WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 37 |

При проработке сложившихся в последние годысвоей жизни слоев СКО Ричард имел дело с политическими преследованиями. В связис этим красное кресло, стоявшее в комнате, преображалось в ненасытного ужасногомонстра с разинутой пастью, собирающегося на него наброситься. Оносимволизировало для Ричарда красный террор, жертвой которого он стал. Картинана стене превращалась в нацистский пропагандистский плакат, распространенный вгоды войны в Чехословакии и предупреждавший о советской угрозе. На нем огромнаякрасная лапа опускалась на Пражский замок. Под ней стояла надпись: «Если онасхватит тебя, ты погибнешь!» Главная проблема переноса заключалась в том, чтоРичард подозревал терапевта в принадлежности к коммунистической партии имучился сомнениями по поводу того, можно ли ему доверять. Прежде чем вспомнитьпереживание, связанное с поражением электрическим током, Ричард увиделтерапевта в образе огромного робота из научной фантастики, являвшего собойсложную систему из конденсаторов, трансформаторов, соленоидов, реле и кабелей.Электрические разряды, указывавшие на высокое напряжение, вспыхивали на лицеробота, а мигающий красный цвет на голове оповещал о непосредственнойопасности. Ричард испугался электрического разряда, который мог эманировать изтела терапевта и поразить его. Он испытывал также интенсивный страх при видеэлектрических лампочек, розеток, вилок и разнообразных электрическихприспособлений в помещении. В сеансах, когда Ричард работал с травматическимипереживаниями, связанными с отцом, он подозревал, что врач пьян. При этом оннаблюдал его превращение в различные персонажи, включая хронических алкоголикови бродяг, а в конце концов — в образ его собственного отца-пропойцы. Он ожидал со сторонытерапевта пренебрежения, жестокости и недостатка внимания. На подходах к ядрупереживаний Ричард воспринимал психотерапевта как фермера: обстановка приобреласельский вид, а звуки и запахи напомнили ему жаркий летний день вполе.

В этой связи следует упомянуть другоеинтересное наблюдение, касающееся проявления СКО в ЛСД-сеансах. Всякий раз,когда травматическое событие включает межличностную ситуацию, испытуемый,переживая ее поп влиянием ЛСД, по-видимому, должен пройти и испытать всехзадействованных в ней персонажей. Так, в случае, если основная темапредставляет собой агрессивное нападение на него, он должен пережить как рольжертвы, включая все эмоциональные и физические чувства, так и роль агрессора(Эта ситуация является яркой психодраматической аналогией того, что Анна Фрейдв своей работе «Эго и механизмы защиты» определяет как идентификацию сагрессором.). Если данному лицу пришлось быть наблюдателем такая сцепи, то витоге он должен пережить все три роли. К примеру, полное переживание типичнойфрейдовской «первичной сцены», т.е. ситуации детского свидетельства половогоакта родителей, включает в себя последовательное отождествление пациента сролью агрессивного самца, подвергающейся преследованию самки инаблюдателя.

Динамическое взаимодействие между СКО истимулами среды

Детальное изучение содержания и динамикииндивидуальных ЛСД-сеансов, составляющих психолитическую серию, а такжеразвернутый анализ изменений в клинической симптоматике пациента и жизненнойситуации в промежутках между сеансами, открывает весьма сложные взаимодействиямежду СКО и факторами окружения. Эти наблюдения столь важны, что заслуживаютособого внимания. Выше описывается, как СКО, активизированная во времяЛСД-сеанса, определяет природу переживания пациента и способ восприятия имокружения. Это часто выливается в стремление экстериоризировать содержаниеотдельного слоя СКО, разыграть eго в ситуации лечения и оформить действительноеокружение во время сеанса в соответствии с основной темой. Еслипроанализировать динамику этого феномена, мы обнаружим весьма интересныймеханизм, лежащий в его основе. Ясно, что бывает крайне неприятно убедиться вглубоком несоответствии своих внутренних чувств и ощущений событиям внешнегомира. По-видимому, гораздо проще переживать различные отрицательные эмоции каксоответствующие реакции на действительные внешние обстоятельства, существующиев настоящее время в объективной реальности, чем воспринимать их какнепостижимые и необъяснимые элементы, приходящие изнутри. Человек под влияниемЛСД, мучимый во время сеанса необъяснимым чувством вины, может в связи с этимпытаться наброситься на терапевта, оскорблять его, вести себя так, как он сам внормальном состоянии считал бы крайне неприемлемым, или же нарушать основныеправила терапии. Тогда чувство вины можно привязать к тому, что случается здесьи теперь и что может казаться полностью соответствующим ситуации. Подобнымобразом чувства тревоги и сознание серьезной угрозы, возникающие вбессознательном, могут в результате привести к маневрам, имеющим цельюспровоцировать враждебность со стороны терапевта. Тогда непонятные чувстватревоги принимают форму конкретных и знакомых страхов, таких, как страхпотерять поддержку со стороны терапевта или продолжить лечение. Поскольку этиискусственно созданные ситуации обычно менее релевантны, чем исходныетравмирующие события, тенденция экстериоризировать СКО может представлять собойвесьма эффективный защитный механизм против проявления бессознательногоматериала. Эта тенденция видна на примере случая из психолитической терапииРенаты, история болезни которой была представлена ранее.

