WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 37 |

Вторая перинатальная матрица относится кпервой клинической стадии родов. Внутриутробное существование, близкое внормальных условиях к идеалу, подходит к концу. Мир плода нарушен, вначалековарно — посредствомхимических воздействий, позднее грубым механическим путем — периодическими схватками. Этосоздает ситуацию полной неопределенности и угрозы для жизни с различнымипризнаками телесного дискомфорта. На этой стадии маточные схватки затрагиваютплод, но шейка матки еще закрыта, и пути наружу нет. Мать и ребенок становятсяисточником боли друг для друга и вступают в биологический конфликт.

Существуют значительные расхождения впродолжительности схваток (так же, как и продолжительности всего процессародов). Можно предположить, что это переживание намного опустошительнее вслучае патологических родов с большей продолжительностью, вызванной слишкомузким тазом, ненормальным положением плода, недостаточной интенсивностьюсхваток, чрезмерными размерами плода и другими видами осложнений. Однако ясно,что страх и замешательство неопытной матери, отчетливо негативное или в сильнойстепени двойственное отношение матери к неродившемуся ребенку или к самомупроцессу родов может сделать эту стадию еще более трудной (как для матери, таки для ребенка). Все это может влиять на физиологическую взаимосвязь междуродовыми схватками и открытием шейки матки (В этой связи интересно отметить,что многие женщины из моих пациентов, проживших заново роды в ЛCД-сеансах,интуитивно поняли, насколько их негативные чувства и отношения сказываются народовом процессе.).

Элементы БПМ-II могут встречаться вЛCД-сеансах в чистой биологической форме как реалистическая память об этойстадии родового процесса. Но более часто активизация данной матрицы ведет кдовольно характерному духовному переживанию безысходности, или «ада». Человекощущает себя запертым в замкнутом мире и испытывает невероятные физические ипсихологические муки из-за этого. Описываемое переживание характеризуетсяпоразительным затемнением визуального поля и зловещими цветами. Подобнаяситуация совершенно невыносима, она представляется бесконечной и безнадежной:бежать некуда ни во времени, ни в пространстве. Часто возникает ощущение, чтодаже самоубийство не прекратит ее и не принесет облегчения.

Характерные элементы этой схемы опыта могутпереживаться на нескольких различных уровнях, которые могут проявлятьсяотдельно, одновременно или попеременно. Самые глубокие уровни переживанийсвязаны с различными понятиями ада, с ситуациями невыносимого физического,психологического и метафизического страдания, которому никогда не будет конца,как это описано различными религиями. На более поверхностном уровне той жесамой схемы опыта испытуемый захвачен ситуацией в этом мире и воспринимает ее свесьма ограниченной отрицательной, предвзятой позиции.

Рисунок, отображающий переживание глубокойдепрессии, безнадежности и отчаяния во время ЛCД-сеанса.

Он выборочно осознает лишь безобразные, злыеи безнадежные аспекты существования. На этой стадии наша планета воспринимаетсякак место апокалипсиса, полное ужаса, страданий, войн, эпидемий, несчастныхслучаев и природных катаклизмов. Индивид неспособен обнаружить или оценитькакие-либо положительные аспекты Вселенной или человеческой природы, приятныестороны жизни, естественную красоту или же совершенство художественныхтворений. Для этой ситуации типична эмпатия и самоотождествление с гонимыми,отверженными, притесненными. Человек может чувствовать себя всеми темисолдатами, что когда-либо погибали на полях сражений, всеми жертвами испанскойинквизиции, узниками концентрационных лагерей, больными, умирающими отнеизлечимых болезней, дряхлыми, теряющими память стариками, матерями и детьми,умирающими во время родов, обитателями психиатрических лечебниц, лишенныминадежды когда-нибудь оттуда выбраться. Другая типичная категория видений,относящихся к этой перинатальной матрице, включает в себя дегуманизированный,гротескный мир автоматов, роботов, механических устройств, атмосферучеловеческих монстров и аномалий, демонстрируемых в цирке, или же лишенныйсмысла марионеточный мир кабаков и притонов.

Для личности, настроившейся в своихпереживаниях на элементы БПМ-II, человеческая жизнь кажется лишенной всякогосмысла. Существование представляется не только нелепым, но и уродливым иабсурдным, а поиск любого смысла в жизни — совершенно пустым и заранееобреченным на неудачу. Люди брошены в этот мир без какой-либо возможностивыбора, где, когда и от кого им родиться. Единственным надежным в жизниоказывается тот факт, что она не бесконечна. Факт человеческой смертности инепостоянства всех вещей висит постоянно над нами как дамоклов меч в каждуюминуту наших жизней и уничтожает всякую надежду на то, что хоть что-то имеетзначение.

