WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 24 |

6.4.1. Рефлексия является наблюдением. Обычно наблюдение у нас отождествляется с вниманием, но рефлексия не тождественна вниманию. Внимание — как бы "представитель" рефлексии в целостной психической системе и, будучи элементом такой системы, не может не вносить в ходе изменения своих характеристик соотнесенные с ними изменения других элементов. Внимание организует, формирует и преобразует свой объект, в то время как рефлексия представляет собой чистое наблюдение над всеми содержаниями сознания, в том числе и над процессами внимания, не вносящее никаких изменений в психическую систему и ее составляющие. Именно поэтому мы говорим о рефлексии как метапсихической инстанции.

6.4.2. Поскольку рефлексия надстраивается над всеми психическими содержаниями, упражнения, направленные на ее развитие, надстраиваются над упражнениями, развивающими и формирующими психические функции и механизмы.

Первым инструментом формирования новой ЛПС является внимание, выделяющее, рафинирующее, комбинирующее психические функции и механизмы. В дальнейшем именно внимание становится главным инструментом осуществления психонетических процедур.

Поскольку внимание является изменяющим работу психической системы наблюдением, т.e., тем механизмом, который при недостаточно корректной работе может замещать собой рефлексию, затрудняя тем самым построение рефлексивной инстанции, целесообразно в качестве первых упражнений избрать рефлексивную надстройку над психотехническими упражнениями по управлению вниманием.

6.4.2.1. Работа с двумя состояниями внимания — KB и дКВ и управляемым переходом от одного состояния к другому позволяет с самого начала отделить рефлексивное наблюдение от внимания. Обучаемым предлагается на базе освоенных ими упражнений по управляемому переходу от KB к дКВ произвести ряд упражнений (постоянное расширение зоны внимания, сочетание дКВ в одной части поля зрения с KB на объекте, расположенном в другой части, стандартные упражнения по дКВ, переход от дКВ к KB и наоборот по команде и т.д.) в сочетании с наблюдением за динамикой внимания. Наблюдение динамики перехода — расширение зоны внимания, "сгущения" внимания вокруг прегнантных фигур, разрывы "поля" внимания, распространение зоны внимания по всему полю зрения и его разрушение, "сгущение" внимания вокруг движущихся элементов и т.д. позволяют выделить тот зачаток рефлексии, из которого должно развиться метапсихическое образование.

6.4.2.2. Следует с самого начала четко разграничить рефлексию и оценивающие функции. Операторы, как правило, в начале обучения не обладают опытом рефлексивных переживаний и примешивают в рефлексивное наблюдение эмоциональные и мыслительные оценки. Тенденция подменять собственно рефлексивный процесс в чистом виде его отражениями в функциях мышления и др. должна быть подавлена в самом начале. Задача облегчается предшествующим опытом выделения и использования семантической составляющей образа. Опыт чисто семантических переживаний без опоры на формальные соответствия безусловно помогает в определении чисто рефлексивной позиции, но и он не снимает основных трудностей. Это самый сложный этап в развитии рефлексии, поскольку внешних критериев для оценки правильности выполнения упражнений нет. Опытный инструктор по описаниям-самоотчетам испытуемых может понять о чем идет речь, но формализовать обработку самоотчетов весьма сложно, если не невозможно вообще.

6.4.2.3. С введением регулярных развивающих рефлексию упражнений устанавливается определенная иерархия работы: внимание контролирует психические функции, а рефлексия контролирует внимание, в том числе и модифицирующее воздействие внимания на его объекты.

6.4.3. Второе назначение рефлексии в рамках психонетически ориентированных психотехник заключается в фиксации обычно нерефлектируемых психических содержаний — спонтанно возникающих мыслительных и образных потоков, колебаний фона восприятий, различных фаз реализации волевого акта, динамики измененных состояний сознания, переходов состояний сознания, которые не могут быть зафиксированы без специальных навыков рефлексии, например перехода от бодрствования ко сну. Эти задачи не могут быть решены, если наблюдение ведется из некоторой точки, соотносимой с наблюдаемыми содержаниями. Обычно позиция наблюдателя, "я -наблюдателя", представляется частью (точкой или, реже, небольшим объемом), причем, как правило, центральной частью психической системы. Метафора точки переводит наблюдателя в положение одного из элементов психической системы, что ведет к искажению наблюдаемого. Эта метафора тесно связана с метафорой перспективы с ее неизбежными искажениями наблюдаемого пространства. Метафора точки может быть преодолена лишь метафорой пространства, вмещающего в себя различные содержания и находящегося в равных отношениях со всеми ними. Наблюдаемые явления должны переживаться как находящиеся внутри наблюдателя, в его пространстве.

