WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 37 | 38 || 40 | 41 |   ...   | 52 |

Билли (5 лет) боялся нашествия грабителей. Онне стал говорить об этом, когда его привели ко мне на прием. Я прочитала емуне­большую книгу подназванием «Кое-что об ужасах» и потом попро­сила его сочинить рассказ о мальчикеиз этой книги и о том, чего боялся этот мальчик. Билли немного противился, нокогда я включила магнитофон (который часто использую для записирасска­зов во времязанятий), он сразу же рассказал мне о мальчике, кото­рый боялся проникновения грабителейв свой дом. Он боялся, что грабители похитят разные вещи (эти вещи онперечислил). Я не пыталась истолковывать эту историю, хотя она была довольнозапутанной и могла вызвать множество предположений об ее истин­ном смысле с учетом того, что мнебыло известно о Билли и его положении в семье. Когда Билли закончил рассказ, япопросила его побыть грабителем из его рассказа. Он сделал это с величайшимудовольствием, сопровождая рассказ множеством движений, припа­дая к полу и продвигаясь украдкой,подобно вору. Затем я предло­жила ему побыть в роли мальчика и представить себе, что онгово­рит с грабителем.Он заявил грабителю, что не боится его и даже может поколотить. Он попыталсяэто продемонстрировать, орудуя подушкой в схватке с воображаемым бандитом. Былосовершенно очевидно, что с ним происходит что-то очень важное для него, внекотором роде это был переломный момент. Его поведение в школе и дома послеэтого занятия заметно улучшилось. Я не знаю, какого рода конфликт мог решитьБилли во время занятия. Мне кажется, что интерпретация происходящего илипредположение о том, что именно происходит, могут послужить предметоминтерес­ной (хотя иизлишней) беседы, но не выполняют никакой другой функции. То, что действительноважно,— это переживанияребенка в процессе терапии, а не чей-либо анализ ситуации.

Эндрю (10 лет) большую часть времени испытывалстрах. Ему было необходимо, чтобы свет горел всю ночь. В течение ночи онпроверял, лежит ли в постели его мать. Он боялся один ходить в школу, страдалот кошмарных сновидений, которые мучили его не­сколько ночей после того, как оноказался свидетелем несчастного случая, и повторялись, если он смотрел фильмыужасов. Мы прорабатывали некоторые из его специфических страхов, ноустра­нение одного изних не приводило к исчезновению других.

На одном занятии мы использовали карточки«Сделай из карти­нокрассказ», и он сочинил несколько очень страшных рассказов. Один рассказ касалсякладбища, где за деревом прятался человек, спасающийся от призрака иличудовища. В другом — впещере истекал кровью мужчина, и вокруг него не было никого, кто мог бы емупомочь. В следующем рассказе раненый человек, пожилая женщина и девочкаоказались в океане на плоту и вокруг не было никого, кто пришел бы им напомощь. Казалось, что Эндрю испы­тывал чувство слабости, беспомощности и бессилия большую частьвремени. Наконец, используя карточку, на которой была изображена уличная сцена,он рассказал такую историю: «Сначала здесь разби­вается автомобиль на дороге ибольшая чудовищная змея вылезает из сточного колодца. Человек со сломаннойногой, стоящий на улице, увидел ее и зовет на помощь. Мимо проходилполицейский, он начал стрелять в змею, но в нее не попал. Потом на улицу вышелмальчик. Человек в автомобиле был его отцом и хотел, чтобы он шел домой. Отецбыл напуган, не хотел, чтобы мальчик связывался со змеей. Мальчик позвалсупермена, пришел супермен и уничтожил змею. Конец».

Я спросила Эндрю, какую роль он сам играет вэтом рассказе. Он ответил, что был мальчиком, но хотел бы быть суперменом.Тогда он мог бы сам позаботиться обо всем. Я спросила его, чего он хотел быдобиться.

