WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 12 |

Ог Мандино

ВЕЛИЧАЙШИЙ ТОРГОВЕЦ В МИРЕ-2
Конец истории

OG MANDINO

THE GREATEST SALESMAN IN THE WORLD
PART II. THE END OF THE STORY

Featuring The Ten Vows of Success



Пер. с англ. А. Озерова. — М.: ФАИР-ПРЕСС, 2001

Несколько миллионов читателей ожидали узнать продолжение истории «Величайшего торговца в мире», и вот наконец оно перед вами. Трогательная повесть о маленьком погонщике верблюдов Хафиде, ставшем величайшим торговцем благодаря исполнению заповедей, записанных в десяти свитках успеха, получила завершение. Одинокий торговец, считавший себя вправе отдохнуть от суеты жизни, вновь возвращается к людям и несет им новые заповеди успеха.

Ибо написано: «Погублю мудрость мудрецов и разум разумных отвергну». Где мудрец где книжник где совопросник века сего Не обратил ли Бог мудрость мира сего в безумие
   1 Коринфянам, 1:19—20

Особое посвящение

Двенадцать лет он был мне верным другом и проводил со мной ночи напролет, терпеливо сидя у моих ног, пока я мучился, составляя из фраз абзацы, а из абзацев страницы и книги. Очень часто далеко за полночь он дремал, пока я стучал на своей машинке, но никогда полностью не смыкал век... словно всегда был начеку, ожидая, когда мне понадобится его помощь. Я обсуждал с ним сотни проблем писательского труда в течение многих лет, и он всегда выслушивал меня с огромным терпением и пониманием.

Сколько героев и сюжетных коллизий я опробовал на нем, что не знаю, как буду без него обходиться.

Его любимый диван, рядом с моим рабочим столом, теперь кажется слишком просторным... и осиротевшим. Я до сих пор не могу сдержать слез, когда забываюсь и поворачиваюсь, чтобы сказать ему что-нибудь, и тут понимаю, что его любимое место опустело, опустело навсегда.

Слипперс, мой старый бассет, я чертовски по тебе скучаю, и если эта книга будет когда-нибудь напечатана, и другие тоже, то это произойдет только благодаря тому, что я знаю, — ты оттуда, с небес, сидя на своем маленьком диване, по-прежнему одобрительно лаешь своему старому приятелю.

Эту книгу, от всего любящего сердца, я дарю тебе, малыш...
Ог

Or Мандино вспоминает...

Если не считать того, что доктор Кристиан Барнард провел первую на человеке операцию по пересадке сердца и что Барбара Стрейзанд пела в Сентрал Парк, 1967-й был не слишком хорошим годом.

В Кливленде, Ньюарке и Детройте вспышки расизма. Израильтяне и арабы вступают в кровавую шестидневную войну. Китайская Народная Республика взрывает свою первую водородную бомбу. Американская авиация наносит воздушные удары по Ханою, три американских астронавта погибают в огне при спуске на Землю.

И когда человечество, объятое паникой и ужасом, стояло на грани катастрофы, мне довелось испытать чувство огромного удовлетворения, которое я никогда не забуду, — наконец-то я держал в руках первое издание моей небольшой книжки «Величайший торговец в мире».

То обстоятельство, что она была опубликована среди всего этого хаоса и рядом с замечательными новыми книгами таких мэтров, как Гор Видал, Исаак Башевис Сингер, Торнтон Уайлдер, Уильям Голдинг и Леон Юрис, не сулило большого успеха моему первому литературному детищу. Моей притче о погонщике верблюдов, жившем в одно время с Христом, была уготована та же безвестная судьба, что и большинству из тысяч книг, вышедших той осенью, даже несмотря на то, что издатель Фредерико Фелла прикладывал героические усилия, пытаясь сделать рекламу моей книге, которую он считал одной из самых стоящих среди всего опубликованного им за последние двадцать пять лет.

И вот тогда-то произошло чудо. На самом деле два чуда. Президент страховой компании В. Клемент Стоун, которому я посвятил книгу в знак признательности за его помощь и расположение ко мне, был так тронут этой историей, что заказал десять тысяч экземпляров «Величайшего торговца в мире» для распространения среди служащих и акционеров своей огромной корпорации «Combined Insurance Company». В это же самое время Рич ДеВос, совладелец «Amway International», порекомендовал тысячам своих сотрудников, разбросанным по всей стране, изучать и использовать в повседневной жизни принципы успеха, изложенные в книге Ога Мандино.