Рефлексия как метапсихическая инстанция, спроецированная на психическую систему, должна стать пространством, в котором протекают все психические процессы. Тогда переживание "я-точки" либо становится одним из объектов рефлексии, либо "я-точка" превращается в "я-пространство". Подобно тому, как переживание "я-точка" является следствием концентративного процесса, переживание "я-пространство" может быть сформировано в результате особым образом проведенной дКВ. В этом случае внимание равномерно распределяется по всему внутрипсихическому пространству, начиная с точки, отождествляемой с "я". Подробности такой процедуры понятны только при наличии опыта предыдущих упражнений и выстраиваются в диалоге с опытным инструктором.

Все, что касается рефлексии, вообще с трудом поддается однозначному описанию. Трудности изложения этого вопроса очевидны. Неразвитость рефлексии как метапсихической инстанции означает и неразвитость языкового описания рефлективных реалий. Поэтому оформление методик развития рефлексии в виде текста-монолога возможно лишь как перечень названий этапов и имен инструкций, но не как описание конкретной психотехники. Поэтому-то и необходим диалог с инструктором как форма инициации рефлексии. В ходе такого диалога выявляются важные нюансы упражнений, скрывающиеся под оболочкой либо одинаковых, либо парадоксальных слов.

6.4.4. После того, как рефлексивное пространство сформировано, следует принять его в качество синего рода "неподвижной системы" наблюдения. Метафора "неподвижной системы отсчета" позволяет при наблюдении спонтанно протекающих процессов выявить тенденцию вовлечения рефлексии в эти процессы, когда рефлексия вырождается во внимание, привязанное к процессу и управляемое им. В отличие от первичного различения внимания и рефлексии здесь устанавливается понимание иерархической взаимосвязи между ними. Рефлексивное рассмотрение оценочных функций на этом этапе позволяет не только очистить рефлексивное пространство от примесей нерефлексивных процессов, т.е. стабилизировать его, но и соотнести его с психическими функциями в их же плоскости, превращая тем самым рефлексивное пространство в определенную функцию, работа которой несводима к работе юнговских функций.

6.4.4.1. В самим деле, рефлексивное пространство позволяет получать результаты, недостижимые при использовании других психических функций и их комбинаций.

6.4.4.1.1. В стабилизированном рефлексивном пространстве возможно наблюдение и целенаправленная модификация фона, невозможная при опоре на юнговские функции, стремящиеся, наоборот к выделению из фона определенных психических форм. Продукты мышления, ощущения, интуиции, чувствования, фантазии представляют собой законченные ограниченные формы, противопоставленные фону. Фон же сам по себе может быть пережит лишь как реальность, к которой неприменимы ни понятия ограниченности, ни формы-фигуры. Работа любой юнговской функции разрушает фон как таковой и способ, каким она этот фон разрушает определяет ее специфику. Фон же как представитель Хаоса в психической системе только противопоставленфункциям, но не сопоставлен с ними. Рефлексивное пространство, обеспечивая сопоставление вводит фон в число осознанных психических содержании, допускающих конструктивные формы работы с ними.

6.4.4.1.2. Юнговские функции используют при своей работе механизмы внимания, но внимание не становится объектом их работы. Рефлексивное пространство позволяет наблюдать процессы внимания. причем, поскольку внимание погружено в рефлексивное пространство, оно рассматривается как одно из содержаний психической системы, наравне с конкретными восприятиями, образами, эмоциями, оценками, мыслительными операциями.

6.4.4.1.3. В стабилизированном рефлексивном пространстве появляется возможность наблюдать и переходы от одного состояния сознания к другому. Обычно такой переход сопровождается модификацией внимания и разрывом субъективной непрерывности потока сознания. Измененные состояния сознания потому и являются измененными, что предполагают иную организацию формально-чувственной среды, не имеющей точек соприкосновения со средой обычных состояний. Примером может служить переход от бодрствования к "быстрому" или "медленному" сну, т.е. переход в состояние, в котором как правило не представлены ни текущие ситуации с их упорядоченностью во времени, ни целенаправленная деятельность бодрствующего сознания (исключения из этого правила в естественных условиях носят случайный и неуправляемый характер). Разрыв непрерывности потока сознания в этом и других сходных случаях обусловлен тем, что переход от одной среды к другой происходит в условиях отсутствия представленной в сознании объемлющей их метасреды. Рефлексивное пространство и выполняет роль такой метасреды. Это означает, что рефлексивное пространство шире и объемнее любого конкретного состояния сознания. Мы бы могли назвать это пространство фоном, но фоном особого рода — фоном, собравшем в себе всю "материю" сознания психической системы.

