WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |

Но между мной и пшеничным зерном есть одно различие. Зерно не может выбирать — пойти ему на корм скоту, стать хлебом или быть посаженным, чтобы умножиться. У меня же вы­бор есть, и я не брошу свою жизнь ни под ноги свиньям, ни в жернова неудачи и отчаяния, чтобы ее перемолола и поглотила чья-то воля.

Сегодня я стану достойнее во сто крат.

Чтобы пшеничное зерно проросло и умножилось, оно должно быть зарыто в землю, где темно. Мои неудачи, мое отчаяние, неведение и немощь — это тьма, в которую я был по-. мещен, чтобы созреть. Подобно зерну, которое взойдет, только если о нем позаботятся дождь, солнце и теплый ветер, моя мечта воплотится только если я буду должным образом воспитывать свой ум и тело. Но, дожидаясь зрелости, зерно находится в зави­симости от прихоти природы. Мне ждать не нужно, ибо я спосо­бен сам выбирать себе судьбу.

Сегодня я стану достойнее во сто крат.

Как это сделать Сначала я поставлю цели на нынешний день, неделю, месяц, и на жизнь. Прежде, чем зерно раскроется и прорастет, должен пройти дождь. Прежде, чем моя жизнь опре­делится, я должен иметь устремления. Ставя себе цели, я припо­минаю свои лучшие достижения и умножаю их во сто крат. И это станет нормой моей жизни в будущем. Я никогда не буду беспо­коиться о том, что мои цели слишком высоки, ибо не лучше ли, нацелив стрелу на луну, сразить только орла, чем, направив ее на орла, попасть в скалу

Сегодня я стану достойнее во сто крат.

Цели мои высоки, но это не пугает меня, прежде чем я их достигну, я могу неоднократно споткнуться. Споткнувшись, я поднимусь и не буду озабочен своим падением, потому что все люди блуждают, прежде чем найдут дорогу к дому. Только червь не спотыкается, но я червь, не стебель лука, не овца, я — чело­век. Пусть другие строят из своей глины пещеры, я из своей по­строю дворец.

Сегодня я стану достойнее во сто крат.

Прежде чем взойдет пшеничное зерно, солнце должно прогреть землю, так же слова этих свитков должны согреть мою жизнь, и тогда мои мечты станут реальностью. Сегодня я пре­взойду совершенное вчера. Сегодня я поднимусь на гору так вы­соко, как мне позволяют мои возможности, но завтра я подни­мусь выше, чем сегодня, а послезавтра — выше, чем завтра. Пре­взойти других — в этом мало пользы, превзойти себя — в этом все.

Сегодня я стану достойнее во сто крат.

Как теплый ветер помогает пшенице вызреть, этот ветер донесет мой голос до других, и таким образом мои цели станут известны. Произнеся однажды эти слова, я не осмелюсь взять их назад, ведь это значит изменить себе. Я буду своим же пророком, и хотя многие посмеются над моими утверждениями, они все же услышат о моих планах, узнают мои устремления и мне невоз­можно будет отступить, мои слова должны стать завершенным делом.

Сегодня я стану достойнее во сто крат.

Я не стану преступником, который ставит перед собой низкие цели.

Я исполню ту работу, с которой неудачник не справится.

Мои стремления будут превосходить мои достижения.

Я никогда не буду удовлетворен состоянием своих дел на. рынке.

Я всегда буду повышать цели по мере их осуществления.

Я всегда буду стремиться к тому, чтобы следующий час был лучше предыдущего.

Я всегда буду объявлять миру о своих целях.

И в то же время я никогда не буду сообщать о своих дос­тижениях. Пусть лучше мир обратится ко мне с похвалой и пусть мне хватит мудрости принять ее спокойно.

Сегодня я стану достойнее во сто крат.

Одно пшеничное зерно умножится и даст жизнь сотне колосьев, которые умножатся во сто крат десятки раз, и ими можно накормить все города земли. А разве я не стою больше пшеничного зерна

Сегодня я стану достойнее во сто крат.

И буду повторять это снова и снова, все более изумляя своим величием по мере того, как слово этих свитков осуществ­ляется во мне.

Глава ШЕСТНАДЦАТАЯ
Свиток Девятый

Мои мечты бесполезны, мои планы — всего лишь прах, мои цели недосягаемы, во всем этом нет проку, если они не за­креплены действием.

Теперь я буду действовать.

Никогда не существовало карты, даже среди самых точных и подробных, которая переместила бы ее владельца хотя бы на один дюйм. Никогда не существовало свода законов, пусть и са­мого превосходного, который предотвратил хотя бы одно престу­пление. Никогда не существовало свитка, даже из тех, что у меня в руках, который сам произвел хотя бы один грош и этим вызвал бы слово одобрения. Действие — вот единственный фитиль, спо­собный воспламениться и превратить в реальную силу карту, пергамент, этот свиток, мои мечты, мои планы, мои цели. Действие — это пища, которой будет вскормлен мой успех.

Теперь я буду действовать.