В нескольких следовавших один за другимсеансах Рената настаивала на том, чтобы оставлять комнату терапии всякий раз,когда она чувствовала тошноту и боялась, что ее вырвет. Она просила об этом,несмотря на то что для таких случаев рядом с кушеткой стоял специальный сосуд.Терапевт скоро понял, что поведение пациентки свидетельствует о нескольконеобычном защитном механизме, и побеседовал с ней об этом. Рената объяснила,что делала это ради сохранения доброго к себе отношения с его стороны, что былонемаловажно для продолжения лечения. Ей казалось, что терапевт преисполнился бычувством отвращения, если бы оказался свидетелем столь «отталкивающего»зрелища, как рвота. Пришлось ее убеждать, что это довольно распространенноеявление во время сеансов и что терапевт, помогая многим пациентам в подобныхслучаях, не испытывает на этот счет особых эмоций. Было подчеркнуто, что длянее важно встретиться лицом к лицу с этой ситуацией и что отреагирование путемрвоты под влиянием ЛСД часто имеет важные терапевтические последствия. Врезультате прием, применявшийся до того Ренатой, был квалифицирован каксопротивление и бессознательный «саботаж» продвижению в лечении. Уже наследующем сеансе пациентка оказалась способной не препятствовать рвоте вкомнате терапии благодаря ободрению со стороны терапевта и положительнойобратной связи с ним. Это сопровождалось полным оживлением в памятиунизительной сцены из ее детства, когда она почувствовала себя очень плохо вовремя поездки в автобусе. Ее сильно вырвало, при этом она испачкала одеждуближайшего соседа. Это сильно смутило и расстроило мать, устроившую целую драмупо этому случаю, и она позднее часто напоминала ей об этом «позорном ишокирующем» событии и ее «недостойном» поведении.

Тенденция экстериоризировать бессознательныйматериал может стать необычайно сильной и создавать трудные для терапевтаситуации. Поскольку пациенты часто прилагают огромные усилия, заставляя егоиграть различные роли, соответствующие теме СКО, эти ситуации могутпредставлять собой реальный вызов с точки зрения динамики переноса иконтрпереноса. Для успешного продолжения лечения чрезвычайно важно, чтобытерапевт не дал вовлечь себя в роли, копирующие травматические элементыисходных ситуаций. Перед ним встает трудная задача: глубоко войти в процесс,оказывая искреннюю человеческую поддержку пациенту и вместе с тем не забывая освоей истинной роли, что позволяет ему быть в достаточной степени отстраненным,чтобы опознать маневры экстериоризации, интерпретировать их и подойти кпациенту так, чтобы благоприятствовать корректирующему эмоциональномупереживанию.

Вышеописанный механизм имеет и другую, стольже неотъемлемую сторону, а именно тенденцию внешних стимулов активизироватьсоответствующие СКО и способствовать их проявлению в сеансе. Это происходит втех случаях, когда специфические внешние влияния, такие, как элементыфизической обстановки, межличностная среда или терапевтическая ситуация,напоминают первичные травмирующие сцены или содержат идентичные компоненты. Этооказывается ключом к пониманию различных нефармакологических факторовчрезвычайной важности в динамике ЛСД-сеансов. Физическая и межличностнаяобстановка, поведение терапевта и других присутствующих на сеансе лиц и дажеразличные случайные происшествия во время сеанса могут иметь далеко идущиепоследствия для его содержания, течения и завершения. Активизация СКОспецифическими внешними стимулами, неожиданно включившимися в терапевтическуюситуацию, может быть продемонстрирована на примере исхода ЛСД-сеанса у Петра,случай болезни которого был приведен выше.

Одним из важнейших ядер переживания, котороеПетр вскрыл в своей ЛСД-терапии, была память о том, как мать запирала его втемном подвале, лишая пищи. Оживление этой памяти произошло совершенно случайноиз-за сердитого лая пробегавшей мимо открытого окна собаки. Анализ этогособытия указал на интересное соотношение между внешними стимулами ипробужденным воспоминанием. Петр вспомнил, что подвал, который матьиспользовала для наказания, имел маленькое оконце, выходящее на соседский двор.Когда Петра сажали в подвал, немецкая овчарка, привязанная у будки, лаяла почтибеспрерывно.

