WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 37 |

Оживление переживаний, составляющихразличные уровни СКО, — одно из наиболее частых и постоянно наблюдаемых явлений упациентов в ЛСД-психотерапии. Это повторное переживание весьма живо,реалистичной многообразно; оно характеризуется разными убедительными признакамирегрессии субъекта в те времена, когда он впервые переживал данное событие.Один из наиболее, важных аспектов этой регрессии состоит в том, что ощущениесвоего тела всегда соответствует возрасту, в который регрессировал субъект.Так, восстановление воспоминаний раннего младенчества включает чувстводиспропорции между размером головы и остальным телом. При оживлениивоспоминаний детства с сексуальным оттенком испытуемые с удивлением заявляют,что их пенис до смешного маленький, или же они могут ощущать, что на лобке нетволос, а молочные железы неразвиты. Весьма распространено наивное восприятиемира, отсутствие концептуальных рамок и переживание эмоций, типичных длявозраста, в который регрессировал субъект. В этой связи можно упомянуть и болееобъективные признаки, такие, как отдельные аспекты рисунков, выполненных впериоды регрессии, или наличие нейрологических рефлексов, свойственных раннимстадиям развития (рефлекс Бабинского, рефлекс сосания или так называемые осевыерефлексы). Важнейшие эмоциональные переживания оживляются вместе со всемифизиологическими, сенсорными, эмоциональными и психическими характеристикамипервичной реакции, а часто и с детальным реалистическим воспроизведениемсопутствующих ситуаций.

Некоторые пациенты в психолитической терапииспособны испытать глубокую возрастную регрессию буквально на первом жеЛСД-сеансе при относительно небольшой дозе. Такой легкий доступ к воспоминаниямдетства предполагается наиболее характерным для истериков. В более общем случаенеобходимо провести несколько сеансов со средней дозой, прежде чем начнетнаблюдаться более глубокая регрессия к детству. В исключительных случаях длянаступления ощутимой регрессии и оживления памяти детства требуетсязначительное число воздействий. Такая сопротивляемость регрессирующему действиюЛСД особенно типична для пациентов с острым неврозом навязчивыхсостояний.

Список характерных травмирующих переживаний,испытываемых как ядро переживаний отрицательных СКО, охватывает широкийдиапазон ситуаций, связанных с безопасностью и удовлетворением нужд ребенка.Наиболее старые ядра переживаний относятся к самым ранним стадиям младенчества,к периоду кормления грудью. Самым частым является оживление оральных (ротовых)фрустраций, связанных с жестким графиком кормления, с нехваткой молока, снапряжениями, тревогой, нервозностью, недостатком любви со стороны матери и сее неспособностью создать эмоционально теплую, мирную и предохраняющуюатмосферу. Столь же часто отмечаются и такие травмирующие переживания детства,как холод и другие неприятные ощущения, болезненные медицинские вмешательства,физические страдания во время болезней, насильственные процедуры илинеобходимость приема вызывающих отвращение жидкостей (рыбьего жира, различныхмедикаментов, сильных дезинфицирующих средств), угрожающие звуки, бомбардировканепереносимым потоком импульсов, которые ребёнок не в состоянии интегрировать,грубое лечение и эмоциональная изоляция. Иногда пациенты отмечали переживания,связанные с тем, что их роняли дети постарше или взрослые. Типичную группунеприятных переживаний составляют травмы, связанные с отнятием от груди и сискусственным кормлением, ассоциирующимся с твердостью и холодом ложки,скверным вкусом пищи или тем, что она слишком горяча, с небрежностью кормящего.У нескольких пациентов всплыли проблемы, связанные с зубной болью, когдапопытки кусать и жевать сопровождались болезненными ощущениями.

Особую важность представляют события,угрожающие жизни ребенка вследствие ограничения его дыхательной деятельности.Чаще всего при этом встречаются воспоминания об удушье в результате попаданияжидкости или твердых тел в дыхательные пути, об эпизодах, когда испытуемыетонули в ванне во время купания, о случаях дифтерии, удушливого кашля,пневмонии, о помехах от аденоидов, ограничивающих дыхание, об угрозепридавливания грудью или телом спящей матери.