Я медлил, прячась из-за страха, но теперь я знаю тайный ход, который есть в глубине всех мужественных сердец. Теперь я знаю — чтобы победить страх, мне нужно всегда действовать без колебаний, и тогда сердце перестанет трепетать. Теперь я знаю, что действие превращает ужас величиной со льва в не­возмутимость, маленькую, как муравей.

Теперь я буду действовать.

Отныне я буду помнить урок светляка, который светится только в полете, в движении. Я стану светляком, и мое свечение будет видно даже днем, при солнце. Пусть другие будут бабочками, крылья которых так красивы, но жизнь которых зависит от щед­рости цветка. Я же буду светляком, и свет мой озарит мир.

Теперь я буду действовать.

Я не буду уклоняться от сегодняшних дел и откладывать их на завтра, ибо знаю, что завтра никогда не наступает. Я буду действовать, пусть даже мои действия не принесут удовлетворе­ния или успеха, потому что лучше действовать и терпеть неудачу, чем бездействовать и не ошибаться. Счастье может и не стать плодом моих действий, однако, если ничего не делать, то в ви­нограднике погибнут все плоды.

Теперь я буду действовать.

Я буду действовать, я буду действовать, я буду действовать сейчас же. Я стану повторять эти слова раз за разом, каждый час, каждый день, пока они не станут такими же привычными, как дыхание, а последующие действия такими же естественными, как мигание глаз. Этими словами я заставлю свой ум принимать всякий вызов, от которого неудачник уклоняется.

Теперь я буду действовать. Я буду повторять эти слова снова и снова.

Просыпаясь, я буду произносить их, и подниматься с по­стели в то время, когда неудачник еще спит.

Теперь я буду действовать.

Приходя на рынок, с этими словами я сразу же встречу первого покупателя, в то время, как неудачник еще только разду­мывает о том, что ему могут отказать.

Теперь я буду действовать.

Подходя к закрытой двери, я скажу эти слова, постучу и войду, тогда как неудачник будет ждать снаружи со страхом и трепетом.

Теперь я буду действовать.

Встречая искушения, я произнесу слова, чтобы оградить себя от зла.

Теперь я буду действовать.

Когда появится желание отложить дело на завтра, я про­изнесу эти слова и буду действовать, чтобы продать хоть что-нибудь еще.

Теперь я буду действовать.

Только действие определит, чего я стою на рынке, и чтобы поднять цену, я умножу свои действия. Я буду приходить туда, куда опасается ходить неудачник. Я буду работать в то время, когда неудачник собирается отдыхать. Я буду говорить тогда, ко­гда неудачник будет молчать. Я призову десяток покупателей в то время, когда неудачник раздумывает, как бы позвать одного. Я скажу "сделано" прежде, чем неудачник скажет "поздно".

Теперь я буду действовать.

Ибо все, что есть у меня — это сейчас. Лентяй хочет тру­диться завтра. Но я не лентяй. Злой хочет стать добрым завтра. Но я не злой. Слабый хочет стать сильным завтра. Но я не сла­бый. Неудачник хочет преуспеть завтра. Но я не неудачник.

Теперь я буду действовать.

Когда лев голоден, он ест. Когда орел жаждет, он пьет. В бездействии оба погибнут.

Я жажду успеха. Я чувствую голод по счастью и покою в мыслях. Если я буду бездействовать, неудачи, страдания и бес­сонные ночи поглотят меня, и я исчезну.

Я буду приказывать и сам подчиняться приказам.

Теперь я буду действовать.

Удача не станет ждать. Если я буду медлить, она обвенчается с другим и покинет меня навсегда.

Есть только это время, есть только это место и есть я — человек.

Теперь я буду действовать.

Глава СЕМНАДЦАТАЯ
Свиток Десятый

Есть ли такие маловерные, которые бы в момент, когда их положение было серьезно или в сильном горе, не воззвали бы к своему Богу Кто не восклицал при столкновении с опасно­стью, смертью или непостижимой тайной Откуда происходит этот глубокий инстинкт, открывающий уста всех живых существ в моменты опасности

Махните рукой перед лицом другого человека, и он морг­нет. Постучите по колену, и нога шевельнется. Напугайте челове­ка и такое же глубокое побуждение заставит его произнести:

"О Боже".

Чтобы распознать эту великую тайну природы, мне не обязательно сосредотачиваться на религии. Все земные твари, включая человека, наделены этим инстинктом, побуждающим взывать о помощи. Почему мы наделены этим инстинктом, этим даром

Не являются ли наши выкрики формой молитвы Разве возможно, чтобы в мире, управляемом законами природы, ягнен-ку, мулу, птице, человеку был дан инстинкт взывать о помощи без того, чтобы великий разум не предусмотрел некой высшей силы, способной слышать наши призывы и отвечать за них Впредь я буду молиться, но мои просьбы о помощи будут лишь просьбами о водительстве.

