WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 35 | 36 ||

Использование свободных ассоциаций выявилотакже тот факт, что Павел всю силу своей души вкладывал в культивированиесобственного интеллекта. Его жизнь проходила под вечным страхом старости,дряхлости и смерти, и блестящий ум оставался главным активом и основнымкомпенсирующим инструментом. Он постоянно ощущал неутолимый интеллектуальныйголод и мучился от сознания, что слишком быстро стареет. Один из самых ужасныхего кошмаров был связан с неспособностью удовлетворить свои амбиции, снедостатком времени для достижения всех своих целей. Переживая истощение вЛСД-сеансе, он несколько раз испытывал такое чувство, будто он стремительностареет и превращзется в дряхлого старика. Наиболее пугающим аспектом этогопереживания явилось понимание утраты интеллекта и наступление старческогомаразма. Таким образом, переживание истощения стало выражением наиболеезначительных страхов его жизни. Последующие сеансы показали, что переживаниеистощения («сморщивания») кроме того включает в себя элемент возрастнойрегрессии к основному травматическому воспоминанию из его раннегодетства.

Переживание Павла можно было бы использоватьв качестве еще одной иллюстрации по экстериоризации узловых моментовбессознательной динамики в ЛСД-сеансах. В этом случае оказывается, чтоодна-единственная тема переживания (похудение) представляет и выражает многозначимых травматических областей и периодов его жизни.

Следующий пример включает в себя переживанияиз более продвинутой сессии психолитической серии. Наиболее очевиднымиисточниками ее содержания являются {шрифт выделенный}травмирующие переживаниядетства,{шрифт обычный} но в значительной степени присутствуют и перинатальные элементы (БПМ-III).

Дана, тридцативосьмилетняяпреподавательница высшей школы с докторской степенью по философии, много летстрадала осложненным неврозом. Ее симптомы включали в себя депрессию на гранисамоубийства, приступы беспричинной тревоги, припадки истерии и различныепсихосоматические проявления. Однако наиболее трудной проблемой было ееотношение к дочери, полное навязчивых страхов. В течение восьми лет, с самогорождения девочки. Дана временами испытывала сильное желание причинить ей вред— ударить ножом,выбросить из окна или задушить. Это желание перемежалось с паническим страхом,что с ребенком должно случиться что-то плохое. Каждая простуда воспринималаськак возможный симптом фатальной болезни. Детские бутылочки, пластиковые соскивсегда казались недостаточно чистыми, что не исключено присутствие опасныхбактерий, а всякое пребывание вне дома рассматривалось как чрезвычайно опасное.Помимо этого, Дана, как личность высоких моральных устоев, мучилась тяжкимчувством вины и самобичевания из-за желания причинить зло своей собственнойдочери.

В одном из ЛСД-сеансов у Даны преобладалисвятотатственные искажения религиозных тем. Наиболее священные элементы былизагрязнены «непристойной» животной биологией. К примеру, она видела сценыраспятия, в которых лицо Христа искажалось, пальцы его превращались вокровавленные когти, и он мочился с креста; грязные шелудивые крысы бегали поГолгофе, оскверняя святое место слюной, калом и мочой. После нескольких часовтаких переживаний она вспомнила о травматическом событии своего отрочества. Ееприятель, студент-богослов, казавшийся на первый взгляд набожным и «моральноустойчивым» человеком, обошелся с ней неподобающим образом, проявив сексуальнуюнесдержанность. Это было первым конкретным примером из ее жизни, включавшим всебя смешение религии и «непристойной» биологии. Позднее, после снятия сильногосопротивления, в сеансе преобладали травматические детские воспоминания. Когдаей было десять лет, у ее психически больного отца произошло кровоизлияние вмозг, и его оставили дома вопреки быстрому ухудшению физического и психическогосостояния. Во время сеанса Дана вновь пережила многие из сцен, свидетельницейкоторых ей пришлось быть, будучи ребенком. Она не раз наблюдала, как отецпренебрегает основными правилами гигиены. Утративший в результатепсихотического процесса и органического повреждения мозга почти всеприспособления защиты, он зачастую совершал различные физиологическиеотправления в ее присутствии. Отец был религиозным фанатиком. В каждой комнатебыли иконы, маленькие алтари и различные предметы литургии. Многие из сцен,ожившне у Даны во время ЛСД-сеанса, содержали безобразное поведение отца, несоответствующее окружающей обстановке. Это явилось важным источником смешениярелигии и «непристойной» биологии в сеансе.