Эндрю. Я хотел бы иметь мотоцикл и уметь лучшечитать, и я хотел бы, чтобы мне никогда не надо было ходить вшколу.

Я. Хорошо. А о чем ты хотел бызаботиться

Эндрю. Я хотел бы заботиться о своей матери.Она всегда беспо­коитсяпо поводу нашего имущества, экономит деньги и любит детей.

Родители Эндрю были в разводе с тех пор, какему исполнилось пять лет. По мнению его матери он смирился с этим иприспособил­ся к жизни,у него хорошие отношения с отцом и они регулярно видят друг друга. Тогда япопросила Эндрю побыть в роли мальчика из его рассказа и поговорить с каждымперсонажем. От лица маль­чика он сказал своему отцу: «Тебе следовало бы самому решитьпроблему со змеей. Супермен не может быть рядом всегда, когда нам потребуетсяпомощь».

Я поняла, что мы приближаемся к источникустрахов Эндрю. В процессе терапии он сумел выразить опасения, связанные сответ­ственностью замать, обеспокоенность ее разводом, и тогда мы смогли заложить основы силы,которая была ему необходима, чтобы адаптироваться в окружающеммире.

Синди (10 лет) также сильно страдала отнеопределенного чу­вствастраха. Во время одного из занятий, когда я попросила ее представить себе, чтоее страх сидит в стоящем тут же кресле, она описала отвратительное чудовище срогами и зелеными острыми зубами. Я попросила ее поговорить счудовищем.

Синди. Ты безобразное чудовище. Я ненавижутебя. Уходи прочь (отворачивается), я не могу смотреть на тебя!

Я. Спроси свое чудовище, зачем оно здесь,почему увивается вокруг тебя.

Синди. Зачем ты здесь

Я. Теперь стань чудовищем. Сядь вот здесь,стань чудовищем и отвечай на вопросы Синди.

Синди. Нет! Я не могу быть этим отвратительнымчудовищем! Я. Синди, ты придумала это чудовище, ведь его вдействитель­ности нет.Сядь вот здесь, представь себя чудовищем (Синди не­охотно подходит к другомукреслу).

Я. Чудовище, скажи Синди, почему ты увиваешьсявокруг нее. Синди (от лица чудовища, обращаясь ко мне). Я хочу ее... Я. Нет, нерассказывай мне. Расскажи ей(указываю на кресло, которое только что покинула Синди).

Синди (в роли чудовища). Я хочу бытьуверенным, что ты всегда боишься.

Я. Чудовище, скажи ей, почему ты хочешь, чтобыона все время боялась.

Синди (от лица чудовища). Я хочу, чтобы тывсегда боялась, что тебя могут изнасиловать.

Я. Сядь-ка сюда снова, Синди. Синди, тыбоишься, что тебя изнасилуют (я спрашиваю это очень мягко). Синди (тихимголосом). Да. Я. Тебя что, когда-то изнасиловали Синди. Я не знаю.

Я. Глядя на тебя, можно подумать, что тычто-то припоминаешь. Скажи мне, что ты вспоминаешь

И Синди рассказывает мне об одном инциденте,когда ей было шесть лет и два мальчика затащили ее в гараж, заставили снятьтру­сы и трогали ее. Онасказала, что никогда не рассказывала об этом родителям, потому что мальчикипригрозили ей, что убьют ее, если она сделает это. И она постоянно слышала одевочках, которых изнасиловали и убили.

Страх изнасилования у Синди возник и развилсяв результате сексуального опыта, который привел ее в замешательство. Она былазапугана мальчиками, которые были старше ее, но она не была ими изнасилована.Услышанное ею об изнасиловании и убийствах до­полняло ее страх. В ее представленииприкосновения к ее телу и насилие были идентичны. Мы откровенно и честноговорили с ней о строении тела, половой активности, рождении детей, сексуальныхиграх и т. д., и многие из ее страхов рассеялись.

