WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 30 | 31 || 33 | 34 |   ...   | 52 |

Я. Как ты думаешь, а кенгуру-мальчику нехотелось бы пока­татьсяу мамы в сумке, где теперь сидит малыш (У Билли появился младшийбрат.)

Билли (долго смотрит на картинку). Нет.Понимаете, он же уже ездил в маминой сумке, когда был маленьким. А теперь ондостаточ­но вырос, чтобыездить на велосипеде, а малыш даже ходить не умеет.

Я. Так же, как и ты раньше был малышом, атеперь очередь твоего брата, да

Билли (широко улыбаясь). Вотименно!

Часто та работа, которую проделал ребенок впроцессе терапии, оказывается достаточной, чтобы он мог продолжать еесамосто­ятельно,особенно в тех случаях, когда к процессу были подключены и родители. Они могутзаниматься с ребенком самостоятельно, если овладели новыми навыками общения сним. Иногда, когда ребенок перестает посещать занятия, его родители (или одиниз них) решают исследовать и проработать собственные чувства и конфликты. Опытпроведения психотерапии с ребенком зачастую прокладывает пути в психотерапию иродителям, помогает им не ощущать неудобства и даже стремиться к созданиювзаимоотношений на новой основе.

Когда ребенок начинает включаться впсихотерапевтический Процесс, родители испытывают облегчение, лучше себячувствуют и атмосфера в доме становится менее напряженной. Это помогаетре­бенку получать отпсихотерапии больше, и он начинает обнаружи­вать существенное улучшениеповедения. Иногда это замечают и учителя, которых также успокаивает такаяситуация. На протяжении всего этого времени ребенок становится старше и мудрее.Совокуп­ность этихфакторов дополняет психотерапию: возникает эффект снежного кома, синергизманакопления положительных эффектов в жизни ребенка.

Однако завершение психотерапии может оказатьсяи преждевре­менным.Семилетняя девочка демонстрировала все признаки, на которые я ориентировалась,принимая решение о прекращении психотерапии. Ее дела шли хорошо и в школе, идома, и с друзьями, а с точки зрения терапевта, наши занятия становились всёменее продуктивными. Я наблюдала девочку на протяжении шести меся­цев. На одном из занятий я сообщилаей и ее матери, что нам уже стоит подумать о завершении занятий, поскольку делаидут хорошо. Когда в тот день девочка вернулась домой, родители обнаружилинекоторые проявления ее прежнего поведения (до терапии она обнаруживаласклонность к поджогам, кражам и порче имущества). Когда ее обескураженная матьзаговорила об этом на нашем следую­щем занятии, девочка сказала: «Если я буду хорошая, я большеникогда не смогу приходить сюда и видеться с Виолет». Тогда я поняла, что либоне смогла хорошенько подготовить ее к заверше­нию терапии, либо неправильнооценила ее готовность к заверше­нию. Ведь дети говорят нам всё, о чем мы хотим знать.

Готовить детей к завершению терапиинеобходимо. Несмотря на то, что мы помогаем им обретать как можно большенезависи­мости исамостоятельности изо всех своих сил, между нами, несом­ненно, возникает взаимнаяпривязанность и потребность заботиться друг о друге. Нам необходимо работать счувствами, которые возни­кают при прощании с теми, кто нам приятен и о ком мызаботимся.

Завершение не должно восприниматься как финал(что подразу­мевается всамом определении). Завершение — всего лишь место остановки, завершение определенного периода.Некоторым детям нужна убежденность, что они смогут вернуться, если почувствуютв этом необходимость. Обычно я предпочитаю, чтобы во время нашей беседы овозможности завершения терапии присутствовали родите­ли, и обсуждаю эти проблемы открыто.Иногда это оказывается невозможным. Приведенную ниже записку я получила отвосьмилет­ней девочки,после того как ушла из учреждения, в котором я была интерном. Сен,13

Дорогая Валет Я скучаю по тебе Я люблю тебя Тымне нужна Пжалста

Я не люблю прекращать встречи с ребенкомвнезапно. Обычно я предлагаю встретиться еще несколько раз, когда у меня будетвремя. Мы разговариваем о том времени, которое провели вместе, и о том, чтопроисходило на наших занятиях, как бы подводя итоги. Иногда мы вместепросматриваем все рисунки ребенка и вспомина­ем, о чем мы говорили. Однавосьмилетняя девочка сказала мне: «Я хотела бы нарисовать для вас на прощаниеоткрытку». «Хорошо»,—ответила я и вынула принадлежности для рисования. Она нарисова­ла картинку со множеством цветов.Протянув ее мне, она сказала:

«Я буду по вас скучать». Я ответила, что тожебуду скучать по ней, и она заплакала. Взяв ее на колени, я обняла ее ипоговорила о том, как трудно иногда бывает прощаться. Она покивала и поплакала,и я поплакала чуть-чуть, а затем она встала и сказала: «Я думаю, надонарисовать вам еще одну открытку». При этом она улыбнулась и подмигнула мне.Она нарисовала очень смешную открытку, напоми­нающую современные мультфильмы. Мыпосмеялись, и я дала ей свой адрес и номер телефона, попросив, чтобы онанаписала или позвонила мне, если захочет.

