WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 13 |

Другие мотивы препятствия-недопущения могут проявляться в том, что вода может, например, постепенно просачиваться в песок, исчезать в каком-то отверстии в земле и продолжать свое течение под землей. Если через некоторое время попросить пациента поискать продолжение ручья, то оказывается, что на расстоянии нескольких метров или километров поток опять выходит из-под земли на поверхность. Крайне острым признаком нарушения, с актуальной динамикой, считается отсутствие воды с самого начала, - когда русло ручья пусто. Более утонченная форма сопротивления может проявляться в следующем непроизвольном отвлекающем маневре. Выполняя просьбу психотерапевта, пациент следует вдоль ручья, но ландшафт остается при этом все время один и тот же. Ожидаемое развитие, таким образом, не наступает. Другой маневр, которым пациент как бы обманывает сам себя, заключается в том, что через некоторое время пациент оказывается снова на том же самом месте, где он был некоторое время назад. Ручей как бы течет по кругу, и пациент повторяет пройденные этапы в своем развитии. В обоих случаях не требуется особого комментария со стороны психотерапевта. Наталкиваясь на одно из таких противоречий, пациент сам бывает поражен, и это становится для него поводом для размышлений. Еще одна противоестественная ситуация возникает, если временами ручей вопреки подъему течет в гору, преодолевая в фантазии пациента закон тяготения. Это встречается у пациентов с несколько наивными или детскими представлениями (часто истерически структурированными). Это указывает на тенденцию отрицания реальности. Такие люди обычно используют этот специфический механизм защиты в своей реальной жизни, часто не замечая этого. Сеанс, на котором пациенту предлагается проследить течение ручья вплоть до впадения в море, требует обычно больше времени.

Путь можно сократить, предложив пациенту в какой-то момент лодку без весел, чтобы плыть вниз по течению реки. Спуск на неуправляемой лодке позволяет сделать диагностические выводы о способности пациента довериться и отдаться какому-то состоянию или какому-то человеку. В устье реки пациент может встретить портовый город с деловой жизнью. Но, может быть, река вливается в простирающийся далеко на равнине ландшафт. Каждая сцена имеет свое собственное, соответствующее данному месту значение. На море можно предложить пациенту искупаться или поплавать. Море в конце реки - это особый случай мотива "воды" и считается обычно символом бессознательного.

2.3.7.4. Обследование дома

Мотив дом очень многоплановый, и ему отводится особо важное значение в курсе символдрамы. Прорабатывание мотива дома также требует больше времени, иногда даже два сеанса. Нередко в образе дома скрыт многогранный и сложный конфликтный материал. По этой причине мотив дома следует предлагать только таким пациентам, которые уже хорошо освоились с методом символдрамы и которых психотерапевт может считать способными выдержать определенную психологическую нагрузку. Мотив дома следует по возможности повторять несколько раз в курсе символдрамы. 3. Фрейд видел в доме символ личности или одной из ее частей. В мотиве дома, в его комнатах и служебных помещениях, в том, как они оборудованы, находят выражение структуры, в которые пациент проецирует себя и свои желания, пристрастия, семейные проблемы, защитные установки и страхи. В мотиве дома проявляется актуальная самооценка пациента и переживаемое им в данный момент эмоциональное состояние. Различные помещения дома символизируют различные стороны личности. Специально посвященная мотиву дома книга психотерапевтов Эдды Клессманн и Ханнелоры Айбах называется "Там, где живет душа" [15].

Эти особенности символики дома наиболее ярко выражены у взрослых пациентов и у подростков. Напротив, более младшие дети, а также незрелые личности часто переживают свою реальную дачу или дом своих знакомых и родственников. Представление мотива дома важно, поэтому для анализа домашней ситуации ребенка. Техника работы с мотивом дома предполагает, что после представления образа луга пациента просят представить себе, что он видит какой-нибудь дом. При этом следует избегать каких-либо конкретных заданий и описаний. Еще лучше, если пациент сам встречает на своем пути дом. Пациента просят, прежде всего, описать дом снаружи, а также все, что находится вокруг него. Например, если есть сад, то можно спросить о его состоянии, о настроении образа и т. д. Внешний вид дома имеет важное диагностическое значение. В норме дом предназначен, как правило, только для одной семьи. Это одно", двух-, максимум трехэтажное строение, частный дом, дача или вилла. Пациенты с грандиозными ожиданиями и завышенной нарциссической самооценкой могут представлять замок, в котором, возможно, будет тронный зал с троном. Девочки с истерически-демонстративной структурой личности часто представляют себе красивый замок в стиле барокко, с гуляющими по парку фрейлинами. Маленькая хижина указывает на недостаточно развитое самосознание пациента. Отсутствие окон позволяет сделать вывод о сильной замкнутости и недоверии к окружающему миру. Если пациент представляет себе офис фирмы, учреждение, гостиницу или что-то подобное, то можно предположить, что его интимно-личные переживания либо сильно защищены, либо он ими явно пренебрегает, в особенности если в доме мало жилых помещений или их вообще нет. Признаком нарушения, характеризующим эксгибицио-нистские и истерически-демонстративные тенденции, можно считать представление прозрачного дома целиком из стекла, когда видно все. что в нем происходит.