Серия рисунков, отражающих уродливое,святотатственное искажение большинства религиозных тем и их загрязнение«непристойной» биологией. Пациентка оказалась затопленной подобными образами вЛСД-сеансе, в котором она прорабатывала особые травматические детскиепереживания и элементы родовой травмы.

Картина, изображающая разрешение проблем,демонстрируемых на предыдущем рисунке. Духовные элементы, символизируемыеИисусом, поднялись над биологией (желудок, кишечник, гениталии, мочевой пузырь,человеческий эмбрион) и отделились от нее. Руки пациентки достигают ЧерногоСолнца, «внутренней реальности», пребывающей даже «за пределамиХриста».

 

Самые глубокие корни такого слияниярелигиозных чувств и «непристойной» биологии были позднее найдены впереживаниях, связанных с БПМ-III. На перинатальном уровне чувстваотождествления с Христом и его страданием и элемент духовной смерти ивозрождения сопровождались повторным биологическим проживанием родовой травмы сакцентом на ее жестокость, «животность» и непристойность. Одновременно со своимрождением Дана пережила рождение своей дочери. Она обнаружила источник агрессиик своему ребенку в чувствах, которые испытывала на ранних стадиях родов, в товремя, когда шейка матки еще закрыта, а мать и ребенок причиняют друг другуболь. После полного проживания и интегрирования этого воспоминания. Данавпервые в своей жизни смогла испытать по-настоящему материнское чувство,свободное от агрессии, вины и тревоги.

К концу ЛСД-сеанса Дана имела видениеочищенного, светящегося Иисуса. Это было связано с истинно христианскимичувствами и новым интуитивным пониманием послания Христа. Одновременно с этимона почувствовала, что что-то есть я за Христом, поразила это символом ЧерногоСолнца. Описание Даней этого трансцендентального символа во многом напоминалоконцепцию Атмана в индуизме.

Последний пример является описаниемпродвинутого ЛСД-сеанса Михаила, девятнадцатилетнего студента, шизофреника,самого молодого из наших пациентов. Он был братом Евы, пациентки-невротички,также проходившей курс ЛСД-терапии. История брата и сестры кратко былапредставлена ранее, в разделе, где речь шла об аутентичности оживленных детскихвоспоминаний. Вопреки серьезной клинической симптоматологии, Михаил показалпример стремительного терапевтического прогресса. Он относительно быстро прошелпсиходинамическую и перинатальные стадии своего лечения и приблизился ктрансперсональным уровням. Нижеследующий эпизод взят из его 32-го сеанса,который прошел незадолго до завершения лечения.

Сеанс начался с чувства «чистогонапряжения», поднимавшегося все выше и выше. Когда напряжение было пройдено,Михаил испытал чувство заполняющего космического экстаза. Казалось, Вселеннаязалита сияющими лучами, исходящими от неведомого сверхъестественного источника.Все было наполнено безмятежно стью, любовью и миром, вокруг царила атмосфера«абсолютной победы, окончательного освобождения и свободы в душе». Затем сценасменилась бесконечным зеленовато-голубым океаном — изначальной колыбелью всегоживого. Михаил почувствовал, что он вернулся к Истоку: он мягко плавал в этойпитательной умиротворяющей жидкости, а его тело и душа, казалось, растворялисьи исчезали в ней. Переживание имело определенный индийский оттенок. Он спросилтерапевта, не это ли состояние единения индивидуального «Я» со Вселеннойописывается в индийских религиозных писаниях. Ему привиделись сцены поклоненияиндусов, траурные церемонии на берегах Ганга, индийские йоги, практикующиесреди гималайского величия. Без всякого предварительного знания хатха-йогиМихаил интуитивно принял несколько классических поз (асан), поскольку ониказались ему наиболее подходящими для его состояния ума в тот момент.

Это экстатическое состояние неожиданнопрервалось, и чувстве гармонии нарушилось. Вода в океане стала амниотическойжидкостью, и Михаил начал воспринимать себя в качестве плода в матке. Некоторыевраждебные влияния угрожали его существованию. У него появился странный,неприятный вкус во рту, он чувствовав яд, струящийся через его тело, глубокоенапряжение и тревогу а различные группы мышц дрожали и подергивались. Этисимптомы сопровождались ужасными видениями демонов и других злых духов. Онинапоминали изображения на религиозных картинах и скульптурах различных культур.Когда этот эпизод сильного недомогания прошел, Михаил повторно пережил своесобственное эмбриональное развитие — от слияния сперматозоида ияйцеклет ки через миллионы клеточных делений и процесс дифференциа ции досформировавшегося плода. Это сопровождалось огромные высвобождением энергии исияющего света. Последовательности эмбрионального развития переплеталась сфилогенетическими переживаниями, демонстрировавшими трансформацию животныхвидов в течение эволюции жизни.