Переживания периода между младенчеством идетством также часто оказываются важной частью негативных СКО. Это проблемы,связанные с уринацией и дефекацией, и конфликты с родительским авторитетом поповоду приучения к туалету. Среди других важных воспоминаний, весьма частоотмечаемых испытуемыми как травмирующие, случаи наблюдения половых сношенийвзрослых (особенно родителей — это первичные сцены с точки зрения Фрейда), обнаружениеанатомических различий полов, связанное со страхом кастрации или завистью кпенису, сексуальные взаимодействия со сверстниками, сексуальный соблазн состороны взрослых, ведущий к преждевременному сексуальному пробуждению, инаблюдение родов у людей и животных. Наиболее серьезными переживаниями этойкатегории являются переживания, связанные с мастурбационными манипуляциями принеоправданном страхе и чувстве вины или же при наказании за это со сторонывзрослых.

Травмирующие воспоминания более позднихпериодов жизни, находящиеся в тесной связи с ядром переживаний, весьмамногочисленны и охватывают довольно широкий диапазон. В этом контексте мнехотелось бы упомянуть лишь о наиболее частых из них. Эмоциональная неприязньсамых разных видов, а также события, вызывающие шок и ужас, грубое лечение,ведущее в результате к физическим и психическим страданиям, наиболее типичныдля этой группы. Столь же общим является заметное предпочтение родителями однихдетей другим и соперничество между братьями и сестрами, чрезмерноеиспользование отрицательных приемов в воспитании детей — таких, как постоянные придирки,провокация чувства вины, сравнивание с другими, унижение, высмеивание инедооценка со стороны родителей, братьев и сестер, ровесников, учителей иодноклассников. Другие частые ситуации характеризуются сложными семейнымивзаимоотношениями, ненадежным поведением взрослых родственников, включая сюдапренебрежение, предательство, ложь и нарушение обещаний, а также наблюдениесцен, расшатывающих родительский авторитет и порождающих чувствонеуверенности.

События отрочества очень редко становятсятипичными ядрами переживаний. Если же это случается, они обычно имеют формуподавленных стрессовых ситуаций в сексуальной сфере — таких, как изнасилование,совращение отчимом или мачехой и даже родителями и наблюдение жестоких иотвратительных сексуальных сцен. Обычно же воспоминания более поздних периодовжизни можно обнаружить в поверхностных слоях СКО, имеющих ядро переживаний враннем детстве.

Перечень приятных детских воспоминаний,составляющих ядро переживаний положительной СКО, значительно проще, чемперечень воспоминаний травмирующих. Он включает эпизоды безопасности иудовлетворения, такие, как переживание «хорошей груди» и других видовлибидозного и «ощущательного» удовольствия, чувства, что тебя принимают, любяти ценят, интереса и тяги к приключениям, к обычному нормальному окружению, кживотным и к играм со сверстниками.

Аутентичность и объективность детскихвоспоминаний в том виде, как они всплывают в ЛСД-сеансах, остается открытымвопросом. С первых же наблюдений за переживаниями этого вида я воспринимал ихкак довольно интересную теоретическую проблему и старался использовать вседоступные средства, чтобы в каждом отдельном случае провести объективнуюпроверку. Конечно, обстоятельства не всегда способствовали этому. Иногда янаталкивался на довольно скудные воспоминания со стороны свидетелей (родителей,старших сестер и братьев, знакомых, домашних докторов, учителей, прислуги ит.д.) и на отсутствие записей. В других случаях свидетели, которые могли быпомочь делу, были уже мертвы или же недосягаемы. Нередки были и такие случаи,когда эмоциональная природа проблемы делала проверку невозможной. Это былоособенно ясно в отношении ситуаций, в которых, как предполагалось, свидетельсам являлся участником пережитых событий, и для того, чтобы подтвердитьвоспоминание, он должен был бы допустить, что вел себя тогда нежелательным илинеприемлемым образом. Иногда, впрочем, необычная природа воспоминания и особыеобстоятельства давали возможность получить ценные данные и добиться некоторогопроникновения в проблему их аутентичности.

Глубокая регрессияв младенческое состояние с оживлением памяти о страдании и неприятныхпереживаниях, связанных с уходом. Символический образ «плохой»матери.

 

Рисунок,представляющий амбивалентное чувство, переживаемое пациентом, регрессировавшимв своем ЛСД-сеансе до раннего орального уровня. Такая задействованностьвоспринимается как разрушение объекта (здесь это символизируется огромнымизубами) и любовный союз (символизируется сердцем).

