WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 37 |

Есть некоторые свидетельства, что виденияразличных демонов и ужасных божеств, которые проявляются во время этих сеансови, как представляется, отделяют испытуемого от полного блаженства Вселенной,тесно связаны с нарушениями во время беременности и кризисами развитияэмбриона. Подобно божествам, имеющим отношение к положительным внутриутробнымпереживаниям, они могут принимать форму демонов, известных в различныхкультурах, или могут быть идентифицированы как архетипы. Помимо столкновений сдемонами и эпизодов физического страдания, некоторые индивиды переживают такжеразличные эпизоды, которые обозначают как воспоминание прошлых воплощений.Характер этих переживаний можно проиллюстрировать продвинутым сеансомпсихолитической серии профессионала, принимавшего участие в программеЛCД-обучения.

Во время сеанса, в котором он попеременнопереживал эпизоды «хорошей» и «плохой» матки, он понял, что обнаружил путь кпониманию демонов различных культур, в особенности Индии и Тибета. Он вдругувидел поразительную связь между состоянием ума Будды, сидящего в глубокоймедитации, и состоянием эмбриона в хорошей матке. Демоны, окружающиеисполненную глубокого покоя фигуру Будды на многих индийских и тибетскихрелигиозных изображениях представляли, как ему казалось, различные формынарушений внутриутробного существования. Испытуемый мог различать среди нихкровавых, открыто агрессивных и свирепых, символизирующих опасности физическогорождения. Другие, коварные и скрытые, представляли собой вредные влияниявнутриутробной жизни. На другом уровне он одновременно переживал эпизоды,которые представлялись воспоминаниями прошлых воплощений. Казалось, чтоэлементы дурной кармы входили в его теперешнюю жизнь в форме нарушений егоэмбрионального существования и как негативные переживания младенчества идетства. Он видел опыт «плохой матки» и «плохой груди» как точки трансформациимежду областью кармического закона и феноменальным миром, управляемыместественными законами, как мы их знаем.

Люди, переживавшие во время ЛCД-сеансовэпизоды внутриутробных страданий, часто описывали перцептуальные иконцептуальные искажения, которые удивительно напоминали мир шизофреника. Те жеиз них, у кого были родственники или знакомые, действительно больныешизофренией или страдающие параноидальными растройствами, могли в такие моментыпочувствовать свою полную идентичность с этими личностями и прийти к болееглубокому психологическому пониманию их проблем. Многочисленные психиатры ипсихологи, принимающие участие в ЛCД-обучении рассказывают, что они вспоминаюти буквально визуализируют своих психически больных, способны настроиться на ихмир и понять их. Результаты наблюдений на таких сеансах дают возможностьпредположить, что ненарушенные внутриутробные переживания тесно связаны срелигиозными и мистическими переживаниями. И наоборот, субъективныесоставляющие нарушений внутриутробной жизни могут оказаться источникомшизофренических переживаний и параноидальных состояний. Близость этих состоянийи простой переход от одного из них к другому могли бы объяснить опаснуювременами грань между шизофренией и духовным просветлением, а также спонтанныеслучаи религиозного и мистического опыта у некоторых острыхпсихотиков.

Что касается механизмов памяти, положительные аспекты БПМ-I представляютсобой основу для записи всех более поздних жизненных ситуаций, в которыхиндивид раскрепощен, относительно свободен от нужд и не затронут какими-либоболезненными и неприятными воздействиями. Оживление воспоминаний, отмеченныхчувством удовлетворения, безопасности и другими сильными положительнымиэмоциями, происходит в ЛСД-сеансах в тесной связи с экстатическими чувствамиБПМ-I — либоодновременно, либо перемежаясь с ними. Положительная СКО, связанная с этойматрицей, включает в себя счастливые периоды младенчества и детства— такие, какудовлетворение основных потребностей, беззаботные и радостные игры сровесниками или гармоничные эпизоды жизни в семье. Воспоминания более позднихпериодов жизни, возникающих в этом контексте, включают особенно приятныелюбовные отношения с эмоциональным и сексуальным удовлетворением. Столь жеважными являются воспоминания о встрече с естественной красотой: рассветами изакатами, спокойной гладью моря или озера, многоцветной флорой и фауной,коралловыми рифами и другими сферами подводного мира, голубым или усыпаннымзвездами небом, с тропическими островами, буйной сочной растительностьюджунглей, высокими горами, романтическими реками, лесными ландшафтами и сосвещенными сталагмитовыми пещерами. Созданные человеком творения высочайшейэстетической ценности также играют важную роль в этом контексте. Образы,связанные с произведениями искусства — картинами, скульптурами,археологическими памятниками, ювелирными изделиями, бриллиантами, а также свидениями храмов, дворцов и замков регулярно возникают в тесной взаимосвязи сэкстатическими чувствами этой перинатальной матрицы. Особенно значительнымиоказываются ассоциации с определенной музыкой и танцами. Это же верно и вотношении плавания и купания в горных потоках, водопадах, больших чистых рекахи озерах или в океане.