К концу сеанса Михаил вернулся к чувствуслияния с океанов и растворения в нем, перемежавшимся с отождествлением со всейВселенной. На этом общем фоне у него были многочисленные видения ДревнегоЕгипта с пирамидами, гробницами фараонов, величественными гранитнымискульптурами различных божеств и мифа логических фигур. Экстатические виденияпродолжались до поздней ночи. Последнее видение в сеансе было триумфальным шеетвием египетской принцессы с ее многочисленной свитой по Нилу.

На следующий день Михаил пребывал в самомспокойном радостном и самом уравновешенном эмоциональном состоянии из всех,когда-либо пережитых им в его жизни. После этого сеанса его психотическиесимптомы никогда более не возвращались. Через несколько лет он женился и уехализ Чехословакии. Он был Способен взять на себя полную ответственность за своюсемью и с успехом преодолеть все лишения, связанные с жизньюэмигранта.

Мы закончим это обсуждение многоуровневой имногомерной природы ЛСД-переживания несколькими замечаниями, имеющиминепосредственное отношение к применению этого препарата для диагностикиличности и для лечения эмоциональных нарушений. Клиническое применениетеоретических принципов, изложенных в этой книге, будет подробно обсуждаться вследующем издании, где основное внимание акцентируется на практических аспектахЛСД-психотерапии.

Многие из использованных в данной главепримеров отчетливо указывают на тот факт, что ЛСД активизирует эмоциональнозначимый материал в различных областях и на различных уровнях личности.Возникающая в результате этого многократная обусловленность проявляющегосяматериала — одна изосновных черт ЛСД-переживаний. Общим наблюдением для ЛСД-терапии является то,что пациенты дают несколько согласованных, взаимно перекрывающихся и логическисостоятельных интерпретаций одного символического переживания. Однако в случаесложных эпизодов один из уровней обычно находится в центре поля переживания и«острия луча» сознания. Пока разворачивается основная тема, значимостьдополнительных уровней может сокращаться и косвенно проявляться на перифериипотока восприятия. Они раскрываются после сеанса с помощью систематическогоанализа при использовании свободных ассоциаций пациента или спонтанно возникаютв последующих ЛСД-сеансах. Переменные, определяющие интенсивность главногоуровня, следующие: личность испытуемого, влияние терапевта, доза ЛСД,интенсивность эмоционального заряда, связанного с материалом переживания,степень сопротивления и сила защитной системы, предпрограммирование иокружающие условия и число предшествовавших ЛСД-сеансов. Последний факторзаслуживает специального объяснения в связи с его значением для пониманияприроды ЛСД-переживаний, внутри— и межличностной варьируемости содержания сеансов и динамикиЛСД-психотерапии.

Различные люди находятся в весьма различныхситуациях ко времени их первого ЛСД-сеанса. Некоторые из них (серьезно борютсяпротив бессознательного материала любого уровня, другие имеют легкий доступ нетолько к психодинамическим феноменам, но и к перинатальным и дажетрансперсональным переживаниям. Основной фокус переживания серии ЛСД-сеансовимеет тенденцию смешаться от абстрактных и психодинамических переживаний кпроблемам смерти и возрождения и в конце концов к различным транс персональнымфеноменам. В продвинутых ЛСД-сеансах обычно преобладают мистические ирелигиозные темы, и все они трансперсональны по своей природе. Элементы,проработанные в ранних сеансах, не возникают на этой стадии. В серииЛСД-сеансов эти последовательные сдвиги фокуса с одного уровня индивидуальногобессознательного на другой сопровождаются соответствующими изменениямиструктуры личности, эмоциональных установок, ценностей, отношений, системверований и убеждений, а часто и всего взгляда на мир. Понимание этого процессаи его специфической динамики создает основу для тонкого руководстватерапевтическим потенциалом ЛСД-процедуры и его оптимальногоиспользования.

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Pages:     | 1 |   ...   | 35 | 36 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.