При ЛСД-терапии часто наблюдается явнонеподходящая и весьма преувеличенная реакция на различные стимулы внешнейсреды. Такое сверхреагирование является специфическим и выборочным, и его можнопонимать в терминах динамики управляющей СКО. Так, пациенты часто бываютособенно чувствительны к тому, что они обычно считают неинтересным, холодным и«профессиональным» лечением, когда пребывают под влиянием сгустка воспоминаний,включающих эмоциональную депривацию, отверженность или пренебрежение со стороныродителей или других людей, имевших к ним отношение в детстве. Работая надпроблемами соперничества с ровесниками, пациенты пытаются монополизироватьвнимание терапевта, хотят быть единственными у него или, по крайней мере, статьего любимцами. Им трудно принять тот факт, что у терапевта есть и другиепациенты. Они могут крайне раздражаться при виде знаков внимания, оказываемыхкому-то еще. Те из них, кто в других случаях не возражает против того, чтобыостаться одному во время сеанса, и даже хочет этого, не выносят, когда терапевтпо какой-то причине выходит из комнаты, где проходит сеанс, и у них начинаютвсплывать воспоминания, связанные с одиночеством в детстве.

В этой связи следует отметить и еще одиндинамический механизм. Он имеет важнейшее значение для понимания различныхосложнений ЛСД-терапии, в особенности таких, как задержанные реакции и такназываемые «обратные вспышки» (обратные кадры). Когда во время ЛСД-сеанса СКОактивизируется, но не завершается оживлением и повторным переживанием ядрапереживаний, пациент может оставаться под ее влиянием неопределенный периодвремени после сеанса. В этом случае двустороннее динамическое взаимодействие,описанное ранее, может наблюдаться и вне контекста сеанса. Такое лицопереживает усиление клинических симптомов, относящихся к этой системе, ивоспринимает реальность искаженной некоторым специфическим образом. Помимоэтого, испытуемый может иметь тенденцию экстериоризировать основную темусистемы или ее элементы в различных областях своей повседневной жизни. Он можетнеобычайно сильно реагировать на определенные ситуации и бытьсверхчувствительным к отдельным обстоятельствам. В его поведении можно увидетьсложные психологические маневры, направленные на провокацию специфическойответной реакции у партнера по общению. В результате ситуация может статьслепком травматического события, которое осталось подавленным и не разрешеннымв предыдущем сеансе. Наблюдение такой динамической взаимозависимости ведет кформулировке гипотезы относительно происхождения и динамики СКО, описаннойранее. Эта зависимость была важна для узнавания самоподкрепляющего характераэтих систем и концепции наложения новых слоев в различные периоды жизнииндивида посредством механизма «самоисполняющегося пророчества».

До сих пор в нашем обсуждении мы особовыделяли негативные СКО. Следует заметить, что подобную динамику можновстретить и в случае позитивных СКО, чему находится важное применение в техникеЛСД-психотерапии и в интеграции терапевтических изменений. Введениеположительных элементов в программу и обстановку ЛСД-сеанса может помочьпроявлению положительной СКО. Это может cлужить теоретическим объяснением иоправданием важности таких переменных, как фактор доверия в отношениях стерапевтом, подкрепляемый эстетически приятной, безопасной и комфортнойобстановкой, умиротворяющей музыкой к концу сеанса, использованием телесногоконтакта, переходом к прекрасному естественному окружению. Эти элементы— частые компонентыспонтанно возникающих положительных СКО, и при введении их в ЛСД-сеансы, онипомогают появлению положительных переживаний. Человек, пребывающий пол влияниемположительной СКО в заключительный период сеанса, в последующие дни обычноизлучает чувство оптимизма и воспринимает мир и других людей какпреимущественно хороших и дружелюбных. Этот новый, более открытый и искреннийподход к людям в социальных связях обычно пробуждает ответный отклик такого жехарактера и создает основу для постепенного положительного пересмотрамежличностных отношений.

Последовательные психодинамическиеЛСД-сеансы можно рассматривать как процесс постепенного раскрытия,отреагирования и интеграции различных уровней отрицательной СКО и открытияпутей влияния положительных СКО. Возникновение СКО оказывает влияние на всеаспекты переживания. Элементы отдельного СКО-сгущения продолжают появляться всеансах до тех пор, пока наиболее старое воспоминание не будет пережито зановои интегрировано. Когда это происходит, система теряет свою управляющую функцию,и ее производные уже больше никогда не появляются в последующих сеансах. Послеэтого другая система занимает ее место и преобладает в поле переживания. Часторазличные уровни двух или более СКО сменяют друг друга в своих управляющихфункциях в отдельном сеансе или последовательности сеансов.

ЛСД-сеансы вызывают глубокие изменения вдинамике и взаимодействии различных СКО и инициируют явные сдвиги в ихселективном влиянии на Эго субъекта. Понимание этого процесса чрезвычайно важнодля психотерапевтической работы с ЛСД на психодинамическом уровне. Применениеэтой концепции при клиническом использовании ЛСД будет рассмотрено в следующейкниге, где акцент будет сделан преимущественно на практике ЛСД-психотерапии.Здесь же о «клинике» речь пойдет лишь вкратце.

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 37 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.