Ассоциации с отрицательными аспектами БПМ-I этонегативное зеркальное отражение вышеописанной ситуации. Воспоминания,принадлежащие к этой категории, включают в себя ненормальные отношения в семьеиспытуемого, детские дисфункции и болезни; переполненные промышленнымипредприятиями города и другие неприглядные сцены; загрязнение воздуха, озер ирек; безвкусные и извращенные образцы искусства.

Что касается фрейдовских эрогенных зон дляположительных аспектов БПМ-I, то я, с одной стороны, нахожу соответствие вбиологическом и психологическом состоянии, при котором ни в одной из них нетнапряжения, а все частичные стремления удовлетворены. С другой — поверхностное и частичноеудовлетворение потребностей, ощущаемое в этих зонах (насыщение голода,ослабление напряжения уринацией, дефекацией, сексуальным оргазмом или родами),может приближать к свободному от напряжения экстатическому переживанию,описанному выше.

Следующее описание обучающего ЛСД-сеансапсихиатра может оказаться полезной иллюстрацией психоделического переживания,ведомого положительными и отрицательными аспектами БПМ-I.

Несмотря на относительно высокую дозу ЛСД(300 микрограмм), скрытый период оказался чрезвычайно длинным. Первых признаковпришлось ждать целый час после приема препарата, но даже потом, по крайней мерееще час, они были незначительными. Я не испытывал каких-либо серьезныхперцептуальных и эмоциональных изменений, за исключением комплекса физическихсимптомов, напоминающих начало простуды. Он состоял из чувства общегонедомогания, холодного озноба и странного неприятного вкуса во рту,незначительной тошноты и неприятных ощущений в кишечнике. Волны легких судороги дрожи временами проходили по мышцам моего тела, а кожа покрывалась капелькамипота.

Через два часа после принятия препарата япочувствовал нетерпение. Я не мог поверить, что высокая доза ЛСД, которая напредыдущем сеансе вызвала драматические изменения (до такой степени, чтовременами я опасался, что мой рассудок и даже моя жизнь под угрозой), на этотраз привела к такой слабой реакции. Я решил закрыть глаза и посмотреть, что жепроисходит. В этот момент переживание углубилось, и я понял, что то, что соткрытыми глазами представлялось взрослому как вирусная болезнь, теперь сталореалистической ситуацией страданий плода во время его внутриутробногосуществования от какого-то непонятного токсического воздействия. Я почувствовалсебя значительно уменьшенным в размерах, а моя голова была значительно большеотносительно тела и конечностей. Я находился в подвешенном состоянии в жидкойсреде, и какие-то вредные химикалии проникали в мое тело через пупочнуюобласть. Используя некоторые неизвестные рецепторы, я определил эти влияния каквредные и враждебные моему организму. Я мог также по вкусу воспринимать вредноекачество входящих веществ. Ощущение, как казалось, состояло из вкуса смеси йодас разлагающейся кровью или со старым бульоном.

Когда это происходило, я осознавал, что этитоксические «приступы» имели какую-то связь с состоянием и деятельностьюматеринского организма. Иногда я мог различить влияния, которые вызывалисьприемом алкоголя, неподходящей пищей или курением; в другой раз я воспринималэто как химические медиаторы эмоций моей матери — тревоги, нервозности, гнева,противоречивых чувств относительно беременности и даже сексуальноговозбуждения. Идея о проницательности сознания, существующего у плода, ивозможность субъективного осознания всех нюансов его взаимодействия с матерьюявно противоречили моим укрепившимся концепциям, основанным на изучениимедицины. Реальность и конкретный характер этих переживаний, так же как и ихвесьма убедительное качество, вызывали во мне как в «ученом» в течениенекоторого времени весьма серьезный конфликт. Затем неожиданно пришло решениеэтой проблемы; мне стало ясно, что более уместно было бы признать необходимостьпересмотра научных допущений — что не раз случалось в истории человечества — чем подвергать сомнениюподлинность моего собственного переживания.

Когда я сумел оставить мое аналитическоемышление и принять переживание таким, каково оно есть, характер сеанса резкоизменился. Состояние болезненности и дискомфорта исчезло, и я начал испытыватьпостепенно нарастающий экстаз, сопровождавшийся прояснением и высветлениеммоего визуального поля. Это было похоже на то, как если бы были сорваны иотброшены многочисленные слои грязной паутины или как если бы слабое ирасплывчатое изображение на кино- или телеэкране было сфокусировано иисправлено неким невидимым космическим техником. Сцена открылась, и мощныйпоток света и энергии охватил меня и устремился тонкими вибрациями сквозь всемое существо. На одном уровне я все еще был эмбрионом, переживающим высшеесовершенство и блаженство благополучной матки, или новорожденным, сливающимся скормящей и дающей жизнь грудью. На другом — я стал всей Вселенной. Я былсвидетелем представления макрокосма с бесчисленными пульсирующими ивибрирующими галактиками и одновременно был самим макрокосмом. Лучистые,захватывающие дух космические перспективы перемежались с переживаниями не менеепрекрасного микрокосма — от пляски атомов и молекул до возникновения жизни и биохимическогомира отдельных клеток.