Иногда дети выражают свои страхи, не указываяна какой-либо предмет, с которым связан специфический страх. Превалируетнеоп­ределенная,недифференцированная тревога. Рисование служит ве­ликолепным средством дляпроникновения в мир страха. Я прошу детей закрыть глаза и представить себе, какбы они изобразили страх с помощью красок, линий, форм или символов. Одинребенок нари­совалчерный шар рядом с дверью с надписью «Закрытая дверь». Другой изобразил черныйквадрат, закрывающий голубой прямоу­гольник с надписью «Счастье», который в свою очередьрасполагал­ся над желтымтреугольником с надписью «Печаль». Я могу предло­жить ребенку стать черным шаром,описать свой символ страха («Я круглый, черный и темный» и т. д.). Символ может«разговаривать» с другими частями картинки или самим ребенком, а ребенок можетразговаривать с символом. Во время этого процесса я тщательно слежу заизменениями в положении тела и интонациях, за смыслом всего, что говорится.Важные воспоминания, касающиеся различных житейских событий, могут промелькнутьв таких диалогах.

Иногда мне хочется, чтобы ребенок выразил свойстрах как можно полнее. Сюзен (11 лет), на которую напал грабитель,про­никший в дом,рассказала мне об испытываемом ею страхе, но рас­сказ показался мне поверхностным:она, казалось, не могла выра­зить свои чувства словами. Поэтому я попросила ее нарисовать, какона представляет свой страх. Это помогло ей выразить и свой страх, и другиечувства. Когда она закончила рисунок, изображающий страх, она нарисовала линиидругого типа. Рисунок выглядел как бессмысленные каракули, но это не былобессмысленным для Сюзен. Она описала составные части своего страха, когдазакончила рисунок, и я спросила ее, что означают другие линии. Оназадумчи­во посмотрела наних, затем прошептала: «Гнев». Это было началом мобилизации энергии гнева,который был до этого подавлен и маскировался страхом.

Страхи, основывающиеся на фантазии, вполнереальны для ре­бенка.Дебби страдала от беспокойства и тревоги, если не знала, где находится ее мать.Мать должна была отводить ее в школу и прихо­дить за ней после уроков, но иногдаэто делала няня. Много лет назад кто-то выронил вещи из пакета для прачечной иих занесло ветром в школьный двор. Эти вещи (в числе которых были и женские)вскоре вернули, но до того как это произошло, дети забавы Д ради сочинилиисторию о кровавом убийстве. Дебби, в то время посещавшая первый класс,услышала эту историю и испугалась. По­скольку вещи принадлежали женщине,она вообразила, что жертва — ее мать. Ей много раз повторяли, что такого убийства вообще небыло, что это всего лишь выдумка, но она все равно приходила в ужас. Ее мать,не желая больше травмировать ребенка, редко остав­ляла ее одну. Страхи Деббизатянулись на целый год и мать привела девочку ко мне.

Мой подход к ситуациям такого рода оченьчеткий. Я поговори­ласерьезно с Дебби об убийстве, попросила ее нарисовать картинки, изображающиесцену убийства, попросила ее разыграть эту сцену с куклами и проанализировалакаждую деталь. Вскоре такие разборы вылились в форму подшучивания друг наддругом и, наконец, однажды Дебби, уставшая от разговоров об убийстве, сказаламне «Виолет, там не было убийства, это было просто чье-то белье из прачечной,которое вывалилось из автомобиля! Давай не будем больше говорить об этом!».Дебби позволила себе избавиться от этого страха, и ее мать поняла, что можетспокойно иногда остав­лять ее одну. Но место этого страха заняли другие — и это не такое уж необычноеявление. Дебби стала бояться, что ее мать может попасть в авиакатастрофу,разбиться при поездке на автомобиле и т. д. По очереди мы проигрывали с ней всеэти страхи, не отрицая того, что такое может случиться. В конце концов,изображая на рисунке красками свой собственный гнев по поводу чего-то, Деббиобъявила, что она настолько рассердилась на свою мать, что хотела бы, чтобы унее отвалилась голова. Она тут же побледнела, закрыла руками рот и прошептала:«Нет, я этого не хочу!». Теперь мы могли начать работу над естественнымпроявлением ее собственного гнева—пожеланием смерти.