В этих отдельных случаях расспросы живыхсвидетелей, а также другие способы ведения исследований часто обнаруживалипоразительную точность некоторых из этих воспоминаний. Стало очевидным, чтособытия раннего детства и даже младенчества могут быть восстановлены вЛСД-сеансах с невероятной точностью, в самых мельчайших деталях. В этом можнобыло бы усомниться в том случае, если бы пациент брал инициативу на себя исобирал необходимые доказательства самостоятельно. При таких обстоятельствах неисключалось бы искажение данных. Однако большинство наиболее важныхдоказательств в пользу точности воспоминаний имело место в ситуациях, гдеисследование проводилось профессионалами, которые, ради того чтобы избежатьискажения информации, всячески противостояли суггестивному влиянию со стороныкак пациентов, так и свидетелей. Проблемы и противоречия, с которымивстретились исследователи этой области, можно лучше всего продемонстрировать нанескольких клинических примерах. Они были отобраны из десятков подобных имзаписей, собранных за десятилетие психолитической работы в Праге.

Дана, пациентка с довольно острой и сложнойневротической симптоматикой, вспомнила в ЛСД-сеансах один из травмировавших ееэпизодов своего младенчества, который она отнесла приблизительно к концупервого года жизни. Она в деталях описала интерьер комнаты, где случилось этособытие, вплоть до таких моментов, что оказалась в состоянии точновоспроизвести в рисунке узор на занавеси кроватки и на скатерти. Мать Даны,независимо от дочери, попросили описать комнату, о которой шла речь. Будучиознакомлена с материалом пациентки, она крайне удивилась точности описаниятравмирующего события, а также физического окружения в тот момент. Подобномногим другим родителям, столкнувшимся с оживлением таких событий в памяти, онасочла поразительной и пугающей саму мысль, что ее дочь имеет доступ кобстоятельствам своего раннего детства. Это вызвало в ней сильное чувство виныи привело к извинениям с ее стороны. Она не могла понять механизма доступа кстоль рамным воспоминаниям. Описание комнаты было фотографически точным даже всамых мелких деталях, аутентичность описания была вне всяких сомнений из-занеобычности мебели и некоторых других предметов интерьера. В комнате былозеркало непривычного вида, распятие на стене, нетривиальное по исполнению, авышивка и отделка отличались специфическими чертами. В этом случае явно не быловозможности передать эту информацию какими-либо средствами. До того какпациентке исполнилось два года, семья переехала в другое место, а дом вскоребыл признан негодным и снесён. Внутреннее убранство комнаты не использовалось вих дальнейшей жизни: мать Даны раздала многие вещи. Не было ни фотографиикомнаты, ни каких-либо ее описаний, и мать не помнит, упоминалось ли окаком-либо из предметов обстановки в присутствии дочери.

Второй пример касается более спорноговоспоминания. В этом случае удивительно не время, а содержание. Природаоживленного материала настолько необычна, невероятна, что врач считал этопереживание чистейшей фантазией до тех пор, пока отчет о нем не пополнилсядополнительными наблюдениями.

Ева, пациентка, проходящая психолитическуютерапию в связи с многочисленными невротическими симптомами преимущественноистерического характера, пережила в одном из ЛСД-сеансов весьма необычное идраматическое событие из своего детства. Она относит его к периоду, когда ейбыло 10 лет. Реконструкция имевшей место последовательности событий быласледующей: в это время они с братом, бывшим на год моложе нее, оченьзаинтересовались сексуальными вопросами и однажды обсуждали темы зачатия,беременности и родов, а также загадочную проблему, как мужчина и женщинаучаствуют в процессе воспроизведения. Поскольку предварительные изыскания, какоказалось, не привели к какому-либо удовлетворительному результату, они решилиобратиться за информацией к отцу. Выслушав их, отец решил, что лучший способпросветить детей — этопреподать им практический урок. Он позвал в комнату жену и заставил еераздеться. Вопреки ее возражениям и сопротивлению, он продемонстрировалсексуальное взаимодействие на глазах у детей. Во время акта отец воспользовалсяпрезервативом и объяснил им его назначение и применение. После совокупления оноткрыл дверцу печки и бросил кондом в огонь.

Переживание этого события сопровождалосьзначительным эмоциональным облегчением. После проработки этого переживания Евапоняла, что, по-видимому, именно это воспоминание объясняет многие еепсихопатологические симптомы и бросает новый свет на ее иррациональноеповедение, особенно в сексуальных ситуациях. Прояснилась для нее и навязчиваяозабоченность печкой: она не раз ощущала сильное желание сидеть перед ней,смотреть на огонь и ворошить палкой угли, будто стараясь отыскатьчто-то.

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 37 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.