Когда я работала в школе, я давала свойтелефон детям, которые переходили в группу продленного дня. И иногда онизвонили мне. В основном это были очень короткие звонки, быстроесоприкос­новение черезтелефонные провода. Мне нравилось, когда они звонили, и я ни на минуту нечувствовала, что поощряю формирова­ние зависимости. Это было нормальное общение людей, которые втечение некоторого времени близко общались друг с другом. Мне редко звонятдети, с которыми я занималась индивидуально, но иногда я получаю от них письмав том же роде. Я отвечаю им корот­кой открыткой и замечаю, что после одного-двух раз таких обменовинформацией у детей, которые испытывали потребность в обраще­нии ко мне, эта потребностьпропадает.

Я думаю, что типичная ошибка учителей призавершении учебного года заключается в том, что они на заключительномзаня­тии просят детейнарисовать, чем те собираются заниматься летом (а осенью просят нарисовать, чемдети летом занимались). Размыш­ления о том, в чем дети еще не уверены, препятствуют полномуосознанию того, что происходит здесь и теперь. Почему бы вместо этого невыразить в цвете, линиях и формах, что дети чувствуют сейчас, когда заканчиваютзанятия

Воспитательница в школе, которая вела двегруппы, рассказала мне в конце учебного года, о своей грусти из-за того, чтоона вскоре сменит работу и больше не увидится с этими детьми. В то же время еерадовала открывающаяся перспектива. Она не знала, как спра­виться со своими амбивалентнымичувствами, вызванными предсто­ящим расставанием. Ей не хотелось вначале огорчить детейрасска­зом о том, какуюгрусть она испытывает в связи с предстоящим расставанием, а потом сбить их столку сообщением о своей радос­ти. Мне же показалось, что всё это — прекрасный повод для того, чтобыразделить с детьми свои смешанные чувства, выразить оба чувства искренне. У детей частобывают смешанные чувства, и от этого им кажется, что они запутались. Онасказала: «Я думаю, это правда: важно выразить им свои чувства. Расставаться насамом деле тяжело. Я хотела бы, чтобы в разных ситуациях люди, которыеиспытывают какие-то чувства по отношению ко мне, рассказывали мне обэтом».

У нас всегда есть какие-то незавершенные дела,из-за которых расставание становится еще более трудным. В этом случаенеобходи­мо принимать вовнимание свои чувства и не бояться выражать их открыто. Нет ничего плохого вгрусти (или, как в этом случае, и в радости) из-за того, что выуходите.

 

Глава 10

 

ПРОБЛЕМЫ ПОВЕДЕНИЯ

 

В этой главе я собираюсь обсудить некоторые изтех особен­ностейповедения детей, которые служат причиной обращения к психотерапевту. Я нерассматриваю эти особенности поведения, ко­торые могут быть неприемлемыми какпроявление болезни. Я счи­таю их доказательством силы ребенка, проявлением его стремления квыживанию. Для того, чтобы выжить в этом мире, ребенок будет делать то, что, поего мнению, наиболее отвечает его потребностям, в наибольшей степениспособствует его развитию. Детство, вопреки расхожим представлениям—трудное время. John Holt [17] подробно обсуждаетобманчивость мифа о безмятежном детстве: «Большин­ство людей, которые верят в институтдетства, рассматривает детство как огражденный сад, в котором маленькие ислабые защищены от жестокости внешнего мира до тех пор, пока они не станутдостаточ­но сильными иумными, чтобы справиться с его вызовами. Для некоторых детей это действительнотак. Я не хочу разрушить их сад и вызволить их оттуда. Если им это нравится, тоони могут исполь­зоватьлюбые средства, чтобы там оставаться. Но я полагаю, что большинство детей иподростков во всё более и более раннем воз­расте начинают переживать своедетство не как сад, а как тюрьму.

Я не говорю, что детство плохо всегда и длявсех. Но детство как счастье, безопасность, защищенность, невинность для многихдетей не существует. С другой стороны, для некоторых детей детство (как быхорошо оно ни было) продолжается слишком долго и из него нет другого пути,кроме постепенного чувствительного (или даже болез­ненного) выхода через рост иразвитие».

Я согласна с J.Holt. Я вижу многих детей, которые прибегают к крайниммерам для выживания, для выхода наилучшим для них путем из тюрьмы детства.Похоже, что они делают всё, что в их силах, чтобы вырваться, пока, наконец, недостигнут магического статуса взрослого, статуса, благодаря которому они могут,наконец, взять на себя ответственность за самих себя, почувствовать уважение ксебе и (как они надеются) получить долгожданные права. Часто взрослостиприходится ждать долго.