Можно выделить также половые особенности при представлении мотива дома. Эрик Эриксон [12] считает, например, что способ, каким мальчики и девочки строят из кубиков игрушечный домик, позволяет констатировать "характерные половые различия". "Мужской" дом определяется категорией "высоко/глубоко". Он включает в себя как "высокие структуры" (башни), так и их противоположность: "обвалы, руины, встречающиеся исключительно у мальчиков". Девочки же занимаются в основном "внутренним обустройством дома". Мотив дома во многом ситуативен. В различные периоды в разных состояниях один и тот же пациент может представлять мотив дома по-разному.

Примеры

Сильно закомплексованный и замкнутый 11-летний мальчик представил себе бетонный бункер без окон и дверей. [18. с. 24] В образах у молодой девушки на протяжении многих сеансов всякий раз появлялись гостиницы и учреждения. В них не было ничего личного и домашнего. Но после того, как пациентка вдруг неожиданно влюбилась, она представила себе вместо этих строений идиллическую картину лесного дома. окруженного. садом с роскошными цветами, зрелыми огурцами и тыквами. Внутри дома она нашла декорированную охотничьими ружьями и трофеями библиотеку. [18, с. 24] 19-летняя выпускница школы, страдающая явно выраженным невротическим развитием личности, представляет себе высотный дом. Он поднимается выше облаков, а на его вершине еще продолжаются строительные работы. Там работает много строителей вместе с самой пациенткой, так как этот дом должен стать еще выше. Здание сужается в остроконечную верхушку, раскачиваясь на сильном ветру из стороны в сторону. (Сверхестественная высота дома отражает сверхвысокий уровень притязаний пациентки, ее чрезмерно высокие требования со стороны садистического Сверх-Я [9], которое уже в раннем возрасте было заложено ее отцом. Форма дома символизирует, по всей видимости, также и фаллические фантазии пациентки, которая стремится, поднявшись на вершину дома, идентифицироваться со своим отцом.) С верхней площадки, площадью примерно в 1 м2, вниз с "жутким криком" срываются трое рабочих [латентные агрессивные тенденции). Пациентке же еще удается держаться. Панораму внизу ей частично закрывают облака. По сторонам она видит покрытые снегом горы, которые намного меньше высотного дома {невротически сильно завышенный уровень притязаний, нарциссическая самооценка). С другой стороны вырисовывается море с кораблями {истерическая идеализация ландшафта). Она продолжает строить дальше дом, чтобы подняться еще выше. Наконец здание становится таким большим, что она добирается до двери, ведущей на небо. (Восхождение на небо свидетельствует о желании пациентки приблизиться к Б-гу-Отцу.) Через забавно-современную самооткрывающуюся стеклянную дверь {истерические тенденции) она вступает на небо. Ее останавливает страж. Она "жутко" умоляет его, чтобы он связался по телефону, может быть, с самим Господом Б-гом. Затем приходит женщина, какая-то святая в белых одеждах, босая с венком роз на голове, черными волосами, голубыми глазами и совершенно белой кожей. Она слегка окидывает взглядом пациентку и ведет ее затем по длинным переходам. Кругом все холодно, голо и сухо, как в научно-фантастическом фильме. Женщина же, напротив, милая, сердечная и доброжелательная. Исхудалые арестанты с наголо остриженными головами тащат повозку, на которой сидит черт {эдипальная проблематика: черт символизирует "злого отца", который и в реальной жизни использовал жестокие наказания, в то время как Б-г символизирует в данной сцене "доброго отца": в целом описанную сцену можно считать выражением столкновения с мужским фаллическим миром, с которым пациентка себя отчасти идентифицирует). Он больше похож на зверя, на волка, с рогами, конским хвостом и копытами. При виде его женщина падает на колени. (Образ сопровождающей пациентку юной святой относится, как можно заключить из анамнеза, скорее всего к ее сестрам, которые были отчасти ближе к отцу, чем она сама.) Черт высокомерен, он приказывает остановить повозку, спускается вниз, чтобы обратиться к пациентке. При этом он огромного роста, страшный и грозный.

