WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 52 |

Фланелевая доска (доска, обтянутая кускомфланели) — еще одновспомогательное средство для сочинения рассказов. Ребенок может создаватьмножество рассказов или сценок и манипулировать персо­нажами на фланелевой доске по ходурассказа. На такой доске дер­жатся фланель, войлок, наждачная бумага. Приклеить маленькиекусочки любого из этих материалов на оборотную сторону цветных вырезок из книгили нарисованных от руки фигур — вот и всё, что необходимо, чтобы они прикреплялись к фланели.Кроме того, раз­личныедетали можно вырезать непосредственно из фланели или фетра. Фигуры,изображающие членов семьи, животных, персонажей народных сказок, здания,деревья и т. д., открывают возможности для интересной работы.

 

Книги

 

Я часто использую книги в своей работе сдетьми. Я вижу, что дети любят, когда им читают, даже если, казалось бы, ониперешаг­нули возраст, вкотором это принято (разве кто-нибудь когда-нибудь перешагивает подходящий дляэтого возраст).

Книги предоставляют большие возможности,охватывающие различные темы для занятий. Я подыскиваю интересные книги вбиблиотеках и книжных магазинах и располагаю собственной не­большой коллекцией книг для своейработы. Важно иметь книги, содержание которых позволяет обсуждать разныепроблемы. Например, книги о чудовищах привлекают детей и создают особуюатмосферу для разговора о вещах, вызывающих страх. Фантастичес­кие истории позволяют вызвать удетей воспоминания о снах. Книга «Уходи прочь, собака» позволяет обсуждать темуотверженности, а такие книги, как «Лягушка и жаба — друзья» и «Я сделаю своим другомгору» — отношения сдругими детьми. Многие книги для детей создают предпосылки для разговора сребенком о его семье, доме и т. д.

«Волшебная шляпа» (книга о маленькой девочке,которая после того как надевала волшебную шляпу могла делать всё, что делаютмальчики) может быть использована для изучения детских желаний ифантазий.

«История Фердинанда» — это книга о быке, которыйотличался от других, и многие дети испытывают подобные чувства. «Лео ипоследняя ошибка» —книга о звере, который не мог ничего долго делать до одного волшебного дня.«Никто не слушает Эндрю» затра­гивает проблему дома, где много детей. Книга «Не этот медведь» даетоснову для разговора о сходстве и различиях, так же, как «Рыба есть рыба»— очаровательная книгао рыбе, которая пытается жить не в воде, а на суше, подобно человеку или -птице, лягушке или корове. Рыба вовремя узнаёт, что без воды она погибает: рыбаесть рыба и не может быть никем другим.

«Что такое мальчик Что такое девочка»заслуживает специаль­ного упоминания. Эта отличная книга с превосходнымифотографи­ямирассказывает о физических различиях мальчиков и девочек, мужчин и женщин.«Книга об органах чувств» хороша для разговора о зрении, осязании, вкусе,обонянии и слухе. Я упоминаю здесь только некоторые книги, которыеиспользовала, чтобы дать общее представление о возможных подходах. Но дело не вконкретных названиях. По мере работы приобретается опыт, позволяющий оценитьвозможности тех или иных книг. Дети не дают хорошего отклика на книги,написанные специально, чтобы воздействовать на чувства. Они лучше реагируют накниги, содержащие занимательные истории. Детей утомляют «корявые» книги—они их тотчасостав­ляют.

Легенды и народные сказки предлагают богатыйматериал для работы с детьми, и я нахожу, что дети так же сильно любят их, каки в те времена, когда я была ребенком. История «Маленькая голубая ель» внебольшой книге «Известные народные сказки для чтения вслух» повествует омаленьком деревце в лесу, которое хотя и очень мало, хочет быть похожим надругие деревья вокруг. Очень древняя сказка о Гансе и Гретхен (в «Сокровищницесказок») ведет ребенка к разговоре о своих собственных семейныхусловиях.

Со сказками связывается большойпсихологический смысл. Не­зависимо от того, согласны вы с этим или нет, сказки обладаютбольшой привлекательностью и ценностью для детей. Сказки и на­родные сказания, подобно народноймузыке; имеют глубокие корни в истории человечества и заключают в себе борьбу,конфликты, пе­чаль ирадость, с которыми люди сталкивались веками. Иногда эти истории неприятны.Bruno Bettelheim [2] пишет:«Сказки в разнообразных формах сообщают ребенку, что борьба с жизненныминевзгодами неизбежна, это органическая часть человеческого существования, ноесли человек не оробеет, а стойко встретит неожиданные и неизбежные трудности,то преодолеет все препя­тствия и в конце концов окажется победителем».

Современные истории, написанные для маленькихдетей, в ос­новномобходят эти экзистенциальные проблемы, хотя они и являются критическими длявсех нас. Ребенку требуется в специфической символической форме показать, какразрешаются эти проблемы, как сохранять ощущение безопасности додостиже­ния зрелости.«Безопасные» истории не упоминают ни о смерти, ни о старении, ни о пределахнашего существования, ни о мечте о вечной жизни. Прекрасные сказки, наоборот,сталкивают ребенка непосредственно с основными человеческимикатегориями.

