WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |   ...   | 37 |

Первое, что всплыло во время сеанса,— это чувство важностиотношений с Джоан (сотрудницей по психотерапии), сильная и какая-то страннаялюбовь к ней. Я почувствовал, что большая часть этой любви ощущается какединство с ней, и у меня возникло состояние ожидания чего-то оченьзначительного и пугающего. Скоро выяснилось, что это родовое переживание, аСтэн и Джоан — моиродители. Я знал, впрочем, что это не биологические, а новые родители,приведшие меня к переживанию второго рождения; знал, что Джоан дала мне эторождение. Но единство с ней вело к тому, что я тоже дал ей рождение и что мыфактически родили друг друга.

У меня возникло сильное чувство, что якоснулся одного из основополагающих космических процессов. Но оставаласьстранная проблема: я —мужчина и, следовательно, никогда не смогу дать биологическое рождение ребенку,однако, каким-то образом я нарушал цикл. Затем это чувство исчезло, и ко мнепришло переживание какого-то древнего женского архетипа — архетипа Рожающей Матери.Довольно долго роль матери была мне как-то яснее, чем роль ребенка. Ячувствовал себя заполненным своим ребенком, который одновременно был и мной иДжоан. Я пребывал в абсолютной фрустрации из-за своей неспособности родить,открыться и отпустить. Я был матерью без вагины, матерью без родового канала,матерью, не знающей, как позволить жизни, бившейся внутри меня, появиться насвет. Я мучительно боролся за то, чтобы найти способ отпустить, дать выйти,родить, но так и не добился успеха.

Повторное переживание рождения привело меняв полное замешательство. Никогда в жизни я не видел ни родового канала, ниродов, ни разрешения от бремени. Меня толкало и крушило, я находился в среде,казавшейся мне грязью и слизью. Она окружала меня со всех сторон, забила мнерот, стеснила дыхание. Я старался снова и снова выплюнуть слизь, избежатьудушья и в конце концов с тяжелым стоном умудрился очистить нос и рот, послечего начал дышать. Это принесло мне огромное облегчение. Другим аспектомродового переживания явилось замешательство по поводу того, что гениталии ибедра женщины служат местом секса и любви, и одновременно с этим там жерождается кошмар рождения и грязи.

Было много образов палача и жертвы какодного и того же лица, чаще всего, как матери и ребенка. В какой-то момент яиспытал ужасы Бухенвальда и увидел в Стэне нациста. У меня не было к немуненависти, лишь глубокое чувство, что он — нацист — и я — еврей — были одной и той же личностью, ичто я настолько же палач и убийца, насколько и жертва; я мог чувствовать себя вравной степени как нацистом, так и евреем.

В другой раз я ощутил себя опасным дляокружающих и предупредил Джоан быть со мной поосторожнее. Я почувствовал, какмои зубы становятся опасными ядовитыми клыками, и знал, что обращаюсь ввампира. Я обнаружил себя в полете темной ночью на огромных крыльях летучеймыши с обнаженными угрожающими клыками и выпущенными отравленными когтями. Япочувствовал себя одним из колдунов на ведьмовском шабаше, оседлавшим ночнойвоздух... несущимся по ночному небу, усыпанному звездами, но без луны. Я былопасным злом, наполненным колдовской силой. Однако что-то положило этому конец.Я думаю, это было перемена в музыке. Сцена сменилась, и я погрузился вэкстатическое, затопляющее сверкающее свечение. Следующая часть переживаниябыла на протяжении длительного времени в высшей степени эротической. Я прошелцелый ряд сексуальных оргий и фантазий, в которых сам исполнял все роли, аДжоан и Стэн иногда принимали участие, иногда нет. Стало ясно, что между сексоми процессом рождения нет никакого различия и что скользящие движения в сексебыли идентичны скользящим движениям в родах. Я с легкостью усвоил, что всякийраз, когда женщина сжимает меня, я должен просто уступить и скользить, куда быона меня ни толкала. Если я не боролся и не сопротивлялся, сжатие оказывалосьчрезвычайно приятным. Иногда я настораживался: а что, если там тупик и нетникакого выхода и я должен буду задохнуться Но каждый раз меня что-топодталкивало, мое тело изгибалось (меняло форму), я отпускал себя и легкоскользил туда, куда меня посылали. Тело мое было покрыто той же слизью, что ираньше, во время сеанса, но она уже не вызывала ни малейшего отвращения. Онадаже казалась теперь божественным умащиванием, которое так хорошо помогалодвижению в предлагаемую сторону. Снова и снова возникало переживание, что «все— к лучшему» («одно кодному»), что «это невероятно просто», что все годы борьбы, боли, стремленияпонять, продумать что-то — все это было абсурдом, и что это всегда было прямо здесь, передомной, что все это так просто. Вы просто отпускаете себя, а жизнь сжимает иподталкивает вас, смягчает и направляет вас в соответствии со своими законами.Удивительно, фантастично! Что за странная шутка, почему меня так долго дурачилисложности жизни! Снова и снова приходило это переживание, и я смеялся отнебывалой радости.

