок вспомнил его прежний рисунок и напомнил ему об этом. Ссияющим лицом Томми сказал: «У! Я полагаю, что в конце кон­цов мне не пришлось слишком долгодобираться до вершины!». Это поразило меня как яркое подтверждение возрастанияположительно­гоотношения Томми к его собственному миру. Это ведь был тот же самый мальчик,который во время описанной выше фантазии с пещерой изобразил сцену Рожцества,чтобы привлечь внимание к себе.

Во время индивидуального занятия с 14-летнимДжимом я по­просила егозакрыть глаза и представить себе свой мир в красках, линиях и формах. Затем япредложила ему нарисовать то, что он увидел: «Не надо изображать ничегореального, а только подумай, какие формы тебе лучше использовать, какие линиибольше подхо­дят длятвоего мира Какие цвета: темные или светлые На что похож твой мир». Оннарисовал большой синий ящик с.толстыми разноцветными линиямивнутри.

Джим. На моей картине большой ящик смножеством разноцвет­ныхкривых линий. Я не знаю, что это значит. Я просто нарисовал его.

Я. Отлично. Я хотела бы, чтобы ты был этойтемной синей ли­нией,которая очерчивает края ящика, и поговорил с вещами в ящике.

Джим. Я большой ящик вокруг тебя и собираюсьдержать тебя там.

Я. Теперь пусть эти линии отвечают, на что онипохожи. Что они говорят ящику

Джим. О, мы—связка светлых изогнутых линий. Мысчастливы и можем бегать вокруг, но мы не можем выйти за пределы тебя, Потомучто ты не позволяешь

Я. А что это за жирная линия Что это можетбыть в твоей жизни Есть ли что-то в твоей жизни, мешающее тебе делать то, чтохочется

Джим. Да, верно, мои родители не оставляютменя в покое. И мой отец мне много не позволяет. (Затем Джим начал говорить оне­которых вещах,которые он хотел бы делать, указывая на область вне ящика на своей картинке.)Он не дает мне выйти туда, как будто это что-то ужасное.

Я. Представь себе, что твой отец сидит здесьнаверху, и скажи ему об этом. Он — этот ящик.

Джим. Хорошо. Я, пожалуй, даже рад, что ты непозволяешь мне выходить за пределы себя. Мне немного жутко (Джим по-прежнемуговорил от лица линий внутри ящика; у него при этом было очень удивленноевыражение лица).

Я. Стань чем-нибудь за пределами ящика искажи, что ты собой представляешь.

Джим (рисуя несколько линий в пространстве запределами ящика). Я пучок линий снаружи, за пределами темной линии. Джимсчитает, что он хочет делать то, что и я, но на самом деле ему страшно. Я кучавещей, которые дети в школе хотят, чтобы он де­лал, но его отец не позволит емуэтого и это хорошо. Он может причинить вред себе или попасть в трудноеположение. (Затем Джим добавил, глядя на меня с удивлением.) Я, пожалуй,доволен, что во­кругменя есть границы. Мои линии внутри счастливы! Мне нравит­ся эта граница.

 

Семейные портреты

 

Очень полезны упражнения, при котором детидолжны нарисо­вать своюсемью с помощью символов или животных. «Закройте гла­за и войдите в свое собственноепространство. Теперь представьте себе каждого члена своей семьи. Если бы вынарисовали их на листе бумаги в виде изображения, напоминающего скореекакую-нибудь вещь, чем реальных людей, что бы это было Если бы кто-нибудь извашей семьи напоминал вам бабочку, потому что много порхает повсюду, изобразители вы его в виде бабочки Или, может быть, какие-то лица напоминают вам круг,потому что они всегда окружа­ют вас Начинайте с того, кого вы представили первым. Если вы зашлив тупик, закройте глаза, вернитесь обратно в свое про­странство и снова представьте себесвою семью. Вы можете исполь­зовать капли краски, абстрактные формы, предметы и животных, и всёчто угодно, всё, что придет вам на ум».

Один мальчик нарисовал разнообразные символысвоей семьи (рис. 12). Вот что он сказал (пояснения в скобках мои): «Я нахожусьвнутри клетки в середине ее (зеленая морская звезда внутри образования,похожего на ящик). Мой брат (16 лет) считает, что он номер один (большойпурпурный круг с огромным номером один в середи­не). Моя сестра (12 лет) думает, чтоона замечательная: она обманы­вает всех, кроме меня (голубой круг с красным сердцем в середине,выходящими из него и охватывающими его когтистыми лапами). Моя мамазамечательная (цветок). Я изобразил отца в виде мозга, потому что он считает,что знает всё. Донна (8 лет) хорошая: она не дает мне прозвищ (голубая ирозовая бабочка). Мой брат (10 лет) ябедничает на меня. Он делает скверныевещи, хотя улыбается всё время. Люди не знают этого, и поэтому он выходит сухимиз воды (лицо с безучастным взглядом и улыбкой). Ближе всего мне мама. Всепоучают меня, дразнят, ябедничают. Я заперт в середине».