Сказки уникальны, и не только как литературныйжанр, но и как произведение, которое полностью понятно ребенку, как никакаядругая форма искусства; сказки обладают глубочайшим значением, смыслом, которыйразличен для разных людей и различен для одного человека в разные минуты егожизни. Ребенок будет извле­кать тот или иной смысл из одной и той же сказки в зависимости отего интересов и потребностей в данный момент. Если ему предоста­вить возможность, он вернется к тойже самой сказке, когда будет готов расширить ее прежний смысл или заменить егоновым.

Сказки действительно попадают в самую точку,когда речь идет об основных всеобщих эмоциях: любви, ненависти, страхе, гневе,чувстве одиночества, изоляции, бесполезности и утраты.

Я согласна с В. Bettelheim в том, что если бы классическиесказ­ки, помимо всегопрочего, не были еще и произведениями искусст­ва, они не имели бы того влияния,которое они оказывают. Есть что-то ритмичное и магическое в том стиле, которыйиспользуют при чтении сказок, что позволяет плавно проникнуть в сердце и мозгслушателя. Даже если эти сказки часто и содержат слова, далеко выходящие запределы понимания ребенка, он сидит как вкопан­ный, поглощенный, слушает их всемсвоим существом, впитывая их в себя целиком.

Некоторые педагоги и родители высказываютопасения по пово­дутого, что сказки вводят в мир, который нереален,— мир, который предполагаетсовершенные и волшебные решения для всех случаев. Более того, многие из этихсказок насыщены любовными история­ми, женщины в них ценятся за красоту, а мужчины показаныгалан­тными героями.Несмотря на это, в классических сказках и народ­ных сказаниях очень много такого,что дети с готовностью относят к себе.

Когда я использую эти истории в своей работе сдетьми, я счи­таю, чтоочень полезно адекватно сопоставлять фантазии и волшеб­ные решения, представленные всказках, а также и любой любовный уклон, с жизнью самого ребенка. Далее, ясогласна с Bettelheim,ко­торый говорит, чтоистории, заканчивающиеся чем-либо вроде «и после этого они жили счастливо» неявляются сиюминутным обма­ном для детей. Я склонна думать, что сочетание в нашей культуревсеобщего поиска вечного счастья с жаждой приобретения новейших электробытовыхприборов или новой модели спортивного автомоби­ля—вот что вызывает замешательство вопределении отношения де­тей к жизни. Именно это—противоречивые ценности тех, кто конт­ролирует повседневную жизньдетей,—приводит их взамешательст­во.Ценности же, которые утверждаются в сказках, ясные и простые, как черное ибелое.

Существуют многочисленные способы изложениярассказа; некоторые из них затрагивают другие области (например, работу скуклами или инсценировки рассказов). Иногда интересно начать в группе рассказ изатем использовать дополнения каждого ребенка, формируя таким образомпоследовательный коллективный рассказ.

Иногда я сама начинаю рассказ и прошу ребенкаего закончить, или он может его начать, а я — закончить. Иногда мы решаемсде­лать различныеконцовки к истории, которую вместе прочитали.

Gardner описывает рядигр, которые он предложил для улучше­ния техники составления рассказа. Во время некоторых из этих игр измешка вытаскивают игрушку или какой-то другой предмет и со­чиняют рассказ о них или создаютрассказ, отталкиваясь от слова, которое вытащили из сумки с карточками, накоторых написаны слова.

 

Написание рассказов

 

Я редко прошу детей писать сочинения непотому, что не вижу в них большой ценности, а потому, что у большинства детейнет достаточного навыка. У меня вызывает сожаление, что большинство детейнеохотно пишет, поскольку я считаю письмо одним из самых ценных инструментовдля самовыражения и самопознания.

Каждый раз я снова и снова делаю попыткистимулировать детей к написанию сочинений, но из-за их сопротивления инедостатка времени у меня я начинаю помогать детям. Я предлагаю им перейти кдругой технике. Тем не менее, поскольку письмо — это просто другая формапредставления слов, которые мы используем при рассказе, я даю понять детям, чтоони уже могут считаться писателя­ми. Если рассказ ребенка записывался на магнитофонную ленту, япечатаю его и потом показываю ребенку. Я могу также записать или напечататьрассказ под его диктовку.

Поскольку я считаю, что непосредственноевербальное самовы­ражение обладает мощным воздействием на внутренний мирребен­ка, я часто прошуего дать словесное заключение по рисунку, кото­рый он сделал во время какой-точасти нашей терапевтической работы. Когда он сделает такое заключение, язаписываю его прямо на рисунке, чтобы можно было его снова прочитать длядальнейшего усиления эффекта. Иногда я поощряю детей, чтобы они написалинесколько слов в качестве начала к более полным рассказам. «Напишите любыеслова, какие вам хочется, которые в ваших мыслях, которые могут соответствоватьвашей картинке». Один одиннадцатилетний мальчик после такой инструкции написалпоперек картинки: «Мистер и миссис мать... (нецензурное слово)». Если выхотите, чтобы дети полностью выражали свои чувства, вы не можете выступатьцензорами!