Ему хотелось бы принудить ее тоже встать на колени. Она отказывается, тогда черт приказывает своей свите бить ее в лицо, в живот, пока она. ужасно истекая кровью, не остается лежать в проходе, а черт едет дальше (аутоагрессия, самонаказание за направленные на отца эдипальные желания}. Женщина теперь перевязывает пациентку, которая может идти дальше только на костылях. Мимо проносятся боевые колесницы. так что приходится прижиматься к стенам. Ими управляют римляне с типичными профилями, "ужасно гордые и необузданные", но. несмотря на всю надменность, римляне все же импонируют пациентке (проявление стремления к агрессивно-мужскому, воинственному миру, представленному в образе черта и импонирующих фигурах римских воинов). У пациентки появляется чувство головокружения {защита против сексуальных желаний). Пациентка боится, что эти боевые колесницы ее задавят. Сеанс приходится прервать [1] Уже при внешнем рассмотрении дома следует спросить пациента, что он ему напоминает. Иногда дом бывает похож на собственную дачу, дом бабушки или других важных близких людей. Это же относится и к внутренним частям дома. Данный критерий позволяет судить об объектной зависимости пациента от значимых для него лиц. Обходя вокруг дома, можно столкнуться с неожиданностями. Например, если передний фасад выглядит привлекательно, то задняя сторона дома, напротив, может выглядеть как старый разваливающийся сарай. Дверь в дом, как правило, бывает открытой. В самом же доме обычно никого нет. Но если все же в доме встречаются люди, тем более если это повторяется из образа в образ, можно сделать вывод о объектной зависимости. Пациент в этом случае еще не освободился от какой-то важной личности, игравшей определяющую роль в его раннем детстве и "воспринятую" в его Я и Сверх-Я [9] на уровне интроекта. Но самое главное, что может дать мотив дома в плане психодиагностики и психотерапии, связано с осмотром его внутренних помещений. Поэтому следует спросить пациента, хочет ли он осмотреть дом изнутри. Как правило, это удается без проблем.

Некоторые нерешительные пациенты могут, правда, возразить, что дом якобы чужой и в него заходить нельзя. В таких случаях рекомендуется обсудить с пациентом причины его нерешительности, сдержанности, которые он, возможно, проявляет также и в обычной жизни. Когда пациент заходит внутрь дома. следует попросить его точно описать все, что он там видит. Пациент сам определяет последовательность осмотра помещений дома. При этом следует обратить внимание, в какие помещения пациент направится сначала, а какие он избегает. Избегание определенных помещений в доме связано с вытесненными проблемами. Особое значение имеет кухня как место, где он находится и готовится еда. Кухня символизирует отношение с матерью и отражает прохождение пациентом оральной стадии [8]. При этом, с точки зрения диагностики, важно, что пациент видит на кухне. Безупречно прибранная, сверкающе чистая, современная кухня с мебелью из новых материалов, когда возникает вопрос, а используется ли она вообще, символизирует идеализацию так называемой "гипермамы". Совсем по-другому выглядит покинутая кухня с грязными тарелками, мусором, объедками еды, мухами, сидящими на объедках, характерных для ранних деприваций на оральной стадии. Пациента просят заглянуть в холодильник или кладовку и посмотреть, какие там есть продукты и есть ли они вообще. Наличие и качество запасов продуктов характеризует степень удовлетворения оральной потребности на первом году жизни [8]. Если продуктов много, это говорит о хорошем удовлетворении оральной потребности и полноценных эмоциональных отношениях с матерью на первом году жизни. Если же холодильника или кладовки вообще нет или в них находится лишь совсем немного продуктов, которых едва ли хватит на следующий день, это может свидетельствовать о фрустрации оральной потребности. Состояние кухни и хозяйственные запасы позволяют сделать выводы об установке пациента к оральному миру наслаждения. Установки, направленные на оральное наслаждение, могут быть полностью вытеснены. В этом случае кухни и кладовки может вообще не быть. И наоборот, чрезмерное акцентирование орального мира проявляется в изобилии изысканных, вкусных продуктов. Как дополнение к мотиву кухни следует обратить внимание на хозяйственные запасы в подвале или погребе. Погреб отражает анальную проблематику [3, 8]. Осматривают его обычно не в первую очередь. Вполне может быть, что запасы вместо того, чтобы храниться на кухне, в изобилии сложены в подвале. Это может говорить об анально-аскетической позиции на фоне сильной оральной потребности в гарантированном обеспечении. Описание жилой комнаты или гостиной позволяет сделать вывод об экстравертированном или интроверти-рованном типе личности [10]. Следует попросить описать царящую в этом помещении атмосферу, мебель и интерьер. В некоторых случаях можно предложить пациенту соответствующие атрибуты, такие как "уютно", "современно", "симпатично", "легко" или, наоборот, "мрачно". "неуютно", "отталкивающе", "старомодно" и т. п. Особое значение придается спальне, символизирующей интимно-сексуальную сферу личности, что становится важным в работе с подростками.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 13 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.