Отработка наблюдения переходов состояний сознания усиливает рефлексивное пространство, понимаемое как функция. Рефлексивное пространство связывает между собой ЛПС, которые до работы с рефлексией не соприкасались друг с другом. Критерием сохранения непрерывности потока познания при переходе от одного состояния к другому является возможность использования в измененных состояниях сознания всего объема воспоминаний состояния нормального бодрствования, в том числе воспоминаний о событиях и намерениях, непосредственно предшествовавших переходу в измененные состояния. Проверяемым критерием здесь служит выполнение какого-либо задания (например, построение сложного числового ряда, проведение арифметических расчетов или построение динамического визуального образа), начатого до перехода, продолженного в сформированном состоянии и завершенного после выхода из него.

6.4.5. Поскольку рефлексивное пространство является фоном для других сред, его можно рассматривать как приближение к нулевой среде. Будучи актуализированной, нулевая среда становится частью психической системы, поскольку знание о ее существовании включается в качестве одного из психических содержаний в структуру системы. Рефлексия, сохраняя свой метапсихический характер, порождает внутри психической системы как бы своего представителя — рефлексивное пространство, приобретающее характер психической функции.
Психическая система тем самым расширяется, включая в свой состав новые компоненты. Работа рефлексивного пространство отличается по своим результатам от работы других психических функций — оно не влияет на наблюдаемые психические содержания, не модифицирует их, но меняет дальнейшую траекторию психическом системы, привнося в нее новый элемент — знание о ранее не осознававшихся процессах.

6.4.6. Актуаличацин рефлексии и формирования рефлексивного пространства становятся возможными лишь при условии предварительного овладения техникой выделения и изоляции семантической составляющей. Основа рефлексии — переживание своего "я" как актуальной данности. "Я" представляет собой чисто семантическое переживание, которое в обычных условиях легко подавляется другими формально-чувственными переживаниями. Длительное удержание семантической составляющей и придание ей качества активности дает возможность при переносе этой техники на "я"-переживание длительно сохранять рефлексию актуализированной, рефлективное пространство стабильным и тем самым не вовлекаться в
психические процессы, основанные на формально-чувственной динамике. Это позволяет оградить психическую систему от внешних нерефлектируемых суггестивных воздействий и создает основу для дальнейшей работы с измененными состояниями сознания.

6.5. Волевое управление психическими процессами. Говоря о воле как метапсихической инстанции мы подразумеваем спонтанную причинно не обусловленную формирующую активность. Воля находится вне психических структур и вне психических содержаний, но формирует их в пределах психической системы. Соотношения воли и проявленных психических содержаний таково же как соотношения между ними и семантическим континуумом. Каждый формирующий волевой акт определенен, но определенность его становится явной лишь при проявлении в формально-чувственных средах. Единичный волевой акт порождается волевым импульсом, который содержит в себе как определенный, "этот" волевой импульс (ВИ), всю определенность семантического инварианта, но, в отличие от последнего, в нем наличествует активность. Активность ВИ означает, что он принципиально процессуален и существует лишь как процесс разворачивали”, подобный процессу разворачивания СИ.

6.5.1. Воля относится к числу граничных категорий. Активность как таковая не может быть адекватно воспроизведена в языках, опирающихся на фиксированные знаки и работающих на основе закона достаточного основания. Обычные языки приспособлены для описания реактивных событий, но не активных. В пределах психической системы фиксируются лишь последствия разворачивания волевого импульса и опыт чисто волевого переживания встречается редко. Попытки последовательного описания ВИ ведут к парадоксам и противоречиям.

6.5.2. Волевой импульс не может быть порожден содержаниями психической системы, но моделируется процессом порождения образов.

Этот процесс, трактуемый как внутрипсихическое описание разворачивания волевого импульса, необходим для придания процедуре разворачивания СИ целенаправленного контролируемого и непрерывного характера.

6.5.2.1. В обычных условиях деятельности человек, как правило, не сталкивается с процессом непрерывного изменения образов, соответствующих данному СИ. Однако зачаток такой имеется.Это феномен константности восприятия. Константность образа может рассматриваться как спонтанное преобразование формы носителя в континууме сред, различающихся расположением объекта по отношению к воспринимающему, освещенностью, степенью помех и т.д. Константность ограничивается только участком от М-точки до ST-перехода.

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 24 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.