Я думаю, что дети часто неохотно пишут потому,что в школе первостепенное внимание уделяют орфографии, форме и структурепредложений, даже чистописанию, и таким образом подавляется поток творческихмыслей ребенка. Мне кажется, что грамматику и произношение нужно отделять отписьма, изучать отдельно или может быть позднее, после того как письмо станетхорошо знако­мым ребенкузанятием. Представьте себе, что произошло бы, если бы мы настаивали на том,чтобы ребенок формулировал предложе­ния совершенно правильно, прежде чем мы научим его произноситькакие-нибудь слова! Маленькие дети учатся правильно говорить, повторяя разговорокружающих их взрослых людей. Если бы мы оставили детей в покое и не пугали быих письмом, они научились бы писать таким же способом, как и говорить. Я даюкаждому ребенку, с которым работаю, маленький блокнот для письма. Я предлагаюему использовать записную книжку, чтобы отмечать эпизоды с ночным недержаниеммочи, для записи вещей, которые заставляли его «сходить с ума» на этой неделе,или для того, чтобы записывать свои сны. Вот записи девятилетнего мальчика отех вещах, которые сердили его: «I. Мистер С. не разрешил мальчикам играть смячом. 2. Я должен был убираться в ванной комнате, постирать одежду и повеситьполотенца. 3. Мне нужно было лечь спать в половине девятого вечера и встать вполовине восьмого утра. И я должен был поесть, причесаться, одеться и выйти издома в половине девятого». Десятилетняя девочка написала: «Моя мама непозволяет мне ничего рассказывать девочкам. Она заставила меня мыться в ванной,когда мне хотелось кое-что рассказать своей подруге».

Иногда мы делаем маленькие буклеты в обложкахс названиями типа «Жалобы», «Гнев», «Счастье», «Хвастовство», «Вещи, которые яненавижу», «Вещи, которые мне нравятся», «Мои желания», «Если бы я былпрезидентом», «Если бы я был моей мамой» и т. д. Один буклет назывался «Кое-чтообо мне». Один мальчик написал: «Глаза карие. Некрасивый мальчик». Другойнарисовал самого себя и написал: «У меня коричневые и черные волосы. У менязеленые глаза. Я ношу голубые брюки. Я ношу черные ботинки. Я ношу желтую исветло-голубую рубашку. Я ношу белые носки. У меня две ноги. У меня два зеленыхглаза. У меня десять пальцев на обеих руках. Мне десять лет. Мой рост 4 фута и10 дюймов. Я худой —кожа да кости. У меня два уха». Другой мальчик (8 лет) написал просто: «Яуродлив». А один десятилетний мальчик написал: «У меня была собака, когда я былодин. Она была больше меня, намно­го больше меня. Она обычно все время играла со мной» (слова былинаписаны с орфографическими ошибками, без знаков препинания). Он сделалнебольшой набросок, на котором изобразил маленького мальчика, играющего в мяч ссобакой, которая «больше его».

Шестилетний ребенок озаглавил тетрадь, которуюон вел в школе, «Чувства». Каждая страница начиналась с фразы, которую учительписал на доске, чтобы дети переписывали ее и дополняли собственными мыслями. Унего получилось что-то вроде: «Любовь это... когда человек говорит я люблю тебяи никто не ссорится и это заставляет всех чувствовать плохо. Поэтому будьхорошим (учитель написал „Переделай", потому что был недоволен написанным!). Ябоюсь, когда... Я устраиваю ссоры. Потерялся посередине неизвес­тно чего (маленькая картинка сизображением мальчика, стоящего в пустыне)».

Другие предложения начинались так:i «Это несправедливо,когда... Я чувствую себя счастливым, когда... Мой лучший друг это... Что мненравится в себе... Три важных события, которые произошли в моей жизни, это...Лучшее, что я могу сделать, это... Три желания, которые я бы выбрал, были бы...Самый счастливый день в моей жизни был, когда... Самая прекрасная вещь, котораяпроисходила со мной, была... Самая красивая вещь в мире — это... Если бы я был учителем...Если бы я был президентом США... Мои родители довольны, когда... Если бы я былотцом, я бы... Если бы я был начальником...».

Завершение незаконченных предложений— отличный способстимулировать детей к декларативным заключениям о самих себе, побуждать ихвступать в контакт со своими желаниями, потребнос­тями, разочарованиями, мыслями ичувствами. Тест «Незакончен­ные предложения» предоставляет большие возможности для этого.Поскольку мне нравится поощрять у детей осознание полярности человеческихчувств и личности, я часто использую пары противопо­ложных предложений, например: «Ясчастлив, когда...» и «Я схожу с ума, когда...», «Мне легко...» и «Мнетрудно...», «Одна вещь, которая мне нравится в тебе—это...» и «Одна вещь, которая мнене нравится в тебе —это...».

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 52 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.