Я считаю, что дети очень часто застревают насвоих страхах, и я не всегда знаю, как их оторвать от них. Кэнди, десятилетнююдевочку, привели ко мне потому, что она боялась спать в любом доме, кромесобственного. Из-за этого никогда не возникало особых проблем до тех пор, покаона не достигла такого возраста, когда Девочкам хочется иногда остатьсяночевать в доме подруги. Она чувствовала, что рискует стать объектомподшучивания. Уговоры родителей ее раздражали. Она никогда не оставаласьночевать в гостях. В условленный час вечером родители должны были заезжать заней. Они не знали, что делать дальше, и обратились ко мне в попытке решить этупроблему.

Кэнди не понимала, почему она боялась ночеватьвне дома. Я попросила ее нарисовать картинку с изображением того, как онапредставляет себе ночевку в доме подруги. Она изобразила картинку с семьейподруги и подругу у телевизора в ее спальне.

Я. Где находишься ты

Кэнди. Я там, где вы не можете меня видеть. Яв ванной ком­нате.

Я. Что ты там делаешь

Кэиди. Плачу. Хочу домой.

Я. Это звучит так, как будто что-тослучилось.

Кэнди. Да.

Я. Хорошо. Оставайся в ванной. Расскажи, чтоты чувствуешь

Кэнди (притворяясь плачущей). Я хочу домой. Яхочу знать, что делают папа с мамой. Я хочу знать, что делают мой братья. Мнене хватает их. Я хочу в свою собственную постель.

Я. Что случилось потом

Кэнди. Отец моей подруги отвел меня домой. Унас все были дома.

Я. Ты думала, что их там не будет

Кэнди. Я не знаю. Мне не нравится оставаться вневедении относительно того, что происходит дома, когда меня нет.

Я. Теперь нарисуй на картинке, как бы этобыло, если бы ты не плакала и не собиралась домой.

Кэнди изобразила спальню своей подруги, себя иподругу, обеих на полу в спальных мешках. Я попросила ее,стать девочкой вспаль­номмешке.

Кэнди. Я в спальном мешке в комнате моейподруги.

Я. Тебе нравится находиться там

Кэнди. Да! Это забавно. Мы с подругойразговариваем и сме­емся.

Я. Что происходит в другой комнате

Кэнди. Ее родители смотряттелевизор.

Я. Что происходит в твоем доме

Кэнди. Мои братья уснули. Я думаю, моиродители смотрят телевизор. Может быть, там находится прислуга и они пошли вкино.

Я. Что бы ты делала, если бы находилась дома— представьэто.

Кэнди. Возможно, спала бы в постели. Ужепоздно.

Я. Спроси девочку в спальном мешке, не страшноли ей.

Кэнди. Кэнди, тебе не страшно

Кэнди (в мешке). Нет! Почему мне должно бытьстрашно Это смешно. Скоро мы будем завтракать. Утром у нас будутблины.

Я. Спроси Кэнди, не беспокоится ли она о том,что происходит дома.

Кэнди. Хорошо. Она сказала — нет.

Кэнди продолжала вести диалог с собой, получаяудовольствие от этого. Она сказала, что попробует продолжить это же утром. Янапомнила ей, что она испытывает страх, вероятно, с того времени, когда былаочень маленькой, а теперь утром она сможет всё решить. Я наблюдала Кэнди втечение трех занятий. Потом она всю ночь спокойно проспала в доме своей подругии на этом всё закончилось.

Pages:     | 1 |   ...   | 37 | 38 || 40 | 41 |   ...   | 52 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.