Пятнадцатилетняя девочка так рассказала освоей картинке (рис. 13): «Мне ближе моя мама (сердце, пронзенное стрелой),иногда она даже слишком хорошая. Она слишком легко уступает. Я думаю, она любитменя. Она берет меня в магазин за покупками и покупает мне разные вещи. Я незнаю, что чувствуют другие дети в нашей семье (брат 11 лет и сестра 13 лет).Мой брат играет в шары, и это всё, о чем он говорит. Моя сестра сладкоежка илюбит жевательную резин­ку. Она ест слишком много. Мой отец — светило, он полон идей.Я—волны, потому чтолюблю плавать. Мой отец выслушивает меня, но мы постоянно затеваем споры; ему,похоже, никогда не понять, что я пытаюсь сказать на самом деле». Ее рисунок былсделан во время семейного занятия, в котором участвовала вся семья, членыко­торой рисовали иобменивались впечатлениями, чего они никогда не делали раньше.

В ответ на последние слова девочки ееодиннадцатилетний брат сказал: «Да, она один раз сказала папе, что оначувствует, и он похвалил ее за это, так что теперь она думает, что всегда можетрас­сказывать о своихчувствах, и они всё время затевают споры. Я хочу, чтобы она хоть иногдамолчала». Брат, который не мог терпеть постоянные конфликты, сказал о своемрисунке: «Я капелька некта­ра на моем любимом цветке. Мои сестры — бабочки. Мои родите­ли—птицы. Всё находится в движении:мне нравятся вещи, которые движутся. Все счастливы, веселы, вокруг всё цветет(его рисунок включает много цветных мягких линий). Солнце курит трубку, какпапа. Оно говорит: Мне нравится твоя семья там, внизу!". Очень хорошо, что папатеперь не пьянствует. Всем нам стало жить лучше. На этой неделе у нас, детей,не было ни одной драки. Четыре меся­ца назад я перестал воровать. Я решил, что это просто недостойноезанятие. Я по-прежнему иногда попадаю в неприятное положение, но из-запустяков. Мне нравится поддерживать мир. Мне не нравят­ся ссоры».

При этом после завершения картин я частодополняю инструк­цию.После того как ребенок даст общее описание, я прошу его рас­сказать о каждом изображенномчеловеке (если этого недостаточно в общем описании) или сказать что-нибудькаждому человеку на картинке, или сделать так, чтобы каждый человек сказалчто-то ему. Иногда я более определенно говорю о том, что меня интересует:«Скажи каждому что-нибудь из того, что тебе нравится и что не нравится. Спросиоб этом от лица каждого из людей». Я могу попро­сить его изобразить диалог междудвумя любыми символами. Такое упражнение дает так много материала, что иногдаэто производит ошеломляющее впечатление. Вести разговор посредством описаниякартинки гораздо безопаснее и легче, чем вести разговор членов семьи друг одруге на занятиях, а также со мной во время индивиду­альных занятий. То же самоеупражнение (или любое другое из этой книги) можно проводить ежемесячно каждыйраз с новыми ощуще­ниями. К тому же интересно вернуться назад, взглянуть на старыекартинки и поговорить с ребенком о том, что в них всё еще верно, а чтоизменилось.

Тринадцатилетняя девочка: «Папа самый хороший,я люблю его больше всех. Я связана с ним (желтый круг с сердцем в середине). Якруглая, похожая на него (она — круг, соединенный линией с отцом) и поэтому считаю себя толстой.Мама слишком сладкая (розовый цветок). Мой брат находится в середине рисунка исвязан со всеми нами. Он пытается ладить со всеми. Мама ближе к моей сестре:они связаны друг с другом. Моя сестра — кирпичная стена (рисунок сизображением стены из кирпича), потому что трудно пробиться к ней. Я сделала ееголубой стеной, потому что это ее любимый цвет и я хотела сделать ей приятное.Я хочу, чтобы мы стали ближе» (рис. 14).

Часто на занятиях с семьями мы переходим откартинки к человеку. Я попросила эту девочку прямо сказать ее сестре, чтохо­чет быть к ней ближе.Ее сестра ответила: «Между нами немного об­щего». Это было вначале. На болеепозднем занятии, когда семья нарисовала подобные картинки, тринадцатилетняядевочка нарисо­валастену с отверстием в ней и сказала: «Я начинаю проникать черезстену».

Одиннадцатилетняя девочка нарисовала своюсемью просто в виде капель краски с кодом цветов в углу. Каждый цвет обозначалдля нее что-то определенное: любимый цвет, грустный цвет и т. д. Это была еесобственная идея, но с этого времени я часто пользова­лась ею в работе с другими детьми.Некоторые дети использовали формы—квадраты, круги и т. д. —вместо цветов.

Хотя большинство детей вначале не понимаетслова «символ», они способны его понять и использовать. Я употребляю слово«сим­вол» в своихинструкциях и затем даю ряд примеров его значения.

Иногда я прошу детей нарисовать их идеал семьив виде симво­лов.Тринадцатилетняя девочка изобразила свою семью в виде груп­пы кругов, треугольников, точек извезд. «Мой папа —оранжевый треугольник. Я близка ему, несмотря на то, что он не живет с нами.Мне нравится проводить с ним время. Он еще добрее с тех пор, как не живет смоей мамой. Я часто дерусь со своей сестрой и мамой. Всё время мы много спорими браним друг друга. У нас постоянно кто-то берет верх, мы слишком частозадеваем друг друга. Иногда мне хочется уйти от всего подальше. Мой идеал семьи— это цветок здесь нарисунке. Я — оранжеваяточка в середине». Девочка рассказала о ситуации в семье только тогда, когдаобъясняла фигуры на картинке, и указывала на них, пока рассказывала. Такоеположе­ние дел в ихсемье было представлено как само собой разумеющееся.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 52 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.