Те, кто пережил встречу со смертью в рамкахБПМ-II, часто проводят аналогию между агонией рождения и смерти, что еще большеусиливает чувство безнадежности. В такой ситуации человек чувствует себяумирающим в настоящий момент и глубоко вовлекается в эсхатологическоенастроение. В то же время он может ощущать, что его настоящая агония идентичнастраданию, которое он переживал при своем биологическом рождении. Он можетувидеть себя в будущем, в самом конце своей жизни, и обнаружить, что те жесамые чувства присущи и смертной агонии. Мы страдаем, когда рождаемся, иумираем в страдании: агония рождения идентична агонии смерти. Что бы мы нипытались делать в промежутке между ними, это не может изменить того факта, чтовсе мы равны в смерти и обнаруживаем себя в той же ситуации, перед которойстояли лицом к лицу при появлении на свет. Мы вступили в этот мир совершеннобеспомощными, ничего при себе не имея, такими же мы и покинем его.

Этот экзистенциальный кризис иллюстрируетсяобычно разнообразием видений, рисующих бессмысленность жизни и абсурдностькаких бы то ни было усилий, чтобы изменить этот факт. Такие видения могутпоказывать жизнь и смерть могущественных королей и диктаторов, тех, кто достигвысшей власти или стал обладателем немыслимых богатств. Тайный и явный смыслздесь тот, что в смерти эти люди ничем не отличаются от простых смертных. Тем,кто оказался перед лицом столь глубокого экзистенциального кризиса, этопереживание часто помогает глубоко понять смысл выражений «memento mоri»,«vanitas vanitatum», или «ты прах, и в прах вернешься».

А понимание этого ведет к новому осмыслениюи оценке философии экзистенциалистов — таких, как Мартин Хайдеггер,Серен Кьеркегор, Альбер Камю и Жан-Поль Сартр. Экзистенциалисты, по-видимомубыли настроены на этот комплекс переживаний, будучи не в состоянии отыскатьединственное возможное решение, выражаемое понятием «трансценденция».Испытуемые часто обращаются к пьесе Сартра «Нет выхода» как к блестящемуописанию чувств, пережитых ими при исследовании своей жизни и своихмежличностных отношений под влиянием стереотипа «нет выхода» в БПМ-II.Некоторые ссылались также на «Путешествие к концу ночи» Целина как на яркийпример умышленного фокусирования на негативных аспектах человеческогосуществования.

Мучительное чувство обособленности,отчуждения, метафизического одиночества, беспомощности, безнадежности,неполноценности и вины представляют собой стандартные компоненты БПМ-II.Смотрит ли человек на свою настоящую жизненную ситуацию и поведение илиисследует свое прошлое, обстоятельства и события всей его жизни одинаковоуказывают то, что он —совершенно никчемное и скверное существо. Чувство вины по своей интенсивностиобычно выходит за рамки событий, к которым индивид его привязывает. Оно кажетсянаделенным первичным качеством, присущим человеческой природе и можетдостигнуть метафизических размеров библейского первородного греха. Другимважным аспектом ситуации «нет выхода» является чувство сквозного безумия: какправило, люди чувствуют, что утратили всякий психический контроль и сталинастоящими психотиками или что они окончательно осознали абсурдность бытия иуже никогда не смогут вернуться к щадящему самообману, который являетсянеобходимой предпосылкой нормальности.

Символические образы, сопровождающиепереживания БПМ-II, охватывают довольно широкий диапазон. Наиболее общимиявляются видения «ада» в том виде, как он описывается и изображается вразличных религиях; это и традиционные христианские представления об аде, иподземный мир древних греков, и соответствующие элементы индуистской ибуддистской традиций. Особенно часты ссылки на знаменитые фигуры греческойхтонической мифологии: Сизиф, обреченный вечно вкатывать огромный валун навершину горы, Иксион, привязанный к вращающемуся колесу, Тантал, мучимыйневыносимой жаждой и голодом, Прометей, прикованный к скале и терзаемый орлом,пожирающим его печень. Греческая трагедия с ее безжалостным и необратимымходом, с виной, передающейся от поколения к поколению, и с неотвратимойсудьбой, вероятно, тесно связана с этой областью и является важным источникомсимволических иллюстраций. Столь же общим является образ Эриний,символизирующих гложущую вину и угрызения совести.