Я никогда не стану молить о материальных вещах этого мира. Я не упрашиваю слугу, чтобы подал мне пищу, или вла­дельца постоялого двора, чтоб дал мне комнату. Я никогда не стану просить золота, любви, здоровья, ничтожных побед, славы, успеха или счастья. Я буду молиться только о водительстве, чтобы мне был указан путь к приобретению этих вещей, и моя молитва всегда будет услышана.

Водительство может прийти или не прийти, но в обоих случаях не будет ли это ответом на молитву Если ребенок ждет, пока его накормит отец, а тот еще не вернулся с пищей, значит ли это, что он забыл о сыне

Я буду молиться о водительстве, и буду молиться, как торговец:

Творец всего, помоги мне. Сегодня я вступаю в мир нагим и одиноким, и если твоя рука не направит меня, я дале­ко отклонюсь от дороги, ведущей к успеху и счастью.

Я не прошу ни золота, ни одеяний. Я даже не прошу возможностей, равных моим способностям, напротив, руково­ди мною так, чтобы я мог развить способности, равные моим возможностям.

Ты научил льва и орла охотиться и побеждать с помо­щью клыков и клюва. Научи меня охотиться со стрелами слов и побеждать любовью, чтобы я стал львом среди людей и орлом на торговой площади.

Помоги мне смиренно переносить трудности, но не скрывай от глаз моих награду, которую приносит победа.

Поставь передо мной задачи, перед которыми другие отступили, и научи меня, как извлечь из тех неудач семена успеха. Столкни меня с опасностями, которые закалят мой дух, но также надели мужеством смеяться над своими опасениями.

Дай мне достаточно времени для достижения моих целей, но также помоги прожить этот день так, как если бы он был последним.

Научи меня словам, которые были бы действенны, но удержи меня от клеветы и злословия на кого бы то ни было.

Воспитай во мне привычку делать все новые и новые попытки, но покажи, как воспользоваться законом средних величин. Надели меня бдительностью, чтобы я мог распознать возможности, но и смирением, которое сосредоточит мои силы.

Омой меня в реках благих привычек, чтобы дурные при­вычки осели на дно, но даруй также сочувствие к слабостям других. Пошли мне страдания, чтобы я знал о том, что все проходит, но помоги увидеть благословения, полученные мной сегодня.

Но все это будет только по воле твоей. Я подобен малень­кой и одинокой грозди, повисшей на лозе, но ты все же создал меня отличным ото всех остальных. Несомненно, мне должно быть отведено особое место. Наставь меня. Помоги мне. Укажи мне путь.

Пусть я стану таким, каким ты задумал меня, когда посадил мое семя и благословил его расти в мировом винограднике.

Помоги скромному торговцу.

Наставь меня. Боже

Глава ВОСЕМНАДЦАТАЯ

Итак, Хафид продолжал ждать в своем опустевшем двор­це, продолжал ждать того человека, который должен получить свитки. В обществе своего верного счетовода старик наблюдал смену времен года, старческая немощь отдалила его всяких дел, и он спокойно сидел в своем крытом саду.

Он ждал.

С того момента, когда он раздал свои богатства и распус­тил торговую империю, прошло еще три года.

Тогда-то со стороны восточной пустыни в Дамаск вошел с виду невзрачный хромой незнакомец и последовал прямо к дворцу Хафида. На пороге его остановил Эрасмус, как всегда вежливый и учтивый. Посетитель произнес: "Мне нужно погово­рить с твоим хозяином".

Внешность незнакомца не внушала доверия. Рваные сан­далии были привязаны веревкой, на загорелых ногах — множест­во царапин и ран, широкая набедренная повязка из верблюжьего волоса списала лохмотьями. Длинные волосы этого человека были спутаны, а глаза, покрасневшие от солнца, казались светящимися изнутри.

Эрасмус крепко держался за дверную ручку: "Зачем тебе нужен мой господин"

Незнакомец сбросил с плеча сумку и умоляющим жестом протянул руки к Эрасмусу: "Прошу тебя, добрый человек, устрой мне встречу с твоим хозяином. У меня нет дурных намерений, и я не пришел за милостыней. Пусть он только выслушает меня, и, если ему не понравятся мои слова, я тут же уйду".

Эрасмус, все еще сомневаясь, медленно отворил дверь и кивнул, приглашая, затем повернулся и, не оглядываясь, быстро пошел к саду. Посетитель похромал за ним.

Хафид дремал в саду, и Эрасмус, нерешительно подойдя к нему, кашлянул. Хафид пошевелился. Эрасмус кашлянул еще раз, и старик открыл глаза.

— Прости за беспокойство, хозяин, но тут посетитель.

Хафид сел и пристально посмотрел на незнакомца, кото­рый поклонился и сказал:

— Не тебя ли называют величайшим в мире торговцем

Хафид нахмурился, но кивнул утвердительно.

— Меня называли так в прежние годы. Этой короны уже нет на моей старой голове. Что тебе нужно от меня

Посетитель был невысок, он смущенно стоял перед Хафидом и потирал рукой грудь. Блеснув светящимися глазами, он ответил:

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.