WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 37 |

После долгой борьбы и эмоциональных мученийРената в конце концов преодолела свое неимоверное сопротивление, справилась ссобственными защитными механизмами и встала лицом к лицу с центральнымпереживанием системы. Это происходило на протяжении многих последовательныхсеансов некоторым «мозаичным» образом: различные фрагменты и грани ее сложнойистории вставали в ее памяти по отдельности и лишь затем собирались воедино водно осмысленное целое. Согласно окончательной реконструкции, ядро переживанийсостояло из следующих событий. Когда Ренате было семь или восемь лет, мать ушлаиз дому в субботу вечером, чтобы вместе с родственницей пойти в театр. Ренатаосталась дома со своим отчимом, которого она очень любила. Во время игр онивходили в тесное физическое соприкосновение. Отчим женился на матери Ренатыпоздно (пятидесяти пяти лет), после того как оставил полную риска и приключенийжизнь человека, много поездившего по свету. Между ними была большая разница ввозрасте. Согласно воспоминаниям, всплывшим во время ЛСД-сеанса, в тоткритический день отчим находился в ванной комнате, где должен был зарезать гусяк праздничному обеду. Во время этой кровавой процедуры в нем проснулисьсадистские наклонности, и он возбудился сексуально. Позвав Ренату ксебе вванную, отчим начал вести себя довольно странно. Он раздел ее, трогал и сосалразличные части ее тела, стимулировал руками ее гениталии и дефлорировал еепальцем. Потом он растегнул брюки и вложил ей в рот свой пенис. Попросил еесосать и лизать его, обещая, что тот вырастет и станет твердым. Ренатапредполагает, что в результате она стала свидетельницей извержения семени, чтоокончательно смутило ее. Важным аспектом этой сцены явилось изменение обликаотчима. Он выглядел совсем не таким, каким она привыкла его видеть: глазаприобрели лихорадочный блеск, а лицо как будто приобрело животное выражение.Некоторые элементы этого центрального переживания прослеживались до болеераннего эпизода, имевшего место, когда ей было четыре года. Они с отчимомиграли в кровати, и тот переместил ее к своей тазовой области, где онаобнаружила пенис в состоянии эрекции.

Согласно всплывшим воспоминаниям, этотравмирующее событие имело сложное продолжение. Предполагается, что отчимзатащил Ренату в подвал, бил ее и угрожал, заставляя держать в тайне сцену вванной. Он заставил ее поклясться, что она не расскажет матери о случившемся.Наказание в случае нарушения клятвы должно было состоять в том, что ее навсегдазапрут в темный подвал, отрежут язык или убьют.

Когда описанная СКО была редуцирована иповторно пережита в серии сеансов ЛСД, Рената сначала должна была проработатьнедавние болезненные сцены со своим мужем и сослуживцами, затем эпизоды снесколькими своими юными поклонниками и, в конце концов, различные аспектысамого ядра переживаний. Основная тема СКО также была представлена наЛСД-сеансах в многообразии символических метафор и намеков на книги, фильмы,картины и мифы, связанных с насилием, изнасилованием, сексом и смертью,сексуальными убийствами, оскорблениями детей, беременностью и венерическимиболезнями. Когда травмирующее переживание было восстановлено и интегрировано,Рената поняла, насколько глубокая связь существовала между ее невротическойсимптоматикой, иррациональным поведением и ядром переживаний. Она отыскалапараллели между своей канцерофобией и детской концепцией беременности, которуюожидала и боялась после сцены в ванной. Ипохондрические ощущения в различныхорганах, которые она интерпретировала как рак, оказалось возможным проследитьдо ощущений, связанных с манипуляциями ее отчима. Раздевание и прощупывание вовремя физического обследования, манипуляции пальцами в области гениталий вовремя гинекологических проверок, исследования в темных закрытых рентгеновскихкабинетах и намеренное введение фаллического инструмента во время бронхоскопии— все это включаетэлементы сцены в ванной и в подвале в более или менее замаскированной форме.Рената поняла также, насколько важную роль она сама играла в более позднихтравмировавших ее столкновениях с мужчинами. Это была необычная комбинацияфлирта и соблазнительного поведения с сопротивлением и отверженцем, котораяоказывала мощный стимулирующий эффект на ее мужа и сослуживцев и в конечномитоге толкала их к преследованию и посягательствам. Несмотря на то, чтосимптомы у Ренаты в значительной степени модифицировались и смягчились, они неисчезли после оживления переживаний СКО и ее ядра. Подобно Петру в предыдущемпримере, Рената обнаружила более глубокий источник своей психопатологии влежащих в ее основании разрушительных энергиях, связанных с травмой рождения.Основные аспекты ее симптомов — паническая тревога, боязнь телесных повреждений, агрессия,направленная внутрь и наружу, трудности с дыханием (которые она испытывала всвязи с ее «раком легких» и во время бронхоскопии), многие странныесоматические ощущения, а также смешение сексуальных и агрессивных чувств, сексаи смерти — являютсяобщей частью переживания при рождении. Когда Рената смогла проникнуть в этотслой, она обнаружила, что детальное содержание и динамика ее канцерофобии,появившейся позднее как непосредственная производная ее столкновения с отчимом,были также весьма логичны и объяснимы в связи с событиями на перинатальномуровне.