Перинатальная матрица IV.

Отделение от матери

(прекращение симбиотического союза с матерью

и формирование нового типа отношений)

Эта матрица относится к третьей клиническойстадии родов. Мучительные переживания достигают своей кульминации,проталкивание через родовой канал подходит к концу и вот крайнее напряжение истрадание сменяются неожиданным облегчением и релаксацией. Завершается периодзадержки дыхания и, как правило, недостаточного снабжения кислородом. Ребеноксовершает свой первый глубокий вдох, и его дыхательные пути раскрываются.Пуповину перерезают, и кровь, которая до этого циркулировала по сосудампуповины, направляется в легочную область. Физическое отделение от материзавершилось, и ребенок начинает свое существование в качестве анатомическинезависимого существа. После того как снова устанавливается физиологическийбаланс, новая ситуация оказывается несравненно лучше, чем две предшествовавшие,но в некоторых —весьма важных —аспектах она хуже, чем первоначальное ненарушенное первичное единство сматерью. Биологические нужды ребенка не удовлетворяются на непрерывной основе,нет и постоянной защиты от перепадов температуры, раздражающих шумов, измененияинтенсивности света, от неприятных тактильных ощущений. Степень приближенияпереживания в постнатальный период (БПМ-IV) к перинатальным переживаниям(БПМ-I) в значительной мере зависит от качества материнского ухода.

Подобно другим матрицам БПМ-IV имеетбиологическую и духовную грани. Ее активизация во время ЛСД-сеанса можетпривести к конкретному реалистическому повторному переживанию обстоятельствбиологического рождения. Иногда оно может включать в себя удивительные исовершенно специфические детали, которые временами удается проверить методомнезависимого опроса свидетелей. Наиболее частыми являются ссылки на запахприменявшихся анестезирующих препаратов, на звуки хирургических инструментов идругие шумы, на степень освещенности комнаты или окружения и нередко наособенности протекания родов (предлежание ребенка, обвитое пуповиной,использование хирургических щипцов, действия, связанные соживлением).

Проявление БПМ-IV на символическом идуховном уровнях состоит в переживаниисмерти-возрождения. Оно является прекращением иразрешением борьбы смерти-возрождения. Страдания и агония достигают кульминациив переживании тотального уничтожения на всех уровнях — физическом, эмоциональном,интеллектуальном, этическом и трансцендентальном. Человек переживаетокончательное биологическое разрушение, эмоциональный разгром, интеллектуальноениспровержение и крайнее моральное унижение. Обычно это иллюстрируется быстройпоследовательностью образов, связанных с событиями его прошлого и настоящего.Он чувствует себя абсолютной ошибкой в жизни с любой позиции. Кажется, что весьего мир коллапсирует и он утрачивает все ранее значимые точки отсчета. Этопереживание обычно называют смертью Эго. После того как человек пережил до самых глубин тотальноеуничтожение и «ударился о космическое дно», он зачастую бывает поражен видениемслепящего белого или золотого света и чувством облегчения и расширенияпространства. Общей атмосферой становится атмосфера освобождения, искупления,спасения, любви и всепрощения. Человек чувствует себя очищенным и освобожденнымот чувства вины, как если бы он снял с себя невероятное количество грязи, вины,агрессии и тревоги. Его переполняет любовь к ближним, он ощущает огромнуюценность теплых человеческих отношений, солидарности и дружбы. Такие чувствасопровождаются смирением и желанием оказать помощь, совершать добрые дела.Неразумные амбиции, жажда денег, общественного положения, престижа или властикажутся в этом состоянии абсурдными: трудно поверить, что эти ценностипредставлялись ему крайне важными и что он так усердно ихдомогался.

Из этого описания должно стать очевиднымсуществование перекрывающихся элементов между БПМ-I и БПM-IV. Дело в том, чтопереживание биологического рождения и духовного возрождения частосопровождается чувством космического единства. В этом контекстетрансцендентальные элементы сплавляются в единый комплекс с переживаниями«хорошей матки» и «хорошей груди» и приятными детскими воспоминаниями.Восприятие естественной красоты значительно усиливается, а простой,бесхитростный образ жизни в тесном контакте с природой представляется наиболеежелательным. Глубина и мудрость учений, проповедующих или поддерживающих такуюжизненную ориентацию, — будь то философия Руссо, учения даосизма или дзен-буддизма— оказываютсяочевидными и бесспорными.

В этом состоянии все сенсорные пути широкооткрыты, чувства обостряются, человек радуется всем нюансам восприятия,открывающим новый мир. Восприятие окружения приобретает определенное качествопервозданности и новизны; каждый сенсорный стимул, будь он визуальным,акустическим, обонятельным, вкусовым или тактильным, оказывается совершенносвежим, новым и вместе с тем необычайно волнующим. Испытуемые сообщают обистинном видении миравпервые в своей жизни, об открытии новых путей слушания музыки и о бесконечномудовольствии в запахах и вкусе.