 

Агрессия

 

Часто детей, которые балуются, ведут себянепосредственно, взрослые считают агрессивными. Такое поведение описывают какотреагирование (acting out),а детей, для которых характерно такое поведение, часто рассматривают каксклонных обвинять окружаю­щих, ощущающих, что весь мир отвергает их вместо того, чтобыпринимать. «Отреагирование», с моей точки зрения, в данном случае — неподходящий ярлык. Дети пассивныеи покорные тоже отреагируют свои эмоции доступным им способом. Все мыотреаги­руем что-тонашим собственным путем.

Ребенок, который действует в согласии с самимсобой, часто в первую очередь отмечается взрослыми в школе. Он дольше неуста­ет, ведет себяимпульсивно, иногда нападает на других детей без видимых причин (но часто повеским причинам), непослушен (а по­этому называется «бунтующим»), говорит громко, нередкоперебива­ет, дразнит ипровоцирует других детей, вызывая у них подобное же поведение, пытаетсядоминировать. Взрослые не любят такого поведения детей. Они стремятся разрушитьту социальную ситуа­цию,которая в нашей культуре наиболее приемлема. Такого рода поведение должнорассматриваться с учетом перспективы, а не оцениваться в системе двойныхстандартов, различных для взрослых и детей. Поведение детей часто докучаетвзрослым и подобным им детям. Но когда ребенок называется «агрессивным» или«бунтую­щим»,«отреагирующим», «грубым», «непослушным», надо отдавать себе отчет в том, чтоэто ярлыки, отражающие осуждение. Я сама часто использую эти выражения, и яхотела бы, чтобы читатель понял, что я осознала: это чьи-то обозначения, чьи-тоописания, чьи-то суждения.

Иногда ребенка воспринимают как агрессивного,если он по­простувыражает свой гнев. В гневе он может разбить тарелку или ударить другогоребенка. Однако я чувствую, что агрессивное пове­дение не только проявление гнева, нои отражение реальной ситу­ации. Акты агрессии часто называют антисоциальными. Они могутвключать в себя деструктивное и разрушительное поведение, воров­ство, поджог. Я воспринимаю ребенка,который обнаруживает де­структивное поведение, как человека, которым движет чувствогне­ва, отверженности,незащищенности, тревоги, обиды и часто неспо­собность к четкому восприятию своейличности. У него также часто отмечается низкая самооценка. Он неспособен или нехочет, или боится выразить то, что чувствует, потому что если он это сделает,он может утратить силу, лежащую в основе агрессивного поведения. Он чувствует,что должен сохранить ту же линию поведения, что это путь, способствующийвыживанию.

Clark Moustakas [34]описывает такого обиженного ребенка как мотивированного недифференцированнымчувством гнева и страха. Бго поведение может демонстрировать враждебность поотношению почти ко всем и всему. Родители и учителя часто считают, чтонарушения поведения у такого ребенка связано с его внутренними побуждениями, скаким-то внутренним стремлением поступать так, а не иначе. Однако именноокружение (а не внутренние трудности) провоцирует ребенка; если ему чего и недостает, так это способ­ности справиться с окружением, которое возбуждает в нем чувствастраха и гнева. Он не знает, как справиться с чувствами, которые порождает внем это недружественное окружение. Когда ребенок пристает к кому-нибудь, онделает это потому, что не знает, что еще он может сделать. Окружение частопровоцирует и асоциальное поведение ребенка. Чаще всего ребенок не становитсяагрессивным неожиданно. Он не может быть мягким воспитанным мальчиком, а спустяминуту поджечь или облить краской припаркованные маши­ны. Процесс, как правило,постепенный. До этого момента он, конечно, выражает свои потребности в болеемягкой форме, но взрослые обычно не обращают на это внимания до тех пор, покане наступят выраженные изменения поведения. То поведение, котороевоспринимается взрослыми как асоциальное, часто в действитель-ности являетсяотчаянной попыткой восстановить социальные связи. Ребенок не в состояниивыразить свои истинные чувства никаким другим способом, кроме того, который онизбирает. Он делает то единственное, что может себе представить, чтобыпродол­жить борьбу завыживание в своем мире.

Такой ребенок редко бывает агрессивным в моемкабинете. По мере того, как он начинает доверять мне, агрессия начинаетпрояв­ляться в его игре,рассказах, рисунках, лепке. Я работаю с ним в той мере, в какой он выражаетсебя. Я не могу работать с агрес­сивностью, которая не выражена. Во время нашей первой сессии, когдаприсутствуют родители, я слышу длинный список жалоб на ребенка, который угрюмосидит в углу дивана и делает вид, что не слышит или не обращает внимания,иногда рискуя вставить: «Нет, я не...» или «Это неправда». Работая со многимидетьми и семьями, я вижу, что проблема заключается в родителях, в их чувствах иреакциях на детей. Однако я не буду предлагать семейную или «ро­дительскую» терапию (т. е. работу содним или обоими родителями) до тех пор, пока я не получу конкретногоподтверждения этого. Мне нужно узнать ребенка лучше, мне нужно получить болееясное подтверждение того, что происходит с этим конкретным ребенком и егосемьей.

Pages:     | 1 |   ...   | 30 | 31 || 33 | 34 |   ...   | 52 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.