Впервые я переживал Вселенную такой, каковаона есть в действительности, — непостижимой тайной, божественной игрой энергии. Все во Вселеннойоказалось сознательным. После того как я допустил возможность сознания уэмбриона, я пришел к еще более удивительному открытию: сознание пропитываетсобой всю Вселенную. Мой разум — разум ученого — подвергся при этом тяжкому испытанию, пока я не понял, что, хотямногие из этих переживаний были несовместимы со здравым смыслом, они все жеимеют отношение к науке. Это открытие было, конечно, не более поразительным,чем скрытый смысл теории относительности Эйнштейна, квантовой механики,различных астрономических концепций и современных теорий космогенеза.Пантеистические религии, философия Спинозы, учение Будды, индийская концепцияАтмана-Брахмана, майя и лилла — все это неожиданно наполнилось жизнью и осветилось новым смыслом.Это невероятно богатое и сложное переживание длилось, казалось, целую вечность.Я колебался между состоянием страдающего, больного эмбриона и блаженствомбезмятежного внутриутробного существования. Временами вредные влияния принималиформу демонов из мира волшебных сказок. Я понял наконец, почему детская психиканастолько очаровывается разными сказками и их персонажами. Некоторые из этихинсайтов несли несравненно более высокую ценность. Стремление сновавосстановить состояние тотального совершенства, пережитое однажды в материнскойутробе, оказывается первичной мотивирующей силой у каждого человека. Этотпринцип, очевидно, лежит в основе неизбежного счастливого завершения сказок, атакже мечты революционеров о будущей Утопии, потребности артиста в одобрениипублики или амбициозной гонки за богатством, высоким положением и славой. Мнестало ясно, что здесь лежит ответ на извечную человеческую дилемму. Я понял,что ненасытную жажду и нужду не удовлетворишь никаким достижением и успехом вовнешнем мире. Единственным решением остается восстановление связи со своимсобственным умом, своим собственным бессознательным. И я неожиданно осозналпослание духовных учителей: единственнаяреволюция, способная принести желанные плоды,— это внутренняятрансформация каждого человеческого существа.

Во время того, что, очевидно, было эпизодамипереживания положительной памяти эмбрионального существования, я испытывалчувства основополагающей идентичности и единства со Вселенной. Это былоДао, Запредельность, котораяВнутри, Tаm твам аси (Ты естьТо) из Упанишад. Я потерял ощущение индивидуальности. Мое Эго растворилось, и ястал всем существованием. Временами это переживание было неощутимым и лишеннымвсякого содержания, временами сопровождалось прекрасными видениями — архетипическими образами рая,изначальным рогом изобилия, картинами золотого века или девственной природы. Ястановился рыбой, плавающей в кристально чистой воде, бабочками, порхавшими надгорными лугами, и чайками, парившими над морем. Я был океаном, различнымиживотными, растениями, облаками — иногда всеми ими в одно и то же время.

Один раз ощущение пребывания в«благополучной матке» открылось, очевидно, не в пространстве, а во времени. Кмоему крайнему изумлению, я вспомнил свое собственное зачатие и различныестадии своего эмбрионального развития. Переживая все сложности эмбриогенеза вдеталях, превосходящих лучшие медицинские книги, я вдруг перенесся в еще болееотдаленное прошлое, визуализируя филогенетические следы из жизни своих животныхпредков. Ученый во мне был поражен другой загадкой: может ли генетический кодпри определенных обстоятельствах быть транслирован в сознательное переживаниеЯ решил подумать над этой проблемой позже, а сейчас отдаться увлекательной игретайн природы.

После полудня не произошло ничегоконкретного, а большую часть вечера я провел в ощущении своего единства сприродой и Вселенной, купаясь в золотом свете, который постепенно утрачивалсвою интенсивность. Не без сопротивления я расстался с этим переживанием ивернулся к своему обычному состоянию сознания. Я чувствовал, что в день сеансасо мной случилось нечто чрезвычайно важное и что я уже никогда не буду прежним.Я достиг нового чувства гармонии, самопринятия и глобального пониманиясуществования, которое трудно поддается определению. Долгое время я чувствовалсебя так, будто я состою из чистой энергии и чистых духовных вибраций,совершенно не сознавая своего физического состояния. Поздно вечером моесознание постепенно вернулось в обиталище, оказавшееся моим исцеленным,здоровым и в совершенстве функционирующим телом.

Перинатальная матрица II.

Антагонизм с матерью

(схватки в закрытой матке)

Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 37 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.