Семена, посеянные двумя этими людьми, дали дружные всходы. Количество читателей росло, и это стало одной из самых крупных рекламных кампаний в истории издательского дела; продажи книг росли с каждым годом к моей величайшей радости и изумлению. К 1973 году, немыслимое дело, книга выдержала тридцать шесть переизданий, было продано более 400 000 книг в твердом переплете, и Пол Нейтан из «Publishers Weekly» назвал книгу «бестселлером, который никто не знает». Ни разу не появлялась она в национальном списке бестселлеров, пока издательство «Bantam Books» не купило права на издание книги в мягкой обложке, создало ей рекламу по всей стране и в 1974 году выпустило первое издание книги. Меня бесконечно трогает, что моя история о десяти свитках, излагающих принципы успеха и счастья, попавших в руки мужественного погонщика верблюдов после того, как он стал случайным свидетелем события, произошедшего однажды вечером в пещере близ Вифлеема, повлияла на судьбы огромного количества людей, прочитавших ее.

Заключенные пишут мне, что они выучили наизусть каждое слово, содержащееся в их протертых до дыр экземплярах «Торговца», пациенты наркологических клиник признаются, что кладут на ночь книгу под подушку. В 500 отделениях «Combined Insurance Company» сотрудникам были розданы тысячи экземпляров, а такие суперзвезды, как Джонни Кэш и Майкл Джексон, дают ей самую лестную оценку.

Тому, кто и не надеялся, что у его литературного детища появится хотя бы один читатель, помимо ближайших родственников, трудно поверить в то, что было продано более 9 миллионов экземпляров «Величайшего торговца в мире» на семнадцати языках и что теперь эта книга стала самым продаваемым бестселлером всех времен, ориентированным на людей, связанных с коммерцией.

Многие годы люди в письмах убеждали меня написать продолжение моей книги, являющейся бестселлером вот уже двадцать лет, и я, в отличие от своего литературного героя, не удалился от дел.

После того как «Торговец» впервые вышел в свет, мне удалось написать еще двенадцать книг, а также я продолжаю ездить по всему миру, выступая перед широкими аудиториями друзей «Великого торговца», беседуя с ними о том, как добиться успеха.

Сначала я очень негативно отнесся к идее написать продолжение моего «Торговца». Эта книга навсегда изменила мою жизнь и жизнь моей семьи, и я не хотел рисковать — вдруг продолжение каким-то образом испортит оригинал. К тому же, когда я подумал, что мой литературный герой, Хафид, постарел на Двадцать лет, как и я сам, и в продолжении ему должно быть, по крайней Мере, лет шестьдесят, я понял, что не вполне знаю, что мне делать со старым погонщиком.

Но вот в одно прекрасное утро, когда я летел в Лиссабон, чтобы открыть ежегодное собрание ведущих производителей «North American Company», я вдруг понял, что сам на пару лет старше Хафида и тем не менее продолжаю писать и колесить по свету с выступлениями, появляясь на телевидении и радио, не считая того, что при игре в гольф мяч летит у меня на двести пятьдесят ярдов.

Если я все еще могу работать и выступать, почему не может он! Вот тогда-то я и решил, что величайший торговец в мире должен выйти из тени.

Являетесь ли вы старыми друзьями Хафида или же это ваше первое знакомство, я с любовью приветствую вас... и пусть слова и идеи, которые вы найдете в этой книге, облегчат вашу ношу и осветят ваш путь, так же как и ее предшественница.

Скоттсдейл, штат Аризона

Глава первая

На окраине Дамаска, в великолепном, окруженном огромными пальмами дворце из отшлифованного до блеска мрамора жил весьма необыкновенный человек по имени Хафид. Теперь он удалился от дел, а когда-то его обширная торговая империя не знала границ, простираясь так далеко — от Парфии до Рима и до самой Британии, — что везде его называли не иначе, как величайшим торговцем в мире.

К тому времени, когда на двадцать шестом году невиданного успеха и процветания Хафид оставил поприще торговца, история его возвышения от простого погонщика верблюдов до могущественнейшего и богатейшего человека облетела весь цивилизованный мир, вызывая удивление и восхищение.

В те времена великих потрясений и бедствий, когда почти весь мир раболепно склонился перед Цезарем и его армиями, Хафид был чуть ли не живой легендой. Особенно для нищих и обездоленных Палестины — земли на восточной границе империи, — которые слагали о Хафиде из Дамаска стихи и песни, почитая в нем блистательный пример того, чего может добиться человек за свою жизнь, невзирая на трудности и преграды.

Но как бы то ни было человек, ставший живым символом и скопивший состояние в несколько миллионов золотых талантов, величайший торговец в мире, не обрел счастья в своем затворничестве.

Однажды на рассвете, как уже много-много раз в последние годы, Хафид вышел из дворца через заднюю дверь и, осторожно ступая по увлажненным росой гладким базальтовым плитам, решительно направился через огромный тенистый двор. Вдалеке прокукарекал одинокий петух, когда с востока пустыню озарило серебряное и золотое сияние первых солнечных лучей.

Хафид помедлил у восьмигранного фонтана: вдохнув полной грудью, он одобрительно кивнул бледно-желтым цветам жасмина, покрывавшим каменную ограду его поместья. Затем он затянул потуже кожаный пояс, оправил тунику из тонкого льна и продолжил свой путь. Но уже медленнее, пока, пройдя под естественной аркадой из ветвей кипарисов, не оказался перед гранитным, без единого украшения, склепом.