Картинасимволического видения, показывающая тесную связь между сексом и смертью вбессознательном Ренаты. Она изображает знаменитую колонну в Праге, воздвигнутуюв качестве магической защиты против эпидемии чумы. Здесь она обвита струящимисясперматозоидами. Пациентка интерпретирует чуму, так же как и проказу, рак ивенерические болезни, как наказание за сексуальные действия.

Видениефантастического животного в одном из ЛСД-сеансов Ренаты как символическоепредставление ее канцерофобии. Анализ показывает, что это был сложный образ синтересной структурой; все его живописные детали были в действительностиобусловлены символическими ссылками на травматические переживания Ренаты сосвоим отчимом, определяющие психогенез этого симптома.

Последний клинический пример указывает нате, что СКО вовсе не обязательно состоят только из воспоминаний о травмах,пережитых в межличностных отношениях и ситуациях, связанных с людьми. Иногда вСКО могут оказаться включенными и играть весьма важную роль травмирующиесобытия, связанные с животными и другими объектами, повреждения и раны,причиненные самому себе, а также болезни и другие ситуации, угрожавшие жизни ицелостности организма.

Ричард, студент двадцати шести лет, страдална протяжении ряда лет от острой непрекращающейся депрессии, приведшей к шестипопыткам самоубийства. В одной из них он принял крысиный яд, который, согласноего словам, отражал его чувства к себе и весьма низкую самооценку. Вдобавок унего бывали частые приступы интенсивной неоправданной тревоги, мучительныхголовных болей, сердечных недомоганий и острой бессонницы. Сам пациент связывалбольшинство своих недомоганий с нарушениями его сексуальной жизни. Хотя у негобыло много дружеских встреч с женщинами, сексуальные отношения не складывались,и он не мог создать ситуации, способствующей половому сношению. Он пыталсяснизить свое чрезмерное сексуальное напряжение с помощью интенсивноймастурбации, но за этим неизменно следовало глубокое чувство вины. Черезнерегулярные промежутки времени он оказывался вовлеченным в гомосексуальныеотношения, в которых всегда играл пассивную роль. Здесь ему удавалось достигатьвременного удовлетворения, но следующие затем чувство вины и угрызения совестиоказывались еще сильнее тех, что были связаны с мастурбацией. В состояниикрайнего отчаяния, вызванного неспособностью взять под контроль своисексуальные желания, он попытался кастрировать себя, приняв большую дозуэстрагонных гормонов. Психолитическое лечение он начал после долгогобезуспешного лечения рядом обычных методов.

Одна из наиболее важных СКО, вскрытых вовремя ЛСД-терапии у Ричарда, оказалась связанной с его пассивностью,беспомощностью и ролью жертвы. У него была тенденция играть эту роль в самыхразных жизненных ситуациях. Главной темой этой системы было столкновение сподавляющей внешней силой, которая надвигалась на него и угрожала ему, неоставляя ни малейшего шанса защитить себя или бежать прочь. Самые поверхностныеслои этой СКО относились к недавним травмирующим событиям его жизни. Ричард былисключен из университета после ряда неприятностей политического характера вовремя так называемого «культа личности Сталина». На начальных ЛСД-сеансах в неможили эти события, и он пережил чувство отчаяния в связи с несправедливостью ибеспомощностью человека, стоящего перед лицом мощных и разрушительных силсоциальной и политической природы, действующих при тоталитарномрежиме.

Более глубокий слой той же системы содержалконденсированный опыт, связанный с переживаниями Ричарда в связи с его жестокимдеспотичным и автократичным отцом, хроническим алкоголиком, подвергавшим сына ижену физическим наказаниям. Во время ЛСД-сеансов Ричард довольно полно иреалистично восстановил многие из таких эпизодов. Один из самых тяжелых случаевпривел в результате к серьезным физическим повреждениям в состоянии опьяненияотец ударил мальчика так сильно, что тот вышиб своим телом оконное стекло.Ричард получил много порезов и истекал кровью. Ему понадобилась срочнаямедицинская помощь в местной больнице, где дежурный хирург зашил его раны. Этотэпизод, так же как и многие другие, был повторно пережит с удивительнойживостью и сопровождался сильнейшими эмоциями.