Библейские темы, возникающие в этомконтексте, включают историю изгнания Адама и Евы из рая, видения Христа вГефсиманском саду, и в особенности его осмеяние и унижение, его страдание,когда он нес крест, и его биологическую и психологическую агонию во времясамого распятия («Отец, почему ты оставил меня»). Концепция темной ночи Души,которую описал св. Иоанн Делякрус, также иногда упоминалась в этом контексте.Другой интересный источник символических образов — история жизни Будды, значение егоЧетырех Чрезвычайных Прозрений (Так называемые Четыре Чрезвычайных Прозренияпредопределили решение Будды оставить семью и свою роскошную жизнь во дворце истимулировали его поиски просветления. Во время своих прогулок в окрестностяхгорода он последовательно увидел четыре сцены, которые произвели на негонеизгладимое впечатление: первая из них — сгорбленный старик, дряхлый, свыпавшими зубами и седыми волосами; вторая сцена — человек, лежащий у дороги,мучимый неизлечимой болезнью; в третьем случае он увидел труп; и, наконец, онувидел монаха с бритой головой и в оранжевом одеянии. Интересно отметить, чтоименно жестокость встречи с явлениями дряхлости, болезни и смерти (БПМ II) наЛCД-сеансах оказывается толчком в переключении внимания с мирских амбиций надуховные поиски.) и акцент на страдании, как это выражено в его ЧетырехБлагородных Истинах.

Иногда во время ЛCД-сеансов в рамках БПМ-IIвозникают ситуации и персонажи мировой литературы и специфические образывеликих художников. Наиболее частыми из них являются ссылки на описание ада в«Божественной комедии» Данте, на сцены из книг Эмиля Золя, описывающие темные иотталкивающие аспекты человеческой природы, и на произведения ФедораДостоевского с их эмоциональными страданиями, атмосферой безумия и сценамибессмысленной жестокости. Уместно упомянуть здесь и мрачные рассказы ЭдгараАллана По о нечеловеческих пытках и ужасе. В этом контексте возникают кошмары ипричудливые существа Иеронима Босха, мрачный мир скелетов Джеймса Энсора с егоболезненными видениями карнавалов, образы ужасов войны Франсиско Гойи,апокалиптических видений Сальвадора Дали и других сюрреалистов, многочисленныепредставления ада и Страшного суда.

Человек, оказавшийся в западне ситуации «нетвыхода», ясно видит бессмысленность человеческого существования, однако изовсех сил пытается найти смысл жизни. Эта борьба часто совпадаете тем, чтопереживается как попытка плода выйти из закрытой матки и спасти свою жизнь.Невозможная задача отыскать в жизни смысл может оказаться в этом контекстенеобходимым условием рождения и прекращения невыносимой ситуации «нетвыхода».

Интересно отметить связь переживаний второйперинатальной матрицы с самым началом и первыми стадиями родов. Эта ситуацияпереживается во время ЛСД-сеанса как все более глубокое осознание неизбежнойопасности жизни или как космическоепоглощение. Имеет место интенсивная тревога, ноисточник ее не удается идентифицировать. Атмосфера нависшей угрозы можетпривести к параноидальной настроенности. Нередко испытуемый интерпретирует этитревожные чувства как результат враждебного влияния различных тайныхорганизаций или инопланетян, как следствие отравления, радиационного облученияили воздействия токсических газов. Усиление этого переживания ведет к видениюбезлунных пучин, космических водоворотов, неумолимо засасывающих в свой центр.Часто вариацией переживания этого поглощения является заглатывание и пленениеужасающим монстром, напоминающим гигантского дракона, питона, осьминога илипаука. Менее драматическим переживанием подобного рода является, по-видимому,спуск в подземный мир и столкновение с различными монстроподобнымисуществами.

Среди типичных физических симптомов,связанных с переживаниями БПМ-II, следует указать ощущение очень сильногодавления на голову и тело, звон в ушах (как при нырянии на большую глубину),мучительные боли в различных частях тела, затруднения с дыханием, острыесердечные приступы и резкие перепады температуры.

В качестве матрицы памяти БПМ-IIпредставляет собой основу для записи всех неприятных жизненных ситуаций, вкоторых непреодолимая разрушительная сила давит на пассивного и беспомощногочеловека. Наиболее типичными и частыми примерами в этом отношении являютсяситуации с угрозой выживанию и целостности тела. Так, в этом контексте довольнорегулярно всплывают воспоминания ощущений, связанные с различными операциями,такими, как удаление аппендикса или гланд, ампутация конечностей и сложныеслучаи удаления зубов, или же имеет место полное оживление в памяти всехобстоятельств таких процедур. То же самое происходит и в случае болезней,ранений и несчастных случаев, чрезмерных мышечных растяжений, при истощении,переживаний тюремного заключения и жестоких методов допросов, особенновключающих длительное лишение пищи и воды. Ранее уже упоминалось, что болезни иситуации, вызывающие удушье, очевидно, имеют особое значение с этой точкизрения. У лиц, испытавших на себе тяготы военного времени (осады, воздушныеналеты, плен) или побывавших в клаустрофобических ситуациях (угольные шахты,обвалившиеся дома, подводное плавание), воспоминание таких событий вЛCД-сеансах также происходит в тесной связи с элементами БПМ-II.

На каком-то более тонком уровне этакатегория включает также воспоминания о беспомощности человека в случаепсихологических фрустраций, таких, как чувство заброшенности, эмоциональнаяотверженность или изоляция, угрожающие события и ситуации подавления взамкнутой семье.

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 37 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.