— Доброе утро, моя дорогая Лиша, — произнес он полушепотом и, протянув руку, нежно прикоснулся к белому бутону, набиравшемуся сил на высоком розовом кусте, единственном страже свода массивной бронзовой двери. Затем он отступил к поодаль стоявшей резной скамье из красного дерева и, сев, устремил взгляд на гробницу, в которой покоились останки любимой женщины, с которой он когда-то делил свою жизнь со всеми ее горестями и радостями. Он задремал.

Даже прежде чем открыл глаза, Хафид почувствовал на своем плече тяжесть руки и; услышал знакомый хрипловатый голос Эразмуса, своего многолетнего счетовода и преданного товарища.

— Прости меня, господин...

— Доброе утро, мой старинный друг.

Эразмус улыбнулся и указал на солнце, которое в ту минуту было прямо над их головами.

— Утро ушло в небытие, господин. Добрый день.

Хафид вздохнул и покачал головой.

— Еще один недостаток старости. По ночам не спится, поднимаешься затемно, а потом словно котенок целый день пребываешь в полудреме. Никакой логики. Никакой.

Эразмус согласно кивнул и скрестил на груди руки, ожидая услышать еще одну историю о горестях преклонного возраста. Но тому утру не суждено было походить на все другие, ибо Хафид вдруг вскочил на ноги и вприпрыжку бросился к склепу, у которого остановился, положив руку на камень. Затем он обернулся и сильным голосом воскликнул:

— Я стал жалким подобием человека! Скажи мне, Эразмус, сколько времени прошло с тех пор, как я веду эту эгоистичную и затворническую жизнь, посвященную единственно оплакиванию себя

Эразмус глядел на него широко открытыми глазами и не сразу ответил:

— Великие перемены в тебе начались с ухода Лиши и твоего необъяснимого решения избавиться ото всех твоих хранилищ и караванов, последовавшего за ее погребением. Четырнадцать лет утекло с тех пор, как ты решил затвориться от мира.

Глаза Хафида увлажнились.

— Драгоценный союзник и брат, как ты терпел так долго мои жалобы и причитания

Старый счетовод пристально разглядывал свои руки.

— Я с тобой вместе уже почти сорок лет, и моя любовь к тебе все та же, что и прежде. Я служил тебе во времена величайшего успеха и счастья и с той же радостью служу теперь, хотя мне больно видеть, что ты, кажется, обрек себя на медленное угасание. Ты не можешь вернуть Лишу к жизни, поэтому ты стремишься к ней, в могилу. Помнишь, как много лет назад ты велел мне после твоей смерти, когда тебя положат тут для вечного покоя, посадить куст красных роз рядом с этим белым

— Да, — согласился Хафид, — и не будем забывать о том, о чем я не устаю напоминать: дворец и хранилище будут твоими после моей смерти. Скромное вознаграждение за многие годы верности и дружбы и за все то, что ты выстрадал от меня с тех пор, как мы потеряли Лишу.

Хафид потянулся и осторожно сорвал одну розу, затем положил ее на колени своему старому другу.

— Жалость к себе — ужаснейшая из болезней, Эразмус, и я был подвержен ей слишком долго. Как неразумное дитя, я порвал все связи с человечеством и заточил себя в этом мавзолее, где мы с тобой обитаем. Довольно! Пришла пора перемен!

— Но это были не напрасные годы, господин. Твои баснословные пожертвования обездоленным Дамаска...

Хафид прервал его:

— Деньги Разве это было для меня жертвой Все богачи успокаивают совесть золотыми подачками бедным. Они получают от этих пожертвований выгоды не меньше, чем голодные, и заботятся о том, чтобы мир знал об их выдающейся щедрости, которая для них самих не больше чем пригоршня

медяков. Нет» дорогой друг, оставь свои похвалы моим благотворительным деяниям, а лучше прояви участие к моему нежеланию больше делиться собой...

— И все же, — запротестовал Эразмус, — твое уединение принесло свои добрые плоды, мой господин. Разве ты не наполнил свою библиотеку трудами величайших умов мира и не отдал бессчетное количество часов на изучение их идей и принципов

Хафид кивнул утвердительно.

— Я приложил все свои старания к тому, чтобы заполнить долгие дни и ночи и приобрести образование, которое я так и не получил в юности, и мои старания не пропали даром: моим глазам открылся мир, исполненный чудес и удивительных обещаний, который мне в моей погоне за золотом и успехом недостало времени оценить раньше. Но несмотря на это, я продолжал упорствовать в своей скорби. Этот мир дал мне все, чего может пожелать человек. Пора мне оплатить свой долг и сделать все, что в моих силах, чтобы помочь всему человечеству на его пути к лучшей жизни. Я еще не готов для этого места последнего успокоения, и кусту красной розы, который велел тебе посадить здесь после моей смерти рядом с этим белым, любимым кустом Лиши, придется подождать.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 12 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.