WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 ||

— Пожалуйста, пойдем со мной, Гален. Твое общество и улыбка на твоем лице — мое единственное утешение в эти наполненные тревогой дни.

Вскоре они оказались на северной стороне внутреннего дворика и стояли под навесом из кипарисов, укрывавших склеп Лиши. Эразмус кивнул в направлении скамьи из красного дерева, стоявшей поблизости и проговорил:

— Когда Хафид дома, каждое утро он, бывало, сидит здесь и разговаривает с Лишей, словно она тут, рядом, собирает цветы. Затем погружается в дрему. Он часто говорил во время наших странствий, что очень скучает по этим ежедневным разговорам со своей дорогой Лишей.

— За все мои прогулки я ни разу не осмелился зайти в эту часть сада, — признался Гален, направляясь к мраморному входу в склеп, пока Эразмус присел на любимую скамью Хафида.

— Какая необычная роза! — воскликнул Гален, неожиданно опускаясь на колени перед колючим зеленым кустом, охранявшим одностворчатую бронзовую дверь гробницы.

— Что может быть необычного в белой розе — вздохнул Эразмус. — Она растет там, потому что это был любимый куст Лиши. Хафид велел, чтобы после того, как его наконец положат рядом с ней, мы посадили куст красной розы рядом с кустом Лиши.

— Эразмус! — прокричал Гален. — Иди сюда! Скорей!

Вздрогнув от резкого голоса своего гостя, Эразмус вскочил на ноги и поспешил к Галену, который сидел, открыв рот, на земле и дрожащим пальцем указывал на цветущий розовый куст.

— Смотри, Эразмус!

Высокий стройный куст был почти весь покрыт бутонами и цветками белых роз, но Гален указывал только на один из цветков.

— Не может быть, — заплакал Эразмус и повалился на колени. — Этого не может быть!

— Но это так, — прокричал Гален, но сам не верил своим глазам, — Красивая красная роза выросла на кусте белых роз!

— Что-то случилось с Хафидом, — простонал Эразмус, — мы должны поехать к нему сейчас же! Меньше чем через час из конюшен дворца выехала небольшая повозка, которой правил Гален, а к полудню они уже добрались до подошвы горы Ермон. Вскоре начался подъем, когда они оказались у развилки грязной дороги, расходящейся в три разные стороны, Эразмус справился по карте и показал Галену направо. Некоторое время спустя они проехали мимо гигантской каменной глыбы, и Эразмус сказал: «Мы будем на месте очень скоро. Сергиус как-то говорил, что его домик спрятан в небольшой рощице ».

— Вон она, — крикнул Гален и махнул кнутом в направлении зарослей можжевельника, росшего в окружении белых скал и песчаных наносов.

Как только они въехали в рощу, Гален остановил повозку. Всего в нескольких локтях впереди стояла повозка Хафида, поводья были привязаны к столбику крыльца.

— Он, очевидно, готовится к отъезду в Дамаск, — заметил Эразмус, сходя вместе с Галеном с повозки. — Вероятно, Хафид наконец завершил работу над свитками и собирается домой. Кажется, мы напрасно волновались. Гален постучал несколько раз в дверь, но ответа не последовало. Он повернулся к Эразмусу, и тот без колебаний медленно и осторожно толкнул дверь и позвал:

— Хафид! Хафид! Это Эразмус. Пожалуйста, отзовись!

Ответа не было. Они вошли в дом, и взгляд Эразмуса сразу же наткнулся на просторный письменный стол, на котором Эразмус узнал знакомые гусиные перья и бутылочки с чернилами. Там же он увидел еще один не менее знакомый предмет.

— Смотри, вон старый сундучок, который Хафид приобрел в Риме!

Сундучок был открыт и доверху наполнен свитками.

— Гален, посмотри, как Хафид пронумеровал каждый свиток на его оборотной стороне. Точно так же были помечены те свитки, которые он получил в дар много лет назад. Если бы я не знал, то мог бы поклясться, что перед нами сундучок и свитки, которые Патрос передал моему хозяину, когда тот был всего лишь погонщиком верблюдов. Поистине сегодня день чудес.

Эразмус потянулся к сундучку и извлек оттуда свиток, помеченный римской цифрой X. Затем развязал тоненькую зеленую ленточку и медленно развернул пергамент.

— Благодарение Богу, — улыбаясь, произнес он и повернул пергамент так, чтобы Гален мог увидеть почерк Хафида. — Хозяин справился с задачей. Это заключительный свиток. А теперь давай найдем его и отправимся все домой. Он где-нибудь поблизости.

Выкликивая имя Хафида, они вышли на крыльцо и медленно обогнули дом. Там их взору открылась небольшая площадка, окаймленная белыми валунами.

— Вон он, — закричал Эразмус, — облокотился о самый большой валун. Хвала Господу. Хафид! Хафид!

Эразмус не мог двигаться столь же проворно, как его более молодой спутник. Когда он добежал до валуна, Гален уже поднимался с колен и в немом обращении к небесам раскинул руки. Слезы текли по его щекам, он плакал.

— Эразмус, наш друг мертв. Хафид наконец воссоединился со своей дорогой Лишей.

Эразмус застонал и рухнул на землю, исступленно прижимая к груди безжизненное тело своего хозяина.

— Он еще не остыл. Если бы мы приехали чуть раньше, мы спасли бы его. Он умер в одиночестве. О, Хафид, пожалуйста, прости меня. Прости, что не уберег тебя. Я так люблю тебя.

Неожиданно на вершине горы подул теплый ветерок. Гален опустился на колени рядом с Эразмусом и проговорил:

— Осуши слезы свои, счетовод. Твой хозяин умер не в одиночестве.

— Что ты хочешь сказать — вскричал Эразмус, продолжая в то же время нежно поглаживать чело Хафида.

— Он умер не в одиночестве, — повторил Гален. — Смотри!

От горя, внезапно обрушившегося на них, они не заметили, что плечи величайшего торговца в мире были укутаны в красную плащаницу... обтрепавшуюся по одному краю.

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.