Индивид, настроенный на эту область опыта,обычно обнаруживает внутри себя истинные положительные ценности, такие, какчувство справедливости, тонкое восприятие красоты, чувство любви, уважение ксебе и к другим. Эти ценности, так же как стремление к ним и соответствующее имповедение, оказываются на данном уровне внутренней частью личности. Их нельзяинтерпретировать в психоаналитических терминах как формации реагирования напротивоположные тенденции или как сублимацию примитивных, инстинктивныхпобуждений. Индивид переживает их без какого-либо конфликта, как естественнуюлогическую и интегральную часть более высокого универсального порядка. В этойсвязи интересно указать на удивительные параллели с концепцией метаценностей иметамотиваций Абрахама Мэслоу, явившейся результатом наблюдения за лицами, укоторых в повседневной жизни имели место спонтанные «пиковые переживания»[14].

У испытуемого, завершившего ряд переживаниесмерти-возрождения и стабилизировавшегося под влиянием БПM-IV, чувство радостии разрешения проблематики сопровождается глубокой эмоциональнойраскрепощенностью, безмятежностью и спокойствием. Иногда можно наблюдатьакцентирование чувства освобождения и личного триумфа и их искажения до такойстепени, что они становятся карикатурой. Поведение человека в этом состоянииприобретает качество вынужденности и маниакальности: он не может сидеть илилежать спокойно, бегает, вслух восхищается безграничной красотой и значимостьюсвоего переживания, хочет отпраздновать это событие и строит грандиозные планыизменения мира. Эта ситуация указывает на то, что переживание второго рожденияеще не завершилось полностью. Такой индивид в своем переживании уже настроилсяна БПM-IV, но все еще находится под влиянием не нашедших своего разрешенияэлементов БПM-III, в особенности тревоги и агрессии. После того как этиостаточные отрицательные чувства проработаны и интегрированы, переживаниевозрождения возникает в чистой форме.

Положительная атмосфера БПМ-IV может такженеожиданно прерываться специфическим комплексом неприятных симптомов. Онвключает в себя острые проникающие боли в пупочной области, которые обычнопроецируются на мочевой пузырь, пенис и яички или же на матку. Болисопровождаются затруднением дыхания, мучительными страданиями и крайнеболезненным состоянием, ощущением серьезных изменений в теле, сильным страхомсмерти и кастрации. Этот страх может быть связан с оживлением памяти особытиях, включающих угрозу кастрации или же так проинтерпретированных.Наиболее частой из них является процедура обрезания; у тех, кто не подвергалсяэтой процедуре, такую роль играет память о хирургическом вмешательстве напенисе (например, об операции фимоза и т.п.). Женщины в этом контексте могутпереживать ощущения, связанные с расширением шейки матки, искусственнымиабортами, осложненными инфекциями, острыми циститами и другимигинекологическими заболеваниями. Весь эпизод, обычно непродолжительный,определяется некоторыми испытуемыми как оживление памяти о кризисе, связанном сперерезанием пуповины. Его можно отличить от похожих переживаний, связанных спредыдущей стадией (БПМ-III), по полному отсутствию внешнего давления и по томуфакту, что боли концентрируются в области живота. Наблюдения, сделанные вовремя ЛСД-сеансов, указывают на то, что это переживание представляет собойглубокий источник страха кастрации.

Религиозная и мифологическая символикачетвертой перинатальной матрицы богата и разнообразна. Подобно другим матрицам,она находит отражение в различных культурных традициях. Переживание смерти Эгочасто связывается и с образами различных ужасных и разрушающих божеств,упоминавшихся выше. Человек может переживать себя отданным в жертву богинеКали. Испытывая смертные муки, он должен предстать перед ее ужасающим образом,услышать холодный стук черепов ее ожерелья, целовать и лизать ее окровавленнуювагину. Он может также отождествиться с ребенком, которого мать бросает впожирающее пламя, бушующее внутри гигантской статуи Молоха. В несколькихслучаях окончательное разрушение переживалось под могучей, сокрушающей поступьюШивы Разрушителя, совершающего свой вдохновенный танец по пылающей земле. Ещеодним частым символом смерти Эго являлось переживание себя как жертвыацтекскому богу Солнца — Уицилопочтли. В этом случае индивид ощущает, как жрец вспарываетему грудь обсидиановым ножом и вырывает из нее еще живое сердце. Сценавозрождения часто символизируется отождествлением с особыми божествами— такими, какмезоамериканский бог Кетцалькоатль, являющийся в форме оперенного змея, илиегипетский бог Озирис, убитый и расчлененный на куски его злым братом Сетом ивновь собранный его женой и сестрой Изидой. Иногда другие божества,символизирующие смерть и воскресение, — Дионис, Орфей, Персефона и Адонис— возникают ваналогичном контексте.

Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |   ...   | 37 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.