WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 37 |

На тот период времени, когда элементы СКОвсплывают в сознании и преобладают в поле переживания, эта система выполняетуправляющие функции и определяет природу и содержание ЛСД-сеансов. Восприятиесебя и окружения искажается и трансформируется в сторону главного мотива испецифических компонентов всплывающей СКО. Иллюзорные трансформации лиц,присутствующих на сеансе, часто указывают на прототипы оживляемых переживаний,а специфические изменения помещения, где проводится терапия, или физическогоокружения, указывают на обстановку, в которой произошел инцидент. Они могутпредставлять символические вариации на общую тему личности и последовательностьимевших место событий. Однако руководящая функция не ограничивается толькоизменениями в восприятии. Общая эмоциональная атмосфера и особые оттенкинастроения, характер и содержание мыслительных процессов, реакция на окружениеи особенности поведения подвергаются характерному воздействию. То, что функцияактивизированной СКО является определяющей для содержания ЛСД-сеанса, можнопродемонстрировать на примере ранее обсуждавшегося материала.

Когда Петр прорабатывал самые поверхностныеслои описанной СКО, он видел терапевта, последовательно трансформировавшегося вего прошлых партнеров-садистов или же в фигуры, символизирующие агрессию,— палача, убийцы,средневекового экзекутора, инквизитора или же ковбоя с лассо. Он воспринималавтоматическую ручку терапевта как кинжал и ожидал нападения. Заметив на столенож с рукоятью из оленьего рога, он немедленно «увидел», как терапевтпревратился в свирепого разбойника. В нескольких случаях он хотел пострадать«за доктора», воздерживаясь от уринации. В этот период комната и вид из окониллюзорно трансформировались в разные виды обстановки, где имели местодействия, совершавшиеся когда-то с его партнерами-садистами. Когда дело дошлодо более глубоких слоев СКО, связанных со второй мировой войной, терапевт началпринимать облик Гитлера и других нацистских вождей, охранниковконцентрационного лагеря, эсэсовцев и гестаповских офицеров. Вместо обычныхшумов Петр слышал тяжелую поступь солдат в коридоре, фашистские марши инациональный гимн нацистской Германии. Комната, где проводилось лечение,последовательно трансформировалась в зал рейхстага с орлом и свастикой, в баракконцентрационного лагеря, в тюрьму с тяжелыми решетками на окнах и даже вкамеру смертников. Когда в этих сеансах начинало проступать ядро переживаний издетства, терапевт воспринимался уже в виде наказующих родителей. Петр пыталсяразыгрывать с ним различные поведенческие стереотипы, характерные для егодавнишних отношений с отцом и матерью. Терапевтический кабинет превращался вразличные части дома его детства, главным образом в темный подвал, куда егочасто запирала мать.

Сходная динамика на сеансах с ЛСДнаблюдалась и у Ренаты. Когда она работала над самыми поверхностными слоямиописанной СКО, лицо терапевта в нескольких случаях трансформировалось в лицо еемужа. Она подозревала, что он, подобно ее мужу, затаил агрессивный умыселпротив нее и собирается всерьез применить физическую силу. Иногда лицотерапевта представлялось ей похотливым лицом развратника, и она ожидала с егостороны сексуального нападения.

Рисунок Ренаты,показывающий вид сверху той ванной комнаты, где произошло травматическоесобытие.

При переносе отношения она демонстрировалапозицию, типичную для ее супружеской ситуации. Когда она восстановила слой,относящийся ко времени ее юности, терапевт последовательно становился то одним,то другим ее поклонником. Окружение воспринималось то как публичный парк, токак школа-интернат, то как отдельные места за городом, где она встречалась сэтими ребятами. Ко времени, когда ядро переживаний ее СКО было вскрыто, воблике терапевта проявились черты ее отчима — его выражение лица и огромныеволосатые руки, покрытые веснушками. И одет он был в пиджак, рубашку и галстук,какие обычно носил ее отчим. В другой раз врач оказался знаменитым чешскимсадистом-убийцей детей. Элементы ядра переживаний оказывали столь же сильноевлияние и на отношение переноса. Рената попеременно испытывала паническуютревогу в ожидании агрессивного сексуального нападения со стороны терапевта ирезко выраженный сексуальный импульс с тенденцией атаковать его. В еесексуальных устремлениях имел место сильный оральный акцент, и она былазахвачена идеей фелляции (fellatio). Большую часть прочих феноменов в этихсеансах можно истолковать как символические представления или намеки на ядропереживаний. Временами отчим возникал в виде опасного животного, вроде питонаили гигантского ящера. Было также множество сцен сексуального надругательстванад детьми, видений, связанных с фильмами, пьесами и книгами по этой тематике,вроде «Виа Мала» Джона Книттеля или «Залога» Фридриха Дюрренмата. Другиминтересным феноменом во время этих сеансов было повторяющееся видение башни— в разных стадияхколлапса и разрушения. Опираясь на описания Ренаты, можно сказать, что образыбашни были индикатором прогресса в лечении. Помимо многоуровневого исверхважного символического значения, они отражали также постепенные измененияв защитной системе пациентки и степени ее сопротивляемости тому, чтобы встатьлицом к лицу с ядром переживаний. Вследствие своего ценного иллюстративногохарактера, рисунки, отображающие эти видения полностью приводятся вкниге.