Кроме этих переживаний, Ричард прошел черезмножество символических конфликтных сцен, связанных с отцом. В одной из них онкак бы превратился в карпа, плававшего в пруду, а отец — в рыбака с длинной удочкой.Ричард, как карп, был пойман, извлечен из пруда и умерщвлен мощным ударомкулака.

Следующий слой СКО состоял из несколькихболезненных воспоминаний детства. Первое из них произошло предположительно в товремя, когда Ричарду было семь лет. Однажды он попытался исследовать домашнийрадиоприемник и получил сильный удар током. Второе относилось к серьезномудетскому заболеванию. Вспоминая это событие, он почувствовал себя закутанным водеяла и задыхающимся от дифтерийных псевдомембран, забивших его горло. Другоетакое воспоминание включало ситуацию, когда он тонул в ванночке, посколькукупавшая его мать отлучилась ненадолго на кухню присмотреть заплитой.

Ядро переживаний этой системы оказалосьвесьма необычным и интересным. Несмотря на весь ужас, который переживал Ричард,пытаясь восстановить свое давнишнее состояние, этот эпизод не был лишенопределенного ситуационного юмора. В течение какого-то периода перед полнымвосстановлением инцидента во время ЛСД-сеансов в памяти Ричарда началивозникать отдельные элементы деревенской жизни в различных сенсорныхмодальностях. Он видел косы, серпы и грабли, созревший хлеб, мягко колышущийсяна ветру, пасущихся коров и лошадей, полевые цветы на фоне голубого неба, ломтихлеба и молоко —типичная еда фермера, работающего на поле. Все это сопровождалось характернымизвуками крестьянской жизни — перезвоном, перестуком, мычанием, блеянием, лаем, кряканьем. Ончувствовал, как легкий ветерок пробегает над полем, ощущал запах созревшихколосьев, свежеиспеченного хлеба, травы и полевых цветов. Сопутствующие жеэтим, казалось бы, идиллическим переживаниям эмоции совсем не соответствовалиим: они включали чувства тревоги, депрессии и беспомощности. На одном из этихсеансов Ричард неожиданно регрессировал далеко в младенчество и вспомнил себягодовалым ребенком, завернутым в одеяло и лежащим в траве на краю поля, покавзрослые убирали урожай. Он увидел корову, приближающуюся к нему. Она щипалатраву в непосредственной близости от его головы, а затем несколько раз лизнулаего в лицо своим шершавым языком. При оживлении этого эпизода голова коровыпредставлялась ему настолько огромной, что заполняла всю комнату, в которойпроходил сеaнс. Ричард обнаружил себя беспомощно взирающим на чудовищнуюкоровью морду, с которой стекала слюна, и почувствовал, как эта слюна заливаетему лицо. Пережив счастливый конец ситуации, когда взрослые обнаружилислучившееся и избавили его от коровьей нежности, Ричард почувствовал огромноеоблегчение и прилив жизненных сил. Он хохотал целых пять минут и обрелспособность шутить над этим столь потрясшим его случаем.

На более позднем сеансе Ричард обнаружилглубокую функциональную связь между основной темой этой СКО и испытаниями,связанными с его биологическим рождением. Молодой человек пришел к заключению,что родовая травма явилась фундаментальным прототипом всех тех ситуаций, вкоторых он чувствовал себя совершенно беспомощным, отданным на милость внешнихразрушительных сил. После переживания повторного рождения в ЛСД-сеансах уРичарда начались длительные положительные экстатические чувства. Ониознаменовали радикальное улучшение его клинического состояния. Полностьюисчезли депрессия, тревога и психосоматические симптомы, он почувствовал себяпреисполненным активности и оптимизма. Его представление о себе значительноулучшилось, он оказался способен на эротические отношения с женщиной и имелпервое в своей жизни гетеросексуальное половое сношение.

СКО, подобные трем описанным ввышеприведенных примерах, можно обнаружить у многих психически больных,подвергающихся психолитической терапии. Поскольку эти системы оказываютсявесьма важными для понимания психодинамических переживаний в ЛСД-сеансах,представляется уместным более детально обсудить проблемы их возникновения,динамики и проявления во время действия ЛСД.

Происхождение и динамика СКО

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 37 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.