 

Сериярисунков, иллюстрирующая прогресс лечения Ренаты с помощью ЛСД и различныестадин проработки травмирующего материала из ее детства.


а) Видение Ренатойбашни в одном из ее первых ЛСД-сеансов, когда она впервые подошла к событию вванной комнате.

Стены башни представляют собой ее защитныемеханизмы, препятствующие идентификации травмировавшего события. Как указываетнадпись, башня построена из тревоги, событие в ванной заключено внутри башни, астрелы представляют атаки ЛСД.

б) Видение той жебашни на более позднем сеансе.

Атаки уже значительно повредили стены, нобашня укреплена железными листами. Одно место, где стрела проникла внутрьбашни, покрыто пересекающимися полосами скрепляющего бандажа. (Это двойственныйсимвол, поскольку он одновременно обозначает часть первоначальнойтравматической сцены —красный крест на маленьком ящике аптечки первой помощи, висящем на стене вванной комнате.)

 

в) Картина,возникшая у Ренаты сразу же после глубокого проникновения в оживленноетравматическое воспоминание.

Башня разрушается; кровь, текущая из-подобломков и щелей между камнями, связана с убитым гусем и кровотечением врезультате дефлорации Ренаты ее отчимом.

г) Визуализацияпоследовала немедленно после переживания, отображённого на рис. (в).

В левой части — дом, где жила семья, с ванной вмансарде. Высокая труба фабрики наклоняется через улицу и касается маленькойтрубы дома. В том же визуальном поле — мишень с пораженной «десяткой»(«Вот оно, мы попали!») Рената самостоятельно обнаружила сексуальный символизмэтой картины.

 

д) В одном изследующих сеансов башня возникла как руины.

Трава и деревья, растущие на руинах,представляют ожидания новой жизни. Мемориальная доска выполняет одновременнофункцию телевизионного экрана, на котором события в ванной комнате можно видетьболее отчетливо.

е) Полное повторноепереживание травматического события, приведшего в результате к временнойдезинтеграции Эго.

Это символизировалось видением гигантскоговзрыва, в котором и башня, и Рената оказались разорванными накуски.

 

ж) Эта картинапредставляет сцену, которая немедленно последовала за полным разрушением.

Появляется терапевт, бережно собирает кускитела Ренаты и складывает их вместе. Когда он держит ее на руках, появляетсябольшая радуга как символ надежды и оптимизма в будущем.

з) На этой картинеодного из последующих ЛСД-сеансов осталось только несколько камней от прежнейбашни.

Они образуют круг и окружены костром.Появилась новая, значительно меньшая башня, символизирующая восстановлениезащитных механизмов на более низком уровне.

 

и) Переживание,последовавшее вслед за изображенным на предыдущей картинке.

Рената у костра в образе людоедки, сварившейи пожирающей терапевта. Обпизывание его берцовой кости имеет символическоезначение и указывает на сосание пениса в первичной сцене. Удивленная своимбесстыдством. Рената нарисовала для сравнения сцену, символизирующую ееотношение к терапевту за год до этого сеанса.

к) Картина,показывающая дальнейшее развитие и модификацию маленькой башни: на нейпоявилась витая лестница, и она превратилась в наблюдательную башню.

С ее вершины Рената может теперь гораздолучше видеть, что же произошло в ванной. В то же время она может восприниматьвещи в лучшей перспективе, поскольку ее горизонт значительнорасширился.

 

л) Во время одногоиз последующих сеансов на месте первоначальной башни появляется нора в земле.

Ее возникновение совпадает с процессомтрансформации в либидозные чувства и с обнаружением Ренатой своейженственности.

м) В более позднейвизуализации углубление в земле оказывается более глубоким и широким:солдатский шлем внутри символизирует замужество Ренаты и некоторые прошлыетравмирующие переживания.

 

н) Картина, показывающаядальнейшее развитие норы: она превратилась теперь во вращающееся спиральноеобразование («шуруп»), еще глубже проникающее в землю Рената сама осозналасексуальное значение этой визуализации.

о) Это последняя извизуализаций «башенной серии».

Первоначальная твердая структура рассеяласькак фата-моргана, мираж в горячей пустыне. Обжигающий жар символизируетосвобожденное либидо Ренаты; низ башни (Эйфелева башня в Париже) предполагаеторально-генитальный контакт (французская любовь), который в этот моментдоминирует в фантазиях и мечтах